Четверг 29.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ebrahim Noroozi
    AP Photo/Ebrahim Noroozi

    В Иране из-за нищеты растет число самоубийств

    Иран охватила ужасающая бедность, которая толкает молодежь и даже детей на самоубийство. Так произошло в семье Мусавизаде из города Дайер в провинции Бушер, где 11-летний школьник Мохаммад покончил с собой, повесившись на кухне в арендованном доме, пишет издание Al-Monitor. Ужасающие подробности были обнародованы матерью Мохаммеда, Фатемех, которая зарабатывает на жизнь себе, больному мужу и трем детям уборкой домов. 

    По словам матери, Мохаммед был доведен до грани самоубийства тем, что его мечта о смартфоне, который был ему нужен для участия в онлайн-уроках, так и не сбылась. В Иране, который больше всех в регионе пострадал от пандемии коронавируса, большинство школ переведены на онлайн-обучение, но правительство не смогло создать необходимую инфраструктуру, и многие дети не могут учиться, так как у них нет компьютеров, планшетов и смартфонов. По словам представителя комиссии по народному образованию иранского парламента, онлайн-классы по-прежнему недоступны для 3 миллионов из 14 миллионов иранских школьников.

    «Директор несколько раз обещал дать ему и двум другим детям смартфоны, но так и не дал», – вспоминает мать Мохаммеда. Официальные лица школы Мохаммеда, напротив, заявили, что они уже дали ему устройство бесплатно. Однако Фатемех утверждает, что это ложь. 

    Самоубийство Мохаммеда из-за бедности не стало чем-то новым. На прошлой неделе местные активисты сообщили о двух других случаях повешения в бедных районах. В апреле 11-летняя Зейнаб из деревни в слаборазвитой провинции Илам тоже покончила с собой, поскольку ей было стыдно за свою изношенную одежду. 

    Тревожная тенденция роста числа самоубийств среди молодежи и детей все больше беспокоит экспертов. Иногда таким образом молодые иранцы выражают протест, но все чаще это признак безысходности. Кроме того, растет число групповых самоубийств. 

    Кто или что виноваты в подрыве экономики Ирана, остается предметом обсуждения. Очевидно, что этому способствовало сочетание факторов, включая пандемию коронавируса, неэффективность администрации президента Рухани, отсутствие у правительства воли к борьбе с социальной и экономической несправедливостью и неравенством, широко распространенная коррупция, теократическая модель правления, при которой верховный лидер участвует во всех сферах жизни, что подрывает авторитет администрации и, не в последнюю очередь, режим санкций США.

    8 октября минфин США наложил санкции на 18 иранских банков. Новые санкции стали частью кампании максимального давления Вашингтона, чтобы вынудить Иран пересмотреть его ядерную программу. В 2018 году Соединенные Штаты вышли из "ядерного соглашения", которое ограничивало возможности Ирана в том, что касается ядерных разработок. С тех пор под санкции США подпадают не только руководство Исламской республики и его финансовые компании, но и все, кто ведет дела с Ираном. 

    Министр финансов США Стивен Мнучин сказал, что новые санкции не препятствуют доставке гуманитарной помощи иранскому народу. Однако министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф написал в «Твиттере», что новые санкции ограничат способность Ирана оплачивать продукты питания и лекарства.

    «Заговор с целью уморить население голодом – преступление против человечности», – написал Зариф.

    Верховный лидер Ирана, аятолла Али Хаменеи заявил на днях, что страна никогда не отступит перед лицом новых санкций.

    Во время видеообращения к народу Хаменеи сказал: «Мы не будем игнорировать роль злонамеренных американцев и их санкций в экономике, которые, безусловно, являются преступными». Он добавил, что Иран заставит США пожалеть о своем «максимальном давлении».

    В ответ на комментарии президента США Дональда Трампа об ущербе, который санкции США нанесли экономике Ирана, Хаменеи сказал: «Гордиться такими преступлениями может только такой мерзавец, как вы». Он также отметил, что санкции станут «средством создания реального экономического сопротивления».

    Однако пока «сопротивление» дается Ирану нелегко. В стране безудержная инфляция (34,2 процента по данным Международного валютного фонда), высокая безработица, национальная валюта риал находится в свободном падении. В этом году курс риала упал до рекордно низкого уровня по отношению к доллару США – 300 000 риалов. В 2013 году один доллар США можно было обменять на 30 000 риалов. 

    Трамп неоднократно заявлял, что в случае переизбрания он подпишет новое, более выгодное соглашение с Ираном в очень короткие сроки. Однако Хаменеи отрицает такую возможность. 

    «Мы не должны позволять голосам головорезов, которые контролируют американскую нацию, занимать чьи-либо умы, – сказал верховный лидер Ирана. – Несмотря на то, что многие из наших проблем связаны с нашими противниками за пределами Ирана, лекарство находится внутри страны».

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: AP Photo/Ebrahim Noroozi 

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend