Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ariel Schalit
    AP Photo/Ariel Schalit

    В главной роли – политический труп

    Когда звездный игрок или новичок, превзошедший ожидания, дает интервью после матча, он неизменно бубнит с фальшивым смирением: «В команде нет «я» – только «мы».


    Премьер-министр Биньямин Нетаниягу поднял это клише на новый уровень. В случае провала в «команде» никогда нет «я», но в случае успеха никогда нет «команды». Однако сколько бы Нетаниягу не утверждал обратное, ответственность несет «я».

    Когда отрицание реальности сталкивается с реальностью, в которой происходит серия неправильно организованных мероприятий, явных политических провалов, плохого администрирования в сочетании с личными проблемами с законом – результатом становится крах вселенских масштабов.

    Можно возложить ответственность за катастрофу на горе Мерон лично на Нетаниягу, обвинив его в некомпетентном руководстве и капитуляции перед политическим давлением, а можно сказать, что культура руководства по принципу «Я что ли должен об этом беспокоиться?» началась не с него. Но нельзя изолировать эту трагедию от модели поведения Нетаниягу в прошлом, от его нынешних проблем и политических перспектив.


    Вся карьера Нетаниягу изобилует примерами поведения в стиле Трампа: «Я не беру на себя ответственности». Нетаниягу всегда уклоняется от ответственности. Такова схема действий по умолчанию. «Я не знал о продаже США F-35 Объединенным Арабским Эмиратам»; «Обама заставил меня это сказать, но я вовсе не это имел в виду»; «Я никогда не буду просить отложить суд или проводить закон, обеспечивающий мне иммунитет».

    Его реакция всегда будет одной и той же: намекнуть на теории заговора, чтобы публика решила, что он попал в ловушку, расставленную кликой государства в государстве, которой движет только одно – нутряная ненависть к «двум  миллионам избирателей, голосовавшим за меня» (на самом деле, два миллиона за него никогда не голосовали).

    Он никогда не перестанет обвинять других, никогда не задумается над тем, что, быть может, и он что-то кому-нибудь должен. Ответственность – удел слабаков-неудачников. А он – вечная жертва.

    Так было с беспорядками в туннеле у Западной стены в 1996 году; с лесным пожаром на горе Кармель в 2010 году, унесшим жизни 44 человек; с операцией «Защитная стена» в Газе в 2014 году; с приобретением шести подводных лодок в Германии при поддержке ЦАХАЛа и министра обороны; с невыполнением ядерного соглашения с Ираном; с провальным управлением борьбы с эпидемией коронавируса вплоть до момента получения вакцин; с катастрофой на горе Мерон, не говоря о многочисленных кризисах и провалах меньшего масштаба с тех пор, как в 2009 году он снова стал премьер-министром. «Ответственность» – чуждое ему понятие, не имеющее ничего общего с «лидерством».

    В последние несколько месяцев удача отвернулась от Нетаниягу. Дональд Трамп проиграл президентские выборы в США, а Джо Байден недвусмысленно выразил свое недовольство политикой Нетаниягу.

    В последние недели его политическое положение лишь усугубилось. В марте ему четвертый раз подряд не удалось выиграть выборы или, по крайней мере, создать правящую коалицию. Больше полугода по всей стране продолжаются направленные против него демонстрации, и он платит за них высокую политическую цену.


    Суд над Нетаниягу по обвинениям во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении служебным положением доминирует в новостях. Его шансы сформировать коалицию – у него осталось 32 часа до полуночи вторника 4 мая – были невелики с самого начала и с тех пор уменьшились.

    В попытке изменить курс и подорвать конституционные, правовые и политические нормы он попытался наперекор закону назначить министра юстиции, но не смог. В Вене ведущие переговоры США и Иран, а также Россия и Евросоюз дают понять, что возвращение к иранской сделке – вопрос времени.

    Нетаниягу, который, похоже, проиграл заговор против Ирана, сплетенный им после выхода США в одностороннем порядке из сделки в мае 2018 года, потерял свои и без того относительные преимущества.


    В последние несколько дней с ростом критической массы общественной усталости и негодования, направленной против него, политический маятник, похоже, качнулся в сторону его соперников.

    А тут еще, за пять дней до истечения срока его полномочий по формированию правительства, на горе Мерон произошла катастрофа. Уже сказаны и написаны тысячи слов, в которых звучали гнев и разочарование в адрес автономии ультраортодоксального мира, нефункционального и политически обусловленного процесса принятия решений о разрешении и проведении мероприятия под давлением религиозных партий на Нетаниягу. Говорилось и о его неспособности противостоять им. О том, что катастрофа была «вопросом времени» и что «Израиль никогда не учится на ошибках». И о нежелании Нетаниягу и его министра внутренней безопасности взять на себя ответственность.

    Его традиционной реакцией было перекладывание вины на Верховный суд, который «не вмешался в вопрос, кто несет ответственность за происшедшее на горе Мерон». Но даже некоторые из его самых ярых сторонников сочли это заявление жалким и оторванным от реальности. Это вызвало еще одну фазу обвала, и без того наблюдавшегося в течение месяца.

    Катастрофа на Мероне произошла в самый неподходящий для Нетаниягу политический и общественный момент. Многие считали, что после выборов 23 марта у Нетаниягу нет будущего в политике – гора Мерон окончательно решила его судьбу. Смогут ли его соперники сформировать коалицию – другой вопрос.

    Состояние кризиса, в котором он непрерывно пребывает, естествененно и вполне человечно. То, что он продержался так долго – это дань его упорству и амбициям. В то же время это – результат не только обстоятельств и политических и юридических проблем, но и его восприятия реальности.

    Нетаниягу – жертва и всегда был таковой в собственных глазах. В первую очередь, жертва неблагодарных. Неблагодарных, мелочных, порочных людей, неспособных осознать его величие и оценить его историческую роль в управлении Израилем.

    Он искренне верит, что стал жертвой «старой элиты», которая презирает его и завидует ему, а все потому, что она утратила власть; жертвой бюрократов-заговорщиков, которых никто не выбирал и которые хотят добраться до него любой ценой. Он – жертва генпрокурора, предъявившего ему пошитые обвинения – ему, самому праведному из смертных. Он – жертва разочарованных левых, Джорджа Сороса и Нового израильского фонда, которые финансируют обширную кампанию по его свержению. Он – невинная жертва СМИ, ЦАХАЛа, полиции, бывшего премьера Эхуда Барака, президентов Билла Клинтона и Барака Обамы, а ныне еще и президента Байдена.

    А он всегда ни при чем. Ничего из того, что он делал или не делал, не имело никакого отношения к этой патологической враждебности. Он был послан провидением и отвергнут простаками-землянами. В его голове картина предельно ясна.

    Вот почему суд над ним, недавние выборы, гора Мерон и иранская сделка не имеют ничего общего с его действиями или качеством его руководства. Все дело в заговоре, цель которого – выволочь его из богоданной резиденции премьер-министра.

    Алон Пинкас, «ХаАрец». М.Р˜.
    На фото: похороны жертв трагедии на горе Мерон в Иерусалиме.
    AP Photo/Ariel Schalit

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend