Уволили за беременность? 100 тысяч шекелей компенсации

Тридцатилетняя Альмог Шаанан начала работать в школе «Гилель» в Рамат-Гане как советница по вопросам воспитания. Спустя несколько месяцев она забеременела, пройдя процедуру искусственного оплодотворения. На второй год работы – который все еще входил в предусмотренный договором испытательный срок – директор школы «Гилель» Ирит Туник сократила занятость Альмог. Советнице урезали несколько часов, в течение которых она оказывала внеклассную помощь учащимся. Это привело к сокращению ее зарплаты.

Когда Альмог вышла в отпуск по родам, Туник сообщила ей, что в будущем учебном году она в школу не вернется. «Учительница, которая позволяет себе забеременеть спустя несколько месяцев после начала работы, проявляет определенную безответственность», — разъяснила директриса свое решение. Спустя три года судебной тяжбы, две недели назад Тель-Авивский суд по трудовым конфликтам вынес решение: Альмог Шаанан получит компенсацию в размере 102 тысячи шекелей как жертва дискриминации на почве беременности. Судья Яфит Мизрахи-Леви в своем постановлении отметила, что сокращение рабочих часов и увольнение Шаанан были произведены незаконно.

Шаанан рассказала, что еще до увольнения Туник выразила разочарование в связи с решением молодой учительницы забеременеть в первый год своей работы. Это было первое замечание, которое Шаанан получила за все время своей педагогической карьеры. А Туник незадолго до этого инцидента была удостоена звания отличника системы просвещения.

Когда Шаанан находилась в отпуске по родам, директор школы выставила ей низкие оценки в ходе опроса, проводимого министерством образования. Туник отметила, что советница «практически незаметна и недостаточно активна». В качестве примера дурного поведения своей подчиненной Туник привела следующий случай: вскоре после начала беременности Шаанан покинула рабочее место и уехала на проверку в больницу, никого не предупредив. Женщине действительно срочно потребовалась медицинская помощь, когда она обнаружила у себя кровотечение, что могло быть чревато выкидышем.

Шаанан находилась в отпуске по родам, когда Туник по телефону сообщила ей о предстоящем увольнении. «Я всегда рада, когда мне сообщают о беременности, нет ничего лучше этого, — пояснила она неделю спустя. – Но, видишь ли, одно дело Ирит – как женщина, мать, бабушка и другое – она же как директор школы». Относительно решения Шаанан забеременеть вскоре после начала работы Туник сказала: «Это ее полное право… Вместе с тем, если это учительница в моем подчинении, и это ее первый год, работать у меня она больше не будет».

После увольнения из школы «Гилель» инспектор министерства образования пыталась помочь Шаанан устроиться на другую работу, но безуспешно. В конце концов, ей удалось найти место в школе, не относящейся к системе министерства образования. Эта работа не учитывается при расчете педагогического стажа.

В ходе судебного разбирательства представители прокуратуры и министерства образования утверждали, что Шаанан была уволена вовсе не из-за беременности. По их словам, принимая соответствующее решение, директор школы руководствовалась исключительно профессиональными мотивами. Однако судья Яфит Мизрахи-Леви отвергла эти доводы. Суду была представлена запись телефонной беседы, в которой Ирит Туник говорит Альмог Шаанан: «К твоей работе у меня нет никаких претензий, у меня никогда не было никаких замечаний, может быть, тут и там… Я искренне считаю, что ты – хороший специалист и можешь делать хорошую работу. Но есть что-то в твоем поведении, что не подходит мне лично. Что-то в нашем тандеме не работает. Ты для меня недостаточно энергична, недостаточно инициативна, недостаточно подвижна. Но это не означает, что ты плохо работала».

В своих показаниях в суде Туник отметила, что ее высказывания в ходе телефонного разговора с Шаанан вырваны из общего контекста. Туник также заявила, что всегда демонстрировала отзывчивость и готовность прийти на помощь своей подчиненной, и запись разговора это только подтверждает. Вместе с тем, она припомнила, что однажды сделала замечание Шаанан по поводу одежды: «Как-то раз я спросила ее, почему она все время в пальто, и она ответила, что ей холодно. Это было странно. Человек приходит на работу в пальто и не снимает его в течение всего дня. Это было, пожалуй, единственное замечание, которое я ей сделала».

Суд отверг эти доводы. «Истица верно поняла мотивы и намерения директора школы, — отмечается в судебном постановлении. – Беременность, безусловно, сыграла роль при формировании негативного отношения начальницы к своей подчиненной. Более того, суд полагает, что низкая оценка профессиональных качеств истицы связана с ее решением забеременеть в течение первого года работы в школе».

Судья Леви-Мизрахи отметила, что решение о сокращении рабочих часов Шаанан было продиктовано не профессиональными мотивами, а осознанием того, что в ближайшее время советница отправится в отпуск по родам и антагонизмом в связи с ее решением забеременеть.

Адвокат Майя Цахор, представлявшая в суде уволенную советницу, сообщила, что Альмог Шаанан присуждены максимальные компенсации, которые можно получить по делу о дискриминации. По ее словам, судебное решение демонстрирует, что «порой директора школ ведут себя по отношению к молодым учителям, как им заблагорассудится, а те вынуждены все это терпеть. Обида не давала покоя моей подзащитной и, спустя три года, она набралась смелости и обратилась в суд. Она видела в этом свою особую миссию, ее случай должен послужить уроком для всех».

Равиталь Ховель, «ХаАрец«, Б.Е. К.В. Фотоиллюстрация: Pixabay

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend