Ультраправые объединятся, чтобы попасть в кнессет

Из партий, идущих на ближайшие выборы, самую правую позицию занимает «Оцма Иегудит» («Еврейская мощь». В прошлом партия называлась «Оцма ле-Исраэль — ««Мощь Израиля»). Впрочем, даже «Оцма Иегудит» тоже — не «правее стенки». Есть еще более радикально настроенные объединения, однако они не идут на выборы.

Партией руководит Михаэль Бен Ари, бывший депутат кнессета. Другие известные ее лидеры — Барух Марзель (некогда – помощник рава Кахане), и адвокат Итамар Бен-Гвир, прославившейся защитой поселенцев. Чтобы узнать, что они предлагают потенциальным избирателям, корреспондент «Деталей» отправился на их встречу с жителями Кирьят-Малахи, который, кстати, считается одним из самых право-ориентированных израильских городов.

В секторе «религиозные правые», где сосредоточены потенциальные избиратели «Еврейской мощи», конкурентная борьба очень тяжелая: практически на тот же электорат претендуют «Еврейство Торы», ШАС, «Еврейский дом», «Новые правые», да и «Зеут» с «Ликудом» тоже. По опросам, «Оцма Иегудит» не проходит электоральный барьер.

На встречу пришли, преимущественно, хасиды ХАБАДа и религиозные сефарды, которым Итамар Бен-Гвир рассказал, в частности, о хитростях, к которым они прибегают, чтобы «просочиться» в эфир и на полосы центральных израильских СМИ.

— Недавно, когда в очередной раз выпускали из тюрьмы арабских террористов, я развесил по стране плакаты: «Если освобождаете террористов – освободите Игаля Амира!» — говорит он. – Но ни один из журналистов не согласился рассказать об этом лозунге ни на радио, ни на телевидении… Тогда моя супруга позвонила на одну из центральных радиостанций, и сказала: «Я — левая студентка из Хайфы, вы не представляете, какой тут ужас у нас на стене висит!» И рассказал об этом лозунге, после чего его обсуждали в прямом эфире минут пятнадцать… Так что можно пробиться и на радио, и на телевидение, и в прессу – только надо использовать всякие хитрости, «обмануть систему». А уж народ нас поддержит!

— У нас вот уже 4 года «правое» правительство, — рассказывает о платформе и видении своей партии Михаэль Бен-Ари. – Мы видим, как за это время разгорается война на юге и на севере страны, передают деньги ХАМАСу, а исламистская пропаганда в Израиле набирает обороты. В Восточном Иерусалиме работает корпункт телеканала «Аль-Джазира». Все знают, что это исламистский канал. Мы предлагали его закрыть. Биби закрыл? Нет!

Еще будучи членом кессета, я предлагал поставить вне закона на территории Израиля «Исламское движение». Я внес этот законопроект, и кто его зарубил? «Ликуд» и НДИ! Сейчас идет захват Израиля изнутри. Кого берут на работу? Прежде всего арабов – это называется «корректирующая дискриминация»! Молодежь уезжает с севера, из Акко, из Галилеи, потому что не может найти себе работу.

В центре страны имеется огромное количество незаконных арабских построек, и никто этого не замечает! Снесли один незаконный арабский дом в Лоде – и теперь они каждую субботу перекрывают въезд в Ганей-Авив! В это же время с еврейских построек в центре страны требовали по полмиллиона шекелей, с каждого домохозяйства – на «обустройство».

Стоит напомнить, что это «правое» правительство уже три раза выпускало террористов без всяких условий. Юга страны мы уже лишились – Негев полностью принадлежит бедуинским кланам. Правительство, чтобы как-то умилостивить бедуинов, построило для них город Рахат – в надежде, что они бросят захваченные участки и переселятся в него. В результате бедуины и участки не оставили, и город получили. То же самое можно сказать о передаче денег ХАМАСу. За что им платит Катар? Только за уничтожение Израиля.

— Что же вы предлагаете?

— У нас разработана программа, — отвечает Бен Ари. – Прежде всего надо стимулировать арабскую эмиграцию из Израиля. Только за прошлый год из Газы, например, уехало 20 тысяч человек. А если бы еще Израиль помог им, выдавал визы, то в течение нескольких лет проблему удалось бы смягчить.

— Что по поводу социальных программ?

— У нас есть социальная политика, но наша задача – перетащить правительство «вправо», решать насущные вопросы, связанные с арабским давлением изнутри. Иначе ни у кого не будет никаких пенсий. В таком состоянии я отвожу нашей стране не более 20-и лет. Если мы не начнем принимать меры сейчас, через несколько лет может быть поздно. Учтите, что в диаспоре уровень ассимиляции составляет 70-80 процентов, тогда как в Израиле – порядка семи процентов. Нам необходимо расширяться, чтобы забрать евреев из галута.

— У вас в партии проводятся праймериз? Есть ли забронированные места для русскоязычных кандидатов?

— Никаких праймериз у нас в партии не проводится, и даже окончательный список еще не сформирован. Скорее всего, первое место в списке займу я, второе – Барух Марзель, третье – Итамар Бен-Гвир, четвертое – руководитель центра «Лахава» Бенци Гопштейн, который борется против ассимиляции. Вероятно, в список попадет и руководитель нашего русскоязычного сектора – Шломо Ленский.

— Но если вы не попадете в кнессет, голоса ваших избирателей просто «сгорят»?

— Лучше сожалеть о выборе один месяц, чем голосовать за партию, которая освобождает террористов, и потом жалеть об этом 4 года.

— Не хотите ли вступить в блок с каким-то другим движением?

— Перед прошлыми выборами в 2015 году мы объединились с партией «Яхад», которую возглавлял Эли Ишай, но нам пришлось для этого пойти на множество компромиссов. В этом году, скорее всего, мы составим технический блок с партией Смотрича («Еврейский дом» — «Национальное единство», который по опросам тоже не проходит электоральный барьер – прим. «Детали»). Вместе мы сумеем преодолеть электоральный барьер.

Александр Рыбалка, «Детали». Фото: Рами Шлюш. На фото: Михаэль Бен Ари


тэги

Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend