Sunday 28.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Гиль Элиягу
    Фото: Гиль Элиягу

    Уже не «левая конспирация»: Израиль берет курс на улучшение экологии

    Всестороннее освещение в израильской прессе климатической конференции в Глазго знаменует переворот в сознании израильтян: до недавнего времени в нашей стране к изменению климата относились как к эзотерике, которая не интересует никого, кроме горстки «зеленых» активистов. Очевидно, что сегодня это уже не так. Но для того, чтобы реально затормозить глобальное потепление, нужен переворот в сознании, до которого нам, как и всему человечеству, еще очень и очень далеко.


    Конечно, то, что правительство Израиля впервые внесло глобальное потепление в список проблем, с которыми нам нужно реально иметь дело, а у Нафтали Беннета появилась необходимость сообщить общественности, какие меры он намерен принять в отношении климатического кризиса, само по себе является новшеством. Предыдущие правительства, как и лучший друг Нетаниягу Дональд Трамп, по-видимому, считали климатический кризис конспирацией «леваков».

    Впрочем, конечно, не только у нас к проблеме относились по формуле «после нас хоть потоп». В своей обширной статье в «ХаАрец»  Нир Хасон пишет: «История борьбы человека с проблемой глобального потепления – это история колоссальных провалов». Помимо прочего, Хасон упоминает исследование, заказанное нефтяным гигантом ExxonMobil еще в далеких 70-х. Исследование ясно показало, что неограниченное использование нефти приведет к климатическому кризису, поэтому компания решила его просто похоронить и продолжать лгать публике.

    «На протяжении многих лет миллиарды долларов были вложены в лоббирование, рекламу, учебные программы, стипендии, пиар, создание групп давления и фиктивных исследовательских институтов и, конечно же, финансирование политиков, благодаря чему нефтяные компании приносили огромный доход в течение пяти десятилетий», – пишет Хасон. Если бы те же миллиарды были потрачены на очистительные установки и на разработку «зеленой» энергии, возможно, это изменило бы ситуацию в корне. Кстати, если вы хотите посмотреть, кто эти люди, которые разбогатели как Крезы за счет загрязнения планеты, The Guardian опубликовала (а ХаАрец перевела) обширную статью с лицами и именами.


    Еще одним классическим способом бороться с неугодной информацией стало перекладывание ответственности за уничтожении экологии с корпораций на частных людей. Так, когда в 2006 бывший президент Эл Гор попытался вынести климатический кризис на повестку дня, сняв документальную картину «Неудобная правда», нефтяные гиганты объявили крестовый поход против Гора и не жалели денег на дезинформацию о нем и очернение его в прессе. И хотя его документальный фильм получил «Оскара», о нем поговорили и забыли. Точно такая же логика присутствует сегодня в критике делегаций, которые прибыли в Глазго по воздуху – правая пресса все еще выставляет их лицемерами. Ну, и все мы помним, как отнеслись и в мире, и у нас в стране к Грете Тунберг и ее соратникам. Короче, если хочешь продолжать загрязнять планету – просто объяви всех активистов климатического кризиса юродивыми и лицемерами, и руки у тебя развязаны.

    И тем не менее, изменения видны. Не только «ХаАрец» пишет о климатическом кризисе – правая пресса также начала обращать внимание на проблему. К примеру, Яир Шелег  в своей колонке в правой газете «Макор ришон» сообщает о том, что в Израиле довольно много даже представителей образованных кругов все еще сомневаются в серьезности опасности. Эти круги, большинство из которых связаны с экономическими правыми, вплоть до последнего времени верили в то, что тут имеет место некий «заговор» левых. И тут мы видим изменения: в том же «Макор ришон» климату посвящены более 10 статей и колонок за последние дни.

    Неудивительно, что именно правые, радеющие за свободную экономику и неограниченный рост, так затрудняются расстаться с иллюзией, что климатический кризис – это лишь левацкая басня для наивных жителей Запада. На конференции Глазго речь зашла о тяжелых санкциях против использования угля, нефти и газов, которые усиливают парниковый эффект (или, к примеру, против такого удобного использования одноразовой посуды). Это означает, так или иначе, стагнацию мировой экономики, что совсем не подходит тем, чье экономическое мировоззрение состоит из одного принципа: рост, рост, и еще немного рост.

    Неутешительная для сторонников неолиберальной экономики правда состоит в том, что для спасения планеты нужно ограничить и обогащение корпораций, и личное обогащение.  Или, как писала в связи с конференцией в Глазго The Guardian, нужно признать, что капитализм убивает планету, и начать разрабатывать новую экономическую систему, которая берет в расчет такие параметры, как экологический след. Наиболее благополучные части западного общества будут вынуждены снизить свой уровень жизни, и вместе с налогом на выброс углекислого газа следует ввести налоги на чрезмерное богатство, пишет The Guardian. К аналогичному выводу приходит и Нир Хасон: «Климатический кризис – это выражение противоречия между стремлением к безграничному экономическому росту, которое диктует капитализм, и ограниченными ресурсами нашей планеты».

    Но и у «экономических левых» есть проблемы, с которыми они очевидно вынуждены столкнуться, говоря о борьбе с глобальным потеплением. Наилучший пример – повсеместно обсуждаемый налог на покупку одноразовой посуды. Хотя важность конечной цели очевидна, и Израилю действительно необходимо отказаться от использования разового пластика, выбранные для этого средства не принимают во внимание социальные проблемы и наносят ущерб как раз уязвимым слоям населения, таким как многодетные семьи или родители-одиночки.

    В настоящее время, говорят левые критики экологического дискурса, борьба с климатическим кризисом в Израиле ведется практически изолированно от социальной повестки, не принимая во внимание тот факт, что этот кризис (как и другие кризисы) в первую очередь затрагивает бедных. Экологическое восприятие, оторванное от социального и культурного контекста (к примеру, вопрос, как мы обогреваем зимой свои жилища?), не принимает во внимание тот факт, что «экологический след» бедных намного меньше, чем богатых, и при этом бедные гораздо более уязвимы перед климатическим кризисом. Подобно коронакризису, от климатического кризиса больше всего пострадают люди, живущие в бедности, пожилые, люди с инвалидностью, люди с хроническими заболеваниями и иммигранты. Следовательно, необходимо извлечь уроки из социальных последствий коронакризиса и заранее подготовиться к сокращению ущерба, а не просто наложить поборы на использование разовой посуды.


    И тем не менее, жители нашей страны должны быть обеспокоены темой климата больше, чем, скажем, жители Европы. Мы живем на Ближнем Востоке, в нашем регионе вода на исходе, наблюдается постоянная засуха и настолько высокие температуры, что они едва ли пригодны для жизни человека. Добавьте сюда изменение климата, неправильное управление водными ресурсами и их чрезмерное использование, и прогнозы относительно будущего здесь будут мрачными. С конца XIX века средняя температура в Израиле поднялась на два градуса. «Данные за более чем 100 лет показывают, что в прошлом в Израиле также были такие природные инциденты, как волны аномальной жары и осадки безумной мощности. Даже без изменения климата в нашем регионе наблюдаются экстремальные явления холода, жары и дождей», говорят специалисты.  Кроме того, Израиль находится на пути «климатических беженцев» из Африки и Азии в более прохладные страны Европы. Эти мрачные прогнозы не стоит оставлять без внимания. Необходимы системные решения, и мы надеемся, что конференция в Глазго и изменения в общественном мнении, которое наконец воспринимает угрозу всерьез, станут точкой невозврата к статус-кво.

    Надя Айзнер, «Детали». На снимке: пожары – последствие глобального потепления. Фото: Гиль Элиягу˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend