Tuesday 22.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Смерть израильской «Железной маски»

    «Железная маска» была не только у Дюма – она вполне пришлась по размеру человеку, о котором в Израиле в 50-х годах знали все, а потом забыли. Но 3 февраля 2021 года вспомнили после того, как в Америке в возрасте 92 лет умер Мордехай Кейдар.

    За долгую историю «Моссада» и военной разведки ЦАХАЛа бывало то, что вполне годится для сюжета еще ненаписанного детективного романа. Достаточно нескольких примеров: в 2010 году агент «Моссада» Бен Зайгер повесился в тюрьме, и только тогда выяснилась история его предательства.

    В середине 50-х годов прошлого века еще сильнее прогремело дело Аври Гилада, «третьего человека», который, будучи перевербован египтянами, провалил израильскую шпионскую сеть в Египте («Грязное дело»).

    В 60-х без лишнего шума в тюрьме исчез дипломат Зеэв Авни, который работал на русских: на первом же допросе его расколол легендарный директор «Моссада» Иссер Харэль.

    А в 80-х в один прекрасный день как в воду канул замдиректора Института биологических исследований в Нес-Ционе, профессор Маркус Клингберг, который тоже работал на русских, и несколько лет его семья не знала, куда он исчез.

    Читатели книги Виктора Суворова «Аквариум» наверняка помнят жуть первых страниц, где описывается, как в ГРУ живьем сжигают предателя. Известный израильский журналист Йоси Мельман, который давно специализируется на вопросах разведки, написал: «В 2006 году, незадолго до смерти Амоса Манора, который был директором «Моссада» с 1954 до 1965 год, он рассказал, что начиная с 1948 года в Израиле не казнили ни одного предателя и никто из них не оказался за решеткой без суда и следствия».

    Тем не менее, особняком стоит малоизвестная история первого израильского «заключенного Икс», которого на самом деле звали Мордехай (Мотке) Кейдар.

    Он родился в Вильно. Ему было пять лет, когда дед с бабушкой привезли его в Эрец-Исраэль и поселились в Хадере. 5 декабря 1950 года, когда Кейдару был 21 год, на взморье в Хадере был убит таксист. А в сентябре 1951-го трое вооруженных мужчин ограбили банк в Афуле – полиция их не нашла, но подозрения в обоих преступлениях пали на Кейдара.

    Несмотря на это, в 1956 году его взяли в военную разведку (в подразделение, работавшее против вражеских государств), а потом в «Моссад», где не хватало агентуры и надежных источников информации. В то время вербовка агентов с уголовным прошлым не была чем-то из ряда вон выходящим. Во время подготовки Кейдара проверил психолог военной разведки. А теми, кто утвердил его зачисление, были ее тогдашние руководители – генерал-майор Йехошафат Гаркави и полковник Юваль Неэман, будущий известный профессор ядерной физики и политик. Гаркави также был родственником одного из членов банды Кейдара.

    Мотке Кейдара послали за границу с тайным заданием. В марте 1957 года он прибыл в Аргентину, чтобы в дальнейшем, прикрывшись легендой бизнесмена, продолжить работу в Египте. А всего через несколько месяцев на явочной квартире был найден труп Кальмана Кляйна, связного Кейдара в Аргентине. При расследовании выяснилось, что Кляйн пришел на встречу с Кейдаром, имея при себе немалую по тем временам сумму денег – 15 000 долларов. Кейдар сказал ему, что деньги нужны для передачи арабскому генералу, а перевод из Израиля задерживается. После убийства Кляйна деньги исчезли.

    Кейдар был первым подозреваемым, но он тоже исчез. Через несколько дней он вышел на связь со своими кураторами и рассказал, что сбежал из-за опасения, что местная полиция арестует его за участие в заговоре. Кураторы сделали вид, что поверили его версии, и уговорили Кейдара поскорее вернуться в Израиль, что он и сделал в конце 1957 года.

    Его арестовали прямо в аэропорту Лода, который тогда еще не носил имя Бен-Гуриона. По данным, собранным в течение многих лет, Кейдар долгое время находился под административным арестом в тюрьме «Маасиягу» в Рамле: полтора года в одиночке, а потом – в изолированном крыле, построенном специально для него. По окончании срока административного ареста военная прокуратура предъявила ему обвинение в убийстве Кляйна в Аргентине.

    Об аресте Кейдара не знала ни одна живая душа и даже его семья. Чтобы избежать раскрытия его личности, в тюрьме он был известен, как «заключенный Икс». Арест Кейдара раскрылся совершенно случайно в июне 1958 года, когда в тюрьму пришел его друг, навещавший совсем другого заключенного. Это немедленно утекло в прессу, и в Израиле разразился колоссальный общественный скандал. Вскоре имя Кейдара и факт его ареста были разрешены для публикации военной цензурой.

    Журналистам было сказано, что Мордехай Кейдар арестован по подозрению в соучастии в убийстве таксиста в 1950 году, ограблении банка в 1951-м и других преступлениях того времени. По следам газетных публикаций адвокат Кейдара, доктор юриспруденции Ицхак Туник (будущий госконтролер) встретился с генпрокурором и пожаловался на «клеветническую атмосферу», которая может лишить его клиента права на справедливый судебный процесс.

    Процесс был настолько справедлив, что проходил при закрытых дверях, вся информация о нем была засекречена, и в газетах, обязанных следовать цензурному запрету, не появилось ни слова. Суд приговорил Мордехая Кейдара к пожизненному заключению. В тюрьме он остался «заключенным Икс».

    Кейдар вышел из тюрьмы через 17 лет и вскоре покинул Израиль, но потом вернулся. Долгие годы он отстаивал свою невиновность, уверяя, что ему «пошили дело», обращался во все судебные инстанции и дошел до Верховного суда, требуя повторного процесса. Безрезультатно. Кончилось тем, что он эмигрировал в Америку и поселился в Лос-Анжелесе.

    Несмотря на освобождение Кейдара, цензура продолжала свое дело: когда в 1975 году в студенческой газете Еврейского университета «Ослиная пасть» появилось интервью с Кейдаром, цензура вырезала 95 процентов текста. В качестве замены газета напечатала вымышленную историю «Мишка Кидрон», в которой следователи пытались приписать герою убийство еврея по имени... Зигмунд Фрейд. Подобная замена была использована задолго до студентов-сатириков, на пике «Грязного дела», когда главный редактор журнала «Ха-Олам ха-зэ» («Сей мир») Ури Авнери изобразил все каирские события на фоне борьбы Турции и Греции под названием «Дело Алексис».

    В 2019 году Мордехай Кейдар, сохранивший ясный ум и твердую память, отметил 90-летний юбилей. Прочтя в газетах о злоключениях российского хакера Алексея Буркова, отсидевшего в израильской тюрьме четыре года и депортированного в США, он только ухмыльнулся: что такое четыре года израильского тюремного санатория для человека с именем и фамилией по сравнению с 17-ю годами «заключенного Икс»!

    В Лос-Анжелесе Кейдар жил на собственной яхте, что увеличивало его ощущение свободы: хочу – хожу, хочу – плыву. Точно так же он распорядился собственным телом, завещав его кремировать, чтобы в этом мире от Мотке Кейдара не осталось ничего, кроме двух слов – «заключенный Икс».

    Владимир Лазарис, «Детали». Фото: Моти Кимхи˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend