Воскресенье 25.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    560282_corona_Street_Tomer_Appelbaum

    В Израиле экономику нужно не спасать, а создавать заново

    «В системе не предусмотрены встроенные механизмы, которые могли бы вытянуть нас из кризиса». «Мы разорвали связь между работником и работодателем, и ее уже не вернешь». «Если была создана следственная комиссия после Войны Судного дня, то и сейчас пора ее создать: ущерб, нанесенный стране, сравним с ущербом от войны. Все делали вопреки разведданным, хотя все было ясно и понятно. И был готовый план действий». «В Израиле экономику нужно не спасать, а создавать заново».

    Эти острые критические замечания высказал профессор Биньямин Бенталь, возглавляющий департамент экономики в Центре Тауба по социальной политики (а до этого – профессор экономического факультета Хайфского университета).

    В июле он опубликовал свой первый документ с изложением позиции вместе с исследователями из Института Аарона, профессором Цви Экштейном и доктором Сергеем Сумкиным. В документе основное внимание уделялось извлечению уроков из первой волны, а его рекомендации были простыми:

    В области здравоохранения: вместо карантина – построение эффективного механизма массового тестирования, мониторинга и прерывания цепочек заражения по успешному примеру Тайваня и Южной Кореи.

    В экономике: главное – обеспечить стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Создать гибкую систему отпусков за свой счет (по примеру Германии), принять бюджет до конца 2021 года и определить ориентиры в области трудоустройства.

    Всего этого нет. Система прерывания цепочек заражения в Израиле, вероятно, будет готова только в конце октября. По словам Бенталя, немецкая модель больше не актуальна для частного сектора, потому что сотни тысяч человек уже лишены работы, нет бюджета даже на 2020 год, а целевые показатели занятости теперь звучат как мечта.

    Во второй статье этой группы, опубликованной недавно, был описан ущерб от провальной политики противодействия кризису: «Каждая новая тысяча инфицированных на миллион населения – это потеря еще одного процента ВВП. Существует ярко выраженная корреляция между уровнем заражения и уровнем экономического ущерба». По словам Бенталя, «сокращение ВВП в тех странах, где вводили локальные карантинные меры, было на 6,5 процентных пунктов меньше, чем в странах, где был полный карантин».

    – Представленный вами подход связывает интересы здравоохранения и экономики. Поддержание здоровья – это одновременно поддержание экономики и наоборот. Это противоречит знакомой концепции «или здоровье, или экономика», которая преобладает в общественной полемике, а также в окружении главы правительства…

    – Совершенно верно. Мы провели международный сравнительный анализ второго квартала 2020 года и обнаружили тесную корреляцию между числом выявленных больных (при всей проблематичности статистики заболевших в целом ряде стран) и экономическим ущербом в этих странах.

    – Если взять все в комплексе, что произошло в Израиле?

    – Необязательно быть великим ученым, чтобы понимать, как противостоять эпидемии. Среди прочего, очень важно завоевать доверие и честно объяснять общественности, что вы делаете, как и почему. А не выпускать сложные и путаные указания, которые никто не понимает и которые кажутся полным произволом. Так весной заявили, что нельзя отходить от дома дальше, чем на 500 метров даже для занятий спортом. Как? Почему? Примеров такого рода много. Значительная угроза заражения существует на массовых мероприятиях и, главным образом, в помещениях. Так происходит во всем мире. Например, сейчас идет вторая волна в Мюнхене. Почему? Там уже отпраздновали  "Октоберфест" (из-за эпидемии этот пивной фестиваль перенесли на август). И, конечно, заражение не заставило себя ждать.

    – Экономическая помощь гражданам Израиля слишком мала?

    – Не совсем так. В мировом сравнительном анализе Израиль находится примерно посередине. Во втором квартале Израиль увеличил свои государственные инвестиции значительно больше, чем другие страны (в процентах от ВВП). Объем пособий по безработице тоже довольно близок к среднему уровню. Бросается в глаза ничтожная помощь бизнесу, и это большая проблема, потому что у нас не останется работодателей, которые будут нанимать работников. Поддержка бизнеса в виде гарантий на кредиты и грантов намного ниже, чем в других странах мира. Особенно в отношении малого бизнеса, который находится в очень тяжелом положении, очень много банкротств.

    – А что вы скажете насчет утверждения, что помощь оказывается слишком медленно и нерегулярно?

    – Что касается скорости реакции, тут я согласен. Что касается нерегулярности – это тоже важный момент. В Европе также есть разные изменения и корректировки, но в целом люди знают расписание. Куда, к каким целям они идут. В Израиле каждые два дня появляется новый план (который, на самом деле, оказывается не новым), и никто не знает, что происходит и что будет завтра.

    На одной из первых пресс-конференций по коронавирусу Нетаниягу сопровождал глава налогового управления Эран Яаков. Нетаниягу заявил: «Мы перенимаем американский метод, люди будут заполнять формуляры онлайн и на следующий день деньги будут у них в банке». А несчастный Эран Яаков стоял рядом и боязливо кивал головой, понимая, что за этими обещаниями ничего нет. Система не готова. Вероятно, она не готова и по сей день. Это характеризует израильскую систему. Это сбои в реализации.

    – Десятки тысяч людей отправляются в самоизоляцию, и у нас до сих пор нет решения, кто это оплачивает...

    – Действительно, когда человека отправляют в самоизоляцию, ему нужна компенсация, а если он ее не получит, это может быть опасно. Эта экономическая поддержка необходима для остановки эпидемии. Нельзя допустить, чтобы люди по экономическим соображениям скрывали заражение или факт контакта с больным. Критически важно, чтобы люди не боялись сообщать о болезни и уходить в самоизоляцию.

    – Есть ли у Израиля инструменты, чтобы выйти из кризиса?

    – На экономическом уровне мы все еще находимся в исключительной ситуации на мировом рынке: можно занимать большие средства под почти нулевой процент. 0,7 процента в год. Рынки испытывают очень большое доверие к Израилю, и сегодня это прекрасная возможность. Можно получать дешевые кредиты, инвестировать, в том числе в человеческий капитал, улучшить систему образования.

    – Судя по тому, что вы видите, есть ли у правительства стратегия выхода из кризиса?

    – Пока я не вижу ничего подобного. Например, в Германии механизм противодействия кризису появился в законах более ста лет назад. Когда наступает кризис, этот механизм включается автоматически. Государство заботится о смягчении последствий как для работодателей, так и для работников. Затем автоматически всем этим действиям дают задний ход. Экономика возвращается в прежнее русло, занятость растет, и правительство уходит из экономики. Этот механизм был интенсивно задействован во время кризиса 2008 года.

    – Так в чем же правильное решение?

    – Мы посмотрели, какие страны справились лучше всех с кризисом, и как они это сделали. Кроме Тайваня и Южной Кореи, у которых уже был опыт борьбы с эпидемиями (SARS на Тайване, MERS в Южной Корее), поэтому они были подготовлены и в области тестирования, и изоляции, и эпидемиологических расследований. Но вывод очевиден: в случае с коронавирусом все было известно и понятно заранее. Включая готовый план действий.

    Если была создана госулдарственная следственная комиссия после Войны Судного дня, то и сейчас пора ее создать: ущерб, нанесенный стране, сравним с ущербом от войны. Причем сейчас даже не было дилеммы с разведданными, все было ясно и понятно с самого начала. И был готовый план действий, который составил профессор Ран Балицер в 2007 году. Надо было просто достать его из стола и дать ему ход, как было сделано во многих странах.

    Эрез Равив, «Давар ха-овдим б'Эрец Исраэль», Ц.З. Фотоиллюстрация: Томер Аппельбаум˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend