В Ликуде наказывают за инакомыслие

В старом советском анекдоте умирающий армянин попросил у односельчан беречь евреев. На удивленные вопросы он ответил: «Их добьют — за нас возьмутся». Йоэль Нагер, еще совсем недавно занимавший почетный и влиятельный пост заместителя председателя молодежного отделения «Ликуда», почувствовал всю мудрость этого анекдота на собственной шкуре.

Приструнив левые НКО, научив ходить по струнке активистов «Шоврим штика», поручив сотрудникам ШАБАКа проводить душеспасительные беседы в аэропорту им. Бен-Гуриона с теми, кого сочли неблагонадежными , в коалиции немного заскучали, но быстро переключились на поиски внутреннего врага «из своих».

Вина Нагера, за которую он был немедленно снят с должности, заключалась в том, что в один прекрасный день он отправился в Рамаллу и, вместе с активистами «Шалом ахшав», встретился с председателем ПА Абу-Мазеном. Тем самым Абу-Мазеном, с которым лидер «Ликуда» Биньямин Нетаниягу встречался не раз и не два.

И хоть попутчики, которых выбрал себе Нагер для поездки, действительно, не совсем привычные для члена «Ликуда», поспешное наказание удивило многих, и прежде всего самого Нагера. Особенно если учесть, что совсем недавно нынешнее правительство практически в открытую вело переговоры с руководством ХАМАСа. Но что дозволено Юпитеру, не дозволяется молодому амбициозному политику, который — о ужас! — не стесняясь говорит о мире, причем от имени правящей партии.

Что это говорит о состоянии свободы слова в нашей стране, готовности выслушать иное мнение и плюрализме вообще, объяснять не нужно. Впрочем, Нагер готов отстаивать свое право на независимость мышления. Сегодня, когда из правящей партии постепенно исчезли все независимо мыслящие политики, эта позиция оказывается далеко не тривиальной.

— Прежде всего, поясните, как активист «Ликуда» оказался в Рамалле в компании активистов «Шалом-ахшав» и депутатов от левого лагеря?

— Они сами обратились ко мне и предложили мне поехать, как заместителю председателя «Молодежи Ликуда». И я согласился.

— Насколько известно, подобные предложения поступали и другим представителям правого лагеря, который меньше всего ассоциирует себя с «Шалом ахшав». Почему же согласились только вы?

Я точно знаю, что в прошлых поездках принимали участие представители самых разных политических партий, включая ШАС. В этих визитах нет ничего такого, что могло бы навредить государству, нет ничего проблематичного. В конечном итоге, целью поездки является знакомство с людьми, которые живут на расстоянии 25 минут езды от твоего дома, прямо за забором.

— Для вас это была первая встреча с Абу-Мазеном?

— Да, это так.

— Может, вами двигало исключительно чувство любопытства?

— Будучи заместителем председателя «Молодежи Ликуда», я понимаю, что когда-нибудь настанет время нам, нашему поколению и мне лично, перехватить бразды правления государством. Это наверняка будет включать в себя участие в определенных процессах, которые связаны с Израилем, его статусом на международной арене и окружением. Поэтому важно лично знакомиться со всеми действующими лицами. Не через прессу, не глазами других — мне хотелось увидеть все собственными глазами. Что я и сделал. В этом нет ничего предосудительного.

— Почувствовали ли вы особое отношение к собственной персоне со стороны палестинцев, ведь, скажем прямо, представители правого лагеря в последнее время — редкие гости в канцелярии председателя ПА?

— Думаю, да. Они несомненно были рады представителю правого лагеря. Мне показалось, что в них пробудилась некая надежда, что ситуация может измениться и процесс сдвинется с мертвой точки.

— Какие выводы вы сделали для себя после этой встречи? Изменилось ли ваше представление об Абу-Мазене, в лучшую или худшую сторону, после личного знакомства?

— Я не был знаком с Абу-Мазеном до этой поездки. Как и все израильтяне, я был немало наслышан об этом человеке. Вполне возможно, что все эти истории — чистая правда, это не столь уж и важно. Я вышел с этой встречи с ощущением, что при правильном диалоге, при верно выбранной стратегии можно построить базу, на которой можно будет возобновить стратегический диалог с палестинцами в обозримом будущем.

— Диалог с Абу-Мазеном или с его преемником?

— Если к тому времени руководить будет Абу-Мазен — то с ним, если нет — то с его преемниками. Не будем забывать, что ему уже за 80, и он не сможет вечно оставаться у власти. И мы не можем знать наперед, кто сменит его на посту председателя ПА —  будет ли это человек умеренных взглядов или экстремист. Абу-Мазен в представлениях многих людей считается человеком умеренным, Биби, кстати, тоже так считает. Нетаниягу несколько раз заявлял, что он протягивает нашим арабским соседям руку мира, палестинцам остается лишь захотеть пожать ее. Биби обсуждал с Абу-Мазеном идею двух государств, в этом тоже нет ничего нового. Мне кажется, что сложилась удачная ситуация, в которой можно начать продвигать процесс при безоговорочной американской поддержке, имеющейся сейчас. Мы можем достичь удачного соглашения при американском спонсорстве.

— Но в «Ликуде» всеми силами стараются забыть о принципе двух государств, который стал ключевым в программном выступлении Нетаниягу в Бар-Иланском университете. Сегодня он предпочитает об этом не вспоминать…

— Это неважно. Биби говорил про два государства? Говорил. Значит, должен отвечать за свои слова. Я не говорил в Рамалле ни про два государства, ни про территории, ни про статус Иерусалима — у меня нет полномочий высказываться на эти темы. В этих вопросах я полностью доверяю главе правительства и оборонной системе. Но твердо знаю, что если назвался груздем, то обязан залезть в кузов. В политике нужно действовать, и я пришел в политику, чтобы менять действительность, тяжело работать и спасти мой народ.

— А теперь перейдем к тому, что произошло после возвращения из Рамаллы. Вы были удивлены такой жесткой реакцией товарищей по партии?

— Честно говоря, меня очень удивило, что эта история разрослась до таких масштабов. Люди, которые попытались продвинуть свои интересы за мой счет, превратили это в событие чуть ли ни мирового масштаба. И мне очень жаль, что так произошло.

Нужно понимать, что в группе, которая называется «Молодежь Ликуда», в последнее время все больше представителей поселенческого движения. Эта группа, которая не имеет официального статуса, но пользуется определенным влиянием внутри партии, в последнее время ушла далеко вправо, гораздо правее официального «Ликуда».

— Именно так говорят в последние годы и о самом «Ликуде» — что он смещается все правее до такой степени, что трудно различить, где заканчивается когда-то правоцентристский «Ликуд» и где начинается куда более правый «Еврейский дом».

— В конце концов, это влияние идет снизу, из масс. Каждый депутат подсчитывает голоса потенциальных сторонников и следит за тем, чего требуют рядовые избиратели. К сожалению, в «Ликуде» и в его молодежном движении в последнее время все сильнее голоса людей со взглядами не просто правыми, а ультраправыми. Я к ним не отношусь, хоть и был одним из активистов молодежного крыла. Я представляю людей, которые все еще являются большинством в правящей партии — людей вменяемых, интеллигентных, которые, в конце концов, просто хотят спокойной жизни. Большая часть общества хочет жить в мире, безопасности, в государстве с развитой экономикой.

— Получили ли вы поддержку или, наоборот, услышали слова осуждения, со стороны депутатов кнессета или других видных партийных деятелей после поездки в Рамаллу?

— Ко мне обратились люди из ближайшего окружения главы правительства…

— По просьбе Нетаниягу или по собственной инициативе?

— Не знаю, было ли это сделано по его личной просьбе, но, тем не менее, факт говорит сам за себя. Они были заинтересованы услышать из первых уст, что произошло во время встречи, о чем велись разговоры и так далее. Никто не выражал своего осуждения. Звонили депутаты, звонили министры. Ни одного упрека в мою сторону я не услышал. Были проявлены искренний интерес и желание услышать обо всех подробностях визита. Высказали немало слов поддержки, и я благодарен им за это.

— Вы не сожалеете, что отправились в Рамаллу?

— Конечно, нет. Мне кажется, эта поездка была очень важна. Человек, который не в состоянии говорить о мире, никогда не сможет стать настоящим лидером. По крайней мере, так, как я представляю себе образ лидера.

— Сказать честно, ваши взгляды отличаются от генеральной линии «Ликуда» 2018 года. Там не говорит о мире, только о безопасности; о том, что региональные конфликты будут сопровождать Израиль еще долгое время и нам нужно быть готовыми продолжать жить с мечом в руке. Таким образом, ваш голос звучит диссонансом в рядах вашей собственной партии. Может быть, вы пошли не в тот политический лагерь?

— Я и многие мои партийные товарищи не хотим войны, с кем бы то ни было. Если война неизбежна и у нас не остается иного выхода — то Израиль умеет воевать и побеждать в сражениях. Но прежде всего нужно стремиться к миру. Как говорится в псалмах Давида — «Уклоняйся от зла и делай добро, желай мира и стремись к нему». Кто я, чтобы оспаривать эти строки? Я никого не боюсь. Тот, кто хочет объявить мне войну, получит достойный отпор. Но человек, протягивающий мне руку мира, увидит во мне достойного партнера для переговоров.

— Где мы увидим вас через 10 лет?

— Честное слово, я не знаю. Хочу надеяться, что на важном посту, где я смогу действовать во благо интересов Израиля.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Алон Рон

На фото: демонстрация «Молодежи Ликуда», 2012 г.


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend