Фото: Kin Cheung, Reuters

В Китае мысли – криминал

Полицейские явились в дом к Дженнифер Зенг в два часа ночи. Они разбудили ее и ее семью, сообщив, что пришли арестовать Дженнифер.

«Наше руководство в Пекине следит за тобой», – сказал ей один из нежданных ночных гостей. Когда она попыталась выяснить, за что ее арестовали, полицейский на мгновение задумался, а затем сказал: «Твои мысли». Вскоре после этого писательницу доставили в концлагерь в Пекине, называющийся «лагерь перевоспитания», и тяжелые кованые ворота с грохотом захлопнулись за ней.

«В первый же день нас вынудили сесть на корточки, склонив голову и глядя на ноги; таким образом, мы сидели на солнце пятнадцать-шестнадцать часов, пока не стемнело. В какой-то момент пожилые женщины, которые были среди нас, стали терять сознание. Я попросила ручку и листок бумаги, чтобы написать прошение с требованием прекратить эти издевательства. Когда охранники это услышали, они подошли ко мне, схватили, вытащили во двор и ткнули в меня электрошокерами. Это было ужасно и я потеряла сознание».

К моменту ареста Зенг, имевшая степень магистра в научной сфере, принадлежала к высшему сословию китайского общества, была замужем, у нее была дочь, и она даже состояла в коммунистической партии, управлявшей страной в течение семидесяти лет. Ее единственным преступлением, как она поясняет, оказалась принадлежность к движению Фалуньгун (или как его еще называют – Фалунь да фа), базирующемуся на традиционной китайской гимнастике цигун в сочетании с некоторыми элементами буддизма, даосизма, конфуцианства и китайских народных верований; кроме того, Фалуньгун исповедует три главных принципа: истина, доброта, терпение.

В начале девяностых годов прошлого века китайский правящий режим поддерживал это движение, но, спустя какое-то время, когда выяснилось, что Фалуньгун становится массовым явлением, и число его сторонников достигло семидесяти миллионов человек, превысив число членов компартии, отношение властей резко изменилось. В результате сторонников Фалуньгун стали преследовать. Собственно говоря, в Китае любая массовая организация представляет собой угрозу правящему режиму, а уж столь многочисленное, как вышеназванное движение – тем более.

По данным различных правозащитных организаций, в «лагерях перевоспитания» – а точнее, в концлагерях – активисты Фалуньгун подвергаются жестоким пыткам и принудительному труду в лучшем случае, а в худшем – их просто убивают, а затем извлекают органы из трупов для незаконных пересадок.

В настоящий момент Дженнифер Зенг находится в Израиле: она будет представлять документальный фильм «Освободить Китай – мужество веры», который покажут в синематеке Тель-Авива.

Зенг недавно исполнилось 52 года. Она бежала из Китай сразу, как только ее освободили из концлагеря, и с тех пор посвящает все свое время тому, чтобы как можно больше людей по всему миру узнали о многочисленных нарушениях прав человека на ее родине.

Зенг живет в Вашингтоне, она написала книгу о пережитом, ставшую бестселлером, где подробно рассказала о своем пребывании в трудовом лагере в течение года; кроме того, Зенг ездит по всему миру с фильмом, где она и еще один ее солагерник делятся страшными историями, связанными с жизнью в китайских концлагерях. Похоже, Зенг готова по-прежнему ворошить свою личную травму, но только для того, чтобы мир, наконец, проснулся и восстал против несправедливости, творящейся в КНР. За то, что Зенг придерживалась идеологии Фалуньгун, она четырежды арестовывалась властями, включая пребывание в «лагере перевоспитания».

«Эти лагеря – часть целой системы, существующей вне правового поля, когда людей отправляют в тюрьму без суда и следствия и без возможности встретиться с адвокатом, – рассказала она. – Те, кто находился в этих лагерях и в тюрьмах, утверждают, что лагеря намного хуже, потому что там людей используют для принудительного труда, и надсмотрщикам все равно, жив ли заключенный сегодня или он умрет завтра».

По словам Зенг, слежка за ней началась после того, как полиция перехватило одно из ее электронных писем, где употреблялось слово «Фалуньгун».

«Это было частное письмо, – поясняет Зенг, – и полиция не имела никакого законного права перлюстрировать частные электронные письма, но она это сделала и меня приговорили к году заключения в концлагере».

Зенг приняла решение поведать миру, что происходит в «лагерях перевоспитания», но, чтобы это сделать, ей надо было вырваться из лагеря живой и невредимой. Для этого ей пришлось убедить своих надзирателей, что она изменила свои взгляды и больше не верит принципам движения Фалуньгун.

«Меня порой избивали так, что я теряла сознание, но моя внутренняя борьба была куда сложнее и опаснее, потому что для человека, практикующего Фалуньгун, ложь – это самоубийство», – объяснила писательница.

Ей было необходимо подписать признание, что она больше не верит в принципы Фалуньгун, и опубликовать от своего имени ряд статей, где объяснялось, почему именно это движение представляет собой опасность для общества. Но даже после того, как Зенг выполнила все условия, кошмар, преследовавший ее, не закончился.

«За мной следили двадцать четыре часа в сутки, – вспоминает она, – даже когда я шла в ванную, отслеживали каждое мое движение, наблюдали за моим выражением лица, когда я разговаривала с другими людьми из Фалуньгун. Я помню, как говорила сама себе: «Ни в коем случае не предавайся фантазиям, не говори во сне, потому что даже об этом могут донести. Это ужасный психологический прессинг, вас проверяют снова и снова, чтобы затем завербовать в свои ряды, пытаясь привлечь вас к перевоспитанию тех, кто практикует Фалуньгун».

В конце концов, когда Зенг покинула лагерь, ей удалось бежать в Австралию, а оттуда она перебралась в США со всей семьей. По ее мнению, тысячи «лагерей перевоспитания» по-прежнему разбросаны по всему Китаю, и в каждом из которых содержатся сотни, а то и тысячи заключенных, значительная часть которых – активисты Фалуньгун. В КНР представителей этого движения преследуют уже двадцать лет, Запад знает об этом, но не осмеливается что-либо сказать. Согласно некоторым оценкам, за все это время через лагеря прошло более десяти миллионов человек.

«Никогда, за всю историю человечества от людей не требовали отречься от основных элементов человеческой жизни: забыть о своих «крамольных мыслях», о свободе воли, о свободе выбора в том, о чем думать и во что верить, – сказала Дженнифер Зенг. – В других странах людей лишают свободы, но я думаю, что ни одно правительство никогда не пыталось отобрать у людей… их мысли. И, на мой взгляд, подобное требование, – изменить свой образ мышления, – это худшее из всего, что известно из истории человечества. И все это происходит в Китае в течение ряда лет в огромных и немыслимых масштабах».

Нирит Андерман, «ХаАрец», М.К. К.В.
На фото: демонстрация протеста против преследований последователей Фалуньгун. Фото: Kin Cheung, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend