Friday 22.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ariel Schalit
    AP Photo/Ariel Schalit

    Успеет ли Трамп приструнить «Хизбаллу», или она будет в выигрыше?

    Администрация Трампа, очевидно, агонизирует и набрасывается на всех, кто ей подвернется. Хотя сейчас все заняты прогнозами, каким будет мир, когда Трамп покинет Белый дом (или будет из него выдворен), остается еще около двух месяцев, пока действующий президент не засунет в карман свою позолоченную авторучку, которой он подписывает новые законы, санкции, договоры и соглашения – или их аннулирует.


    Это опасный переходный период, в который Трамп может превзойти самого себя, продемонстрировать всю степень своего безумия и оставить после себя чудовищное наследие. Был бы лучше альтернативный вариант – чтобы он заморозил глобальную ситуацию, какой она была на 3 ноября, и подготовился к возвращению в свой бизнес.

    Для многих стран и их лидеров настало время, когда следует либо спрятаться в бункере, либо совершить паломничество в Вашингтон, чтобы напоследок получить от Трампа то, что он еще может дать. По крайней мере, одна страна, Ливан, уже осознала, насколько критическими для нее будут ближайшие недели. 6 ноября Соединенные Штаты ввели экономические санкции в отношении высокопоставленного ливанского политика, фигуры весьма спорной – Джебрана Бассила – которые включают замораживание его активов и счетов в США и ​​запрет компаниям вести с ним дела. Предлогом для санкций стало то, что Бассил,  занимавший пост министра связи, энергетики и водных ресурсов Ливана и бывший также министром иностранных дел, по уши погряз в коррупции, назначая своих друзей на руководящие должности и препятствуя созданию работоспособного правительства.

    Как ни странно, санкции были наложены на основании «закона Магнитского», одобренного в 2012 году президентом Бараком Обамой с целью введения санкций против отдельных лиц в российском правительстве после того, как российский адвокат по вопросам налогообложения Сергей Магнитский при неясных обстоятельствах скончался в тюрьме. В 2016 году президент Трамп расширил закон, чтобы использовать его во всем мире против любой организации, которая нарушает права человека и является коррумпированной. Теоретически закон может быть применен даже к лидерам дружественных стран – таким, как наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Сальман, эмир Объединенных Арабских Эмиратов, президент Египта и даже премьер-министр Израиля.


    Что касается Ливана, то с учетом этого закона ни один политик не может чувствовать себя в безопасности. Но в случае с Бассилом использование закона Магнитского – это просто прикрытие подлинной причины наложения санкций. Бассил – лидер «Свободного патриотического движения», крупного парламентского блока христиан-маронитов. Он – зять президента Ливана Мишеля Ауна и союзник «Хизбаллы» и ее лидера Хасана Насраллы.

    Согласно сообщениям соратников Бассила, в течение многих месяцев США безуспешно пытались убедить его и Ауна порвать с «Хизбаллой» или хотя бы заблокировать ее вхождение в правительство. Согласно ливанскому сайту Al Akhbar, связанному с «Хизбаллой», посол США в Ливане Дороти Ши недавно представила Бассилу «список требований», основным из которых является разрыв отношений с «Хизбаллой». Бассил отказался.

    Союз между возглавляемым им движением и «Хизбаллой» был заключен еще в 2006 году, примерно через год после того, как Аун, основавший «Свободное патриотическое движение», вернулся из Франции после 15-летнего изгнания. Этот альянс вызвал шок у ливанцев, потому что отставной генерал Аун был последним, кто сражался против сирийцев и «Хизбаллы»; только благодаря вмешательству Франции ему было предоставлено убежище, что спасло его от неминуемой гибели.

    Когда в результате протестов, вызванных убийством премьер-министра Рафика аль-Харири в 2005 году, сирийские войска ушли из Ливана, Аун решил, что настал момент вернуться в политику. Ожидалось, что именно Аун сможет поднять знамя оппозиции сирийскому влиянию и бороться с «Хизбаллой». Но политический оппортунизм победил. Аун объединился с «Хизбаллой» и 10 лет спустя стал президентом.

    Похоже, что в своих упорных попытках отделить президента и его партию от «Хизбаллы» американцы зашли слишком далеко и ставят под угрозу само создание нового ливанского правительства, которое Саад Харири теперь отчаянно старается сформировать.

    Реакция Бассила на санкции была однозначной – он написал в «Твиттере»: «Никакие санкции не испугают меня, никакие обещания не соблазнят… такова на Востоке наша судьба – чтобы выжить, мы должны нести свой крест, и так каждый день…». Бассил также ответил на твит госсекретаря США Майка Помпео, обвинившего его в пособничестве террору: «Для меня «Хизбалла» – ливанская политическая партия, а не террористическая группировка».


    Но санкции в отношении Бассила также являются прямым сигналом Ауну и премьер-министру Харири: тот, кто решит включить «Хизбаллу» в новое правительство, должен понимать, что идет на прямую конфронтацию с правительством США. Для страны, которая нуждается в любой экономической помощи, на какую она только может рассчитывать, чтобы выбраться из глубокого экономического кризиса и получить миллиарды пожертвований и ссуд, которые она запросила, это – серьезная угроза.

    Принятое американцами решение также ставит противников «Хизбаллы» перед дилеммой: выбрать политическое дистанцирование от этой организации или занять патриотическую позицию, по которой действия США рассматриваются, как вмешательство во внутренние дела Ливана и намерение диктовать стране состав ее правительства. Соцсети уже наводнены новыми аккаунтами под названием «Мы все – Джебран Бассил», где резко критикуется решение Америки и говорится, что, судя по нему, Трампу безразлично, развалится Ливан или нет. Таким образом, Бассил может стать национальным героем, а «Хизбалла» окажется в выигрыше.

    Цви Барэль, «ХаАрец», М.Р. На снимике: патруль ЮНИФИЛ на границе с Ливаном. AP Photo/Ariel Schalit˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend