Tuesday 07.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Christopher Pike, Reuters
    Фото: Christopher Pike, Reuters

    В арабском мире “корона” – кара за грехи

    «Больные коронавирусом превратились в изгоев в нашем обществе. Они одиноки в своей беде и тихо умирают дома», — пишет Сахр аль-Джаара в египетской газете «Аль-Масри аль-Юм».


    «В былые времена египтяне славились своей солидарностью и добрососедскими отношениями, радость одного человека была радостью всех, а горе каждого – всеобщим горем», — написал египетский публицист Дендрауи аль-Харауи в газете «Аль-Юм ас-Сабаа» и продолжил: «В последние дни мы к своему глубокому удивлению стали свидетелями нового явления – преследований и издевательств по отношению к тем, кто заразился вирусом. Одна семья отказалась забирать из морга тело своей матери — они боялись заразиться… Это катастрофический удар по египетской культуре, египетскому гостеприимству и нашим обычаям, которые построены на принципе уважения к покойному и его погребению».

    Аль-Харауи упомянул случай в деревне Шабра аль-Баху Фарик, где жители восстали против решения похоронить на местном кладбище женщину-врача, которая умерла от коронавируса. Ее тело привезли из инфекционной больницы в Исмаилии, специально переоборудованной под изолятор для больных коронавирусом. Дело дошло до физического насилия против родственников покойной, и только прибытие на место сил безопасности заставило жителей разойтись по домам, и похороны состоялись.

    «Заражение коронавирусом не является каиновой печатью,» — это типичный заголовок из множества статей на эту тему, которые пытаются убедить египетскую общественность изменить свое отношение к тысячам заболевших. Это — лозунг, который повторяют правительственные чиновники во многих арабских странах, где пытаются пробудить массовую сознательность в вопросах, связанных с эпидемией, и убедить граждан в необходимости проверок на коронавирус, чтобы остановить распространение болезни. Проблема в том, что с момента появления коронавируса в некоторых арабских и исламских странах его объявили «карой небесной» за грехи правоверных, а именно — за усвоение «пороков Запада» и нескромный образ жизни.


    Муллы и проповедники объясняли прихожанам мечетей, что только возвращение к «правильному» исламу может остановить эпидемию. Многие теологи проводили параллель между коронавирусом и ВИЧ-инфекцией, которая передается половым путем, причем чаще всего в результате отношений между мужчинами, «запрещенных религией и традициями». Следовательно, по их мнению, эпидемия возникла из-за падения нравов и пренебрежения к вере и традициям, а заболевших коронавирусом нужно сторониться не только для того, чтобы не заразиться. Им следует объявить общественный бойкот, так как они подрывают высокие ценности исламского общества.

    Все попытки показать, что эта болезнь не делает различий между религиозными и светскими людьми, между соблюдающими традиции и не соблюдающими, между бедными и богатыми, политиками и простолюдинами, потерпели неудачу. Общество уверовало в слова духовенства и глубоко укрепилось на этих позициях.

    Недавно в ОАЭ было издано постановление, запрещающее публикацию имен умерших от коронавируса в социальных сетях, чтобы предотвратить кампанию ненависти и диффамации против памяти покойных и членов их семей. Нарушителям грозит большой штраф — до 150 тысяч долларов — и полгода тюремного заключения. Заодно такие же наказания будут налагаться на тех, кто критикует или высмеивает усилия государства по противостоянию коронавирусу.

    На этой неделе The New York Times опубликовала большую статью о том, что в Ираке население панически боится анализов на коронавирус, и даже если появляются симптомы заболевания, люди категорически возражают против тестов. Причина – в отношении общества, каждый боится позора и порицания, чувства вины и стыда. Например, многие семьи запрещают представителям министерства здравоохранения входить в свои дома. Они не пускают к себе даже «скорую», ведь сам факт такого визита уже подрывает в глазах соседей репутацию семьи, а заодно всех близких и дальних родственников.

    Еще одной причиной отказов от проверок и госпитализации является явное недоверие к государственным учреждениям здравоохранения и правительствам. Больницы во многих арабских странах не придерживаются основных правил гигиены, там существует острая нехватка аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) и квалифицированного медицинского персонала.

    Кроме того, у многих врачей есть свои «чудодейственные» рецепты против коронавируса, такие как употребление трав или даже «тайные» зелья. Один египетский блогер написал: «Любой, кто попадает в эту больницу, выходит оттуда только завернутым в саван». По его словам, «они не умеют диагностировать и выявлять заболевание, относятся к больным с крайним пренебрежением, и никакой управы на них нет». В результате невозможно полагаться на опубликованные правительствами официальные данные о количестве больных и инфицированных пациентов.


    Рост проявлений расизма

    Самые громкие претензии к властям в Египте касаются той необъяснимой щедрости, проявленной правительством, когда оно экспортировало маски и другое медицинское оборудование в Китай и в Италию, тогда как в самом Египте ощущается крайний дефицит. Сегодня все построено на частной  инициативе гуманитарных организаций и местных предпринимателей, которые пытаются кустарным образом производить аппараты ИВЛ и другое необходимое оборудование. Но все это происходит с переменным успехом, оборудования явно не хватает. Например, египетская НКО «Танфас» сконструировала и произвела около 5000 аппаратов ИВЛ по себестоимости, составляющей треть от той цены, по которой правительство закупает эти аппараты на мировых рынках. Но это — ничтожное количество для страны с почти стомиллионным населением.

    Другой возмутительный парадокс проявился в египетских тюрьмах. В то время как в Египте катастрофически не хватает врачей, многие из которых заразились коронавирусом на работе, по данным правозащитной организации «Мы регистрируем», в тюрьмах сидят 438 врачей, медбратьев и медсестер, а также многие другие медицинские работники. Заключенные медработники даже опубликовали открытое письмо с требованием временно освободить их, чтобы они могли присоединиться к борьбе с коронавирусом. Но очень сомнительно, что это письмо приведет к какому-либо результату. Причина в том, что большинство из них является политическими заключенными, а некоторые — членами «Братьев-мусульман», объявленных террористической организацией.


    По оценкам специалистов, египетскому министерству здравоохранения сегодня не хватает около 12 млрд. долларов, чтобы восстановить больницы, обновить инфраструктуру и обеспечить здравоохранение всеми необходимыми ресурсами для противостояния эпидемии. Сегодня число больных и зараженных в стране, по разным оценкам, более 100 тысяч человек. Однако в бюджете на этот год на здравоохранение выделено менее трети требуемой суммы. Количество тестов на коронавирус составляет 244 теста на миллион населения – практически нулевой показатель на общем фоне эпидемии.

    Провалы в управлении корона-кризисом, усугубившиеся невежеством и предрассудками, религиозным фанатизмом и недоверием населения к распоряжениям правительства, также привели к вопиющим проявлениям расизма по отношению к иностранцам. Известная кувейтская актриса Хаят аль-Фахд позвонила в студию одного из кувейтских телеканалов и в прямом эфире призвала выгнать всех иностранцев в пустыню. «Когда мы болеем, для нас нет мест в больницах, — сказала она. — Почему же мы должны заботиться об иностранцах, которые не нужны своим собственным правительствам? Разве нет международного закона, по которому во время чрезвычайного положения всех иностранцев можно выдворить вон? Гоните их куда угодно, я бы просто выгнала их всех в пустыню».

    Цви Барэль, «ХаАрец», Ц.З.

    На фото: при входе в магазин в Дубае. Фото: Christopher Pike, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend