Угрозы депутата Киша потрясают. Неплохо бы разъяснить ему кое-что

Я был потрясен заявлением депутата кнессета Йоава Киша о том, что «если юридический советник правительства Гали Бахарав-Миара утвердит назначение нового начальника Генштаба ЦАХАЛа переходным правительством, это будет иметь немедленные последствия для нее лично. Это будет означать, что она действует «от имени» [определенных политических сил], и потому сразу же, как только мы вернемся к власти, ей будет найдена замена».


Депутат кнессета Киш понятия не имеет о том, в чем заключаются установленные законом функции юридического советника правительства, и было бы неплохо разъяснить ему их прямо сейчас.

 

Часть полномочий юридического советника установлена кнессетом, часть – Верховным судом. Например, то, что он является главной Генеральной прокуратуры, устанавливается 12-й статьей Закона об уголовном праве. Его статус советника и толкователя законов закреплен не кнессетом, а постановлениями Верховного суда и рекомендациями двух государственных комиссий, возглавляемых бывшими председателями Верховного суда – Агранатом и Шамгаром.

В рекомендациях комиссии Шамгара, созданной вследствие скандала «Хеврон – Бар-Он» (тогда я, кстати, представлял интересы Арье Дери), был описан нормативный процесс назначения юридического советника правительства. Он хорошо известен Нетаниягу, и он прекрасно знает, что Гали Бахарав-Миара была назначена на этот пост абсолютно законно и никаких оснований для отстранения ее от должности нет и в помине.

Гали Бахарав-Миара должна подтвердить право Бени Ганца назначить нового начальника Генерального штаба несмотря на то, что Ганц является министром обороны переходного правительства. Как сообщают средства массовой информации, юридический советник министерства обороны считает подобное назначение законным.

Будучи юридическим советником правительства, я сам в 2011 году принимал участие в подобном процессе, когда премьер-министр Биньямин Нетаниягу и министр обороны Эхуд Барак приняли решение назначить начальником Генштаба командующего Южным военным округом Йоава Галанта. Он должен был сменить на этом посту Габи Ашкенази. Вследствие появившихся в прессе сообщений о нарушениях, с которыми Галант построил себе дом в мошаве Амикам, против его назначения был подан иск в Высший суд справедливости.

Скрупулезно изучив эту ситуацию, я ответил правительству: «Имеющиеся данные относительно поведения генерал-майора Галанта создают значительные юридические сложности для оправдания его назначения начальником Генерального штаба. Сомнительно, является ли нравственным продолжать отстаивать это решение».

Вместе с тем, тогда я подчеркнул, что «решение о назначении начальника Генштаба включает в себя оборонные, политические, профессиональные и прочие аспекты, находящиеся в зоне ответственности правительства». Я представил свою точку зрения по этому поводу, но в то же время пояснил, что право принять окончательное решение остается за правительством, которое видит ситуацию шире, чем я. Несмотря на это пояснение, правительство приняло мою рекомендацию.

В те дни – а это было всего лишь немногим более десяти лет назад – рекомендации юридического советника правительства было достаточно для того, чтобы решение о назначении начальника Генштаба было отменено. И это несмотря на то, что премьер-министр и министр обороны пытались убедить меня согласиться с этим решением, и оно даже уже было утверждено правительством.

Это была не просто рекомендация, это было правительственное постановление, но Нетаниягу образца 2011 года и его министр обороны настолько уважали мнение юридического советника, что отказались от назначения Галанта и начали поиск нового кандидата на пост начальника Генштаба.

На самом деле я не могут вспомнить ни одного правительства – и ни одной вечно стремящейся к власти оппозиции – которые бы угрожали или обещали сменить юридического советника, если он вынесет рекомендацию, которая придется не по нраву каким-то политикам.

Ирония судьбы заключается в том, что впоследствии, как я уже писал в своей книге, Нетаниягу был рад отмене назначения Галанта и, посмотрев его интервью по телевизору, он позвонил мне и сказал: «Вы видели Галанта? Я чудом спасся». Получается, что юридический советник правительства, имя которого всячески пытаются опорочить, иногда может защитить политиков от них самих.

Какое бы решение ни приняла бы Бахарав-Миара относительно полномочий переходного правительства назначать начальника Генштаба, раздающиеся в ее адрес угрозы вызывают у меня глубокое отвращение. Если уж на то пошло, не имеет никакого значения, поддержит ли она право Ганца на принятие подобного решения, или нет.

Стоит напомнить, что юридический советник правительства не действует «от имени» каких-то политиков, и не имеет никакого значения, какая коалиция назначила его на этот пост. Он представляет Государство Израиль. Он представляет власть закона.

Даже если его рекомендации приходятся кому-то не по вкусу, недопустимо, чтобы в его адрес раздавались угрозы. Верно поступит тот, кто считает себя кандидатом на пост премьер-министра, если он решительно отмежуется от высказывания депутата кнессета Киша и публично заявит о своей приверженности власти закона в том виде, в каком он защищается юридической системой Израиля.

Йехуда Вайнштейн, «ХаАрец», Б.Е.
На снимке: депутат Йоав Киш. Фото: Ноам Москович/кнессет

Автор – юридический советник правительства с 2010 по 2016 год⊥

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

«Битуах леуми» выплатит по 1046 шекелей на подготовку детей в школе: кому положено пособие

В пятницу, 12 августа, Служба национального страхования («Битуах леуми») выплатит годовое пособие на...

МНЕНИЯ