Главный » Восток » Уроки Войны Судного дня

Уроки Войны Судного дня

В середине 90-х годов, когда я впервые оказалась в Каире, он выглядел настоящим морем огней, праздничных гирлянд и национальных флажков.

«Что за праздник?» - поинтересовалась я у нашего гида. «Завтра - 6-е октября, день победы над Израилем», - ни на секунду не колеблясь, ответил он. Несколько наводящих вопросов подвигли его на пылкую речь, в которой он объяснил, что в Египте думают о мире и войне с Израилем: победили египтяне, а мирных отношений с Израилем в Каире предпочитают не замечать.

Еще через несколько лет, уже в качестве журналиста, я побывала в Музее Победы, расположенном в одноименном районе – Мадинат Наср (город Победы). Огромная панорама - «Взятие линии Бар-Лева египетскими солдатами» - рассказывала посетителям о тех решающих минутах в октябре 1973 года, когда Израиль был застигнут врасплох египтянами и сирийцами, не смирившимися с потерей территорий и национальным унижением. В музее можно было сфотографироваться рядом с огромными куклами, изображавшими Анвара Садата, Голду Меир и Моше Даяна, купить холодный сок и конфеты для детей. Народ валил туда толпами. Одни откликнулись на патриотический призыв, другим было просто некуда идти в выходной день, а третьи хотели насладиться благами технического прогресса – в октябре в Египте еще весьма жарко, а в музее работал мощный кондиционер.

Находясь в праздничном Каире, который изо всех сил праздновал «победу», ставшей таковой лишь после длительного процесса переговоров, увенчавшегося подписанием Кэмп-Дэвидских соглашений, я думала о том, насколько огромна разница между восприятием этой войны и ее последствий двумя народами. В Израиле годовщина Войны Судного дня – траурный день, когда в СМИ говорят о просчетах и промахах политических лидеров и военачальников, когда семьи погибших приходят на военные кладбища, а эксперты с тревогой говорят о том, что происходит в армии, чтобы не допустить второй Войны Судного дня. 2656 израильских солдат не вернулись домой с той войны. Тысячи были ранены, сотни попали в плен, подвергаясь пыткам и унижениям в сирийском и египетском плену.

Точных данных о том, сколько египетских и сирийских солдат погибло в той войне, нет. Предположительно, с поля боя не вернулись 5 тысяч египтян и 3 тысячи сирийцев. В этот день в Каире и в Дамаске предпочитают не говорить о человеческих жертвах. Какая разница, кто трудился над созданием пирамиды, когда на протяжении тысяч лет мир будет помнить только одно имя - имя фараона, распорядившегося ее возвести! Человеческая жизнь всегда будет иметь больше значения и смысла в демократическом обществе, где права человека - не пустой звук. Отсюда и разница в восприятии жертв войны.

Фото: Давид Рубингер, GPO

Именно поэтому даже сегодня, 46 лет после той войны, в Израиле пытаются анализировать процесс принятия решений, который вылился в грандиозное фиаско. Разумеется, важно не только сделать выводы, но и опираться на них в дальнейшем, когда Израилю вновь придется принимать судьбоносные решения, способные привести к миру или к войне.

Нельзя недооценивать врага

Отчет израильской военной разведки в 1972 году гласил, что Анвар Садат – слабый лидер, которого в любую минуту могут свергнуть. «Он не способен ни на мир, ни на войну» - такой была оценка аналитиков из военной разведки.

Анвар Садат разительно отличался от своего предшественника, Гамаля Абд аль-Насера. В Египте поговаривали, что Садат был назначен на должность вице-президента именно потому, что никто не видел в нем какой-либо угрозы. Он был, что называется, компромиссным вариантом. Но именно потому, что Садат отличался от Насера, в Израиле не смогли разглядеть в нем подлинного лидера, который занимался не пан-арабской мишурой, а продвижением интересов своей страны.

В Израиле равнодушно отнеслись к посланиям Садата в начале 1973 года, незадолго до войны, в которых он предлагал Голде Меир переговоры если не о мире, то хотя бы о прекращении огня. С такой же долей равнодушия израильские руководители отнеслись к сообщениям разведки, что египтяне проводят военные маневры и стягивают силы к зоне Суэцкого канала. Полный разгром египетской армии в 1967 году опьянил многих, и в 1973 году израильское руководство не верило, что может быть иначе.

Эта ситуация верна в отношении тех, кого Израиль недооценивает сегодня, полагая, что еще одна интифада на территориях невозможна, и что арабскому миру безразлична судьба палестинцев. Пламя может вспыхнуть в любой момент и, как правило, это происходит как раз тогда, когда Израиль менее всего к этому готов.

Вопрос о земле

В 2019 году модно говорить, что формула «территории в обмен на мир» себя изжила. Однако мир с Египтом был достигнут лишь после того, как Израиль отдал всю захваченную в ходе войны египетскую территорию - до последней пяди. Все попытки израильских переговорщиков добиться каких-то преимуществ для Израиля в вопросе о Табе были полностью и безоговорочно отвергнуты. В ходе переговоров выяснилось, что этот вопрос был самым принципиальным для египтян, и все остальные «этажи» соглашения – военное сотрудничество, нормализация и другие - строились на этом самом фундаменте.

Пленные египетские солдаты, Авраам Когель, GPO

Если сегодня кто-то считает, что Израиль может обеспечить свою безопасность, заморозив вопрос о территориях, этот подход в корне ошибочен. Без решения территориального вопроса с ПА (в отличии от всех остальных теоретических вопросов, таких, как «право на возвращение») Израиль не сможет перейти на следующий уровень урегулирования конфликта, тем более, что, в отличие от практически пустого Синая, Западный берег густонаселен.

Есть истина в том, что сегодня палестинская тема не является самой острой для арабского мира. Но очевидно, что любые попытки аннексии Западного берега или его частей, как и обострение ситуации вокруг Аль-Аксы, будет принято в штыки и чревато ухудшением отношений с новообретенными арабскими партнерами.

Упоение силой

Преодолеть этот психологический барьер, наверное, самое сложное для Израиля на сегодняшний день. Равно как и тогда, в 1973 году, многим сегодня кажется, что Израиль непобедим. Что армии соседей разгромлены, что нет ни одной силы, равной Израилю на ближневосточном пространстве. Упоение силой приводит к ненужному бахвальству и прискорбной слепоте, которая впоследствии может стоить стране немалых потерь.

Это касается, прежде всего, окончания «туманной политики», которой Израиль строго придерживался много лет. Она  позволяла добиваться реальных целей – наносить удары, приписываемые иностранными СМИ Израилю, по оружейным складам в Сирии или автоколоннам, везущим высокоточное оружие в Ливан, а, с другой стороны - «сохранить лицо». Конец этой политики пришелся на последние два года, когда Израиль все чаще стал брать на себя ответственность за те или иные удары по вражеской территории, будь то Ливан, Сирия или Ирак.

Оборотная сторона упоения силой – это пренебрежение предупреждениями о том, что происходит в армии. Уже несколько лет назад генерал запаса Ицхак Брик, уполномоченный по жалобам солдат ЦАХАЛа, предупредил, что сухопутные войска недостаточно хорошо подготовлены к будущей войне. Брик говорил и о культуре командования, и о сокращении военной службы, и о духе посредственности, который, на его взгляд, преобладает сегодня в армии. Разумеется, многие в ЦАХАЛе заинтересованы а дискредитации Брика, тогда как израильское общество не интересуется деталями, зная, что «наша армия нас бережет». Но если столь опытный военный, патриот своей страны, бьет в колокола со всей силы, может быть, стоит хотя бы проверить, о чем он говорит?

Египет

Нельзя забывать также и о самом Египте. 46 лет спустя Израиль тесно сотрудничает с египтянами в борьбе с террористическими ячейками ИГ в Синае. Однако отношения между двумя странами ограничиваются узкими контактами ограниченного числа военных и политиков. Ни торговли, ни туризма, ни дипломатических, культурных или академических связей сегодня между странами нет.

Фото: Яаков Саар, GPO

Как долго может держаться мир на таком тонком фундаменте? Израилю стоит задуматься о том, как можно наполнить Кэмп-Дэвидские соглашения реальным смыслом. Сделать это без продвижения на палестинском фронте практически невозможно.

С точки зрения Израиля, арабским странам выгоден союз с нашей страной, ведь он несет конкретную выгоду в плане обороны и экономики. Однако, как показывает столь разный подход к годовщине Войны Судного дня и ее результатам, мы всегда будем смотреть на наши отношения с разных колоколен.

Для того, чтобы не допустить еще одну Войну Судного дня и извлечь максимальную пользу из сложившейся ситуации, когда Израиль и арабские страны оказались по одну сторону конфликта с Ираном, стоит хотя бы иногда смотреть на то, что происходит в регионе, с иной точки зрения.

Ксения Светлова, «Детали»
Фото: Давид Рубингер, GPO

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

13 ноября около шести часов утра террористы «Исламского джихада» возобновили обстрелы Израиля. ЦАХАЛ ...

Существует специальный термин — Cheat meal , когда даже спортсмены позволяют себе один день в неделю ...

В "Ликуде" заявили, что правительство меньшинства - это пощечина солдатам ЦАХАЛ ...

На место происшествия были вызваны полицейские саперы, чтобы убрать части ракеты, пострадавших по пр ...

Противоракетной системе "Железный купол" удалось сбить несколько ракет. ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend