В 2050-м в Израиле будет премьер-ультраортодокс. Готовы?

Израиль того десятилетия, которое с исторической точки зрения не за горами, будет страной в большей степени религиозной, и, если он к тому времени все еще будет демократическим, то демократия эта будет «соблюдающей традиции и частично либеральной».


Принимая во внимание привычку израильтян все откладывать на потом, это может стать неожиданным травматическим опытом для его граждан.

Ультраортодоксальная община Израиля переживает тяжелый период переформатирования. «Великие мудрецы» прошлого поколения отправились в лучший мир и оставили после себя зияющую пустоту. Быть может, потому, что в институте «мудрецов поколения» отпала нужда.

«Корона» выкосила множество жизней, ясно указала на границы и ограничения возможностей общины, разместила армию (читай – государство) в центрах полуотчужденных городов, и доказала, что только вдумчивое «начальство» извне способно спасти то, что внутри.

Катастрофа на горе Мерон положила конец анархистской автономии политиканов и хулиганья от религии. Йехуда Меши Захав и Хаим Вельдер оказались слишком крупной грязью для ковра, под который и так замели слишком много. Религиозные  советы перестали быть латифундиями. И перемещение в оппозицию доказало, что правительство Израиля может заботиться об ультраортодоксальной общине должным образом, без традиционных комиссионных, которые привыкли получать ультраортодоксальные депутаты кнессета.

Все это, и многое другое, приблизило общину «харедим» к израильскому образу жизни. Как и при всяком землетрясении, можно ожидать дальнейших толчков, несколько исторических построек общины могут рассыпаться и исчезнут.

Куда все это движется? Пока еще трудно сказать. Конечно, будут экстремистские фракции, которые во весь голос напомнят о том, что «Тора запрещает новое», крепко захлопнут ставни, так, чтобы не унесли их ветры нового и чтобы не ослепил их яркий израильский свет. Другие, напротив, раскроются навстречу последнему переходу – от антихаредимной идеологии к Израилю «племен и общин». Как равные среди равных.

Но это – лишь временная, местная реакция. Есть и более широкая картина. Когда-нибудь, ближе к 2050-му году, в Израиле сформируется критическая политическая масса ультраортодоксов, которая позволит – а возможно, даже заставит – политическую систему Израиля избрать на пост главы правительства ультраортодокса. Не с шестью текучими мандатами, а представителя от четверти до трети еврейского населения страны. До этого не так далеко, а с исторической точки зрения – это буквально за углом. И между делом тут возникают два больших вопроса.

Первый – что требуется от такого кандидата? Трудно предположить, что это будет женщина, поскольку гендерные изменения в этой общине происходят куда медленнее, чем изменения демографические. Второй – что требуется от израильского общества в целом, чтобы оно приняло легитимность ультраортодоксального политического лидера для всего населения страны?

Что касается кандидата, то это будет непросто. Еврею, соблюдающему заповеди, придется найти способ общаться с населением семь дней в неделю, включая субботу. 365 дней в году, включая Йом-Кипур. Он, или кто-то от его имени, окажется в состоянии постоянного осквернения субботы.

Он и его люди перейдут из состояния ограниченной общинной ответственности к состоянию абсолютной всеизраильской ответственности. От закрытого и защищенного сектора – к открытой и полной ответственности за огромные организации: полицию, армию и спасательные службы. В любом случае, ему и его раввинам придется изучить границы ответственности относительно населения в целом и существенно изменить рамки нормы в том, что касается концепции «спасение человеческой жизни важнее соблюдения субботы».

Каждое утро он будет получать отчеты о состоянии оборонных структур, о состоянии израильской экономики. Ему станет ясно, что невозможно обеспечить необходимый уровень жизни и степень безопасности без резкого увеличения участия мужчин-ультраортодоксов на рынке рабочей силы и без снижения рождаемости. Работа порождает налоги, а те обеспечивают существование государства. Таким образом, для него это будет обозначать существенные изменения в том, что касается необходимости труда, образования и знаний, что произойдет за счет изучения древней Торы.

К этому времени ультраортодоксы и арабы будут составлять приблизительно половину населения Израиля. Это означает, что постоянные переговоры и компромиссы  с арабскими депутатами станут хлебом насущным для ультраортодоксальных избранников, на которых ляжет ответственность за население страны в целом, за равное и честное финансирование христианских и мусульманских институций, также как культурных и духовных еврейских институтов, включая неортодоксальные.

К этому относится, например, и обязанность встречаться с такими фигурами, как папа римский и пожимать руки или уединяться в закрытой комнате с женщинами-министрами или главами правительств разных стран мира.  И список можно продолжить.

А что насчет общественности? Израильское нерелигиозное сообщество будет составлять лишь половину населения страны. Жалобы, что «меня объели, меня обобрали» и нытье в духе «мы строили государство…» станет лишь тающим в воздухе припевом.

К тому времени трудно будет назвать Израиль страной светской или либеральной и демократической.  Он превратится в более традиционное общество и в случае, если оно еще будет демократическим, демократия эта будет «традиционной и частичной».

У меня есть некоторые догадки и мысли относительно места и идентичности светского израильского «племени», но это не более, чем спекуляции. Ясно одно – израильской публике придется выучить другой иврит и другой общественный язык, и познакомиться с новыми личностями и учреждениями, отличными от того, к чему они привыкли.

Я рискую пуститься в предсказания: этот процесс невозможно остановить или предотвратить. Ни изнутри ультраортодоксальной общины, ни с помощью других групп израильского общества.

Так что делать, как подготовиться к этому дню? Нужно рассматривать и обдумывать это, как начало стратегии полетов на Луну. В начале 1960-х президент Кеннеди поставил амбициозную задачу: «Я убежден, что наш народ должен поставить перед собой цель еще до конца этого десятилетия отправить человека на Луну и благополучно вернуть его на Землю». В тот момент, когда цель была определена, начался обратный отсчет. Что нужно сделать, чтобы добраться до Луны?

Премьер-министр–ультраортодокс – это израильский вариант «человека на Луне». Для того, чтобы запланировать шаги от будущего к настоящему, необходима «обратная инженерия», которая сделает это возможным. С учетом израильской привычки все откладывать на потом, ничего не планируя, этот опыт может стать мучительным для всех его участников, но, несмотря на это, при правильной подготовке  он может оказаться позитивным и созидательным.

Авраам Бург, «ХаАрец», М.Р. Фото: Охад Цвигенберг⊥