Wednesday 01.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ширан Гранот
    Фото: Ширан Гранот

    Ультраортодоксы зарабатывают почти вдвое меньше остальных

    Свой последний еженедельный обзор министерство финансов посвятило «горячей теме» - работе ультраортодоксов. Тема эта, в самом деле, не сходит с повестки дня. Может быть, из-за выборов или из-за того, что количество перешло в качество. Для многих, похоже, этот переход произошел незаметно, хотя в последние годы эта проблема нарастала, как снежный ком.


    Степень интеграции ультраортодоксов на рынке труда оказывает существенное влияние на показатели экономики Израиля. Ожидается, что это влияние будет усиливаться ввиду ожидаемых демографических изменений. В Минфине напоминают, что согласно прогнозу ЦСБ, к 2065 году доля не-ультраортодоксального еврейского общества в населении сократится с 67 до 49 процентов - одновременно с уменьшением доли арабов с 21 до 19 процентов и увеличением доли ультраортодоксов в два с половиной раза - с 12 до 32 процентов. Мало того, доля ультраортодоксов в основной группе трудоспособного населения (от 25 до 64 лет) возрастет более, чем втрое – с 8 до 26 процентов процентов!

    По другим сценариям доля ультраортодоксов повысится до 40 процентов и повлечет за собой множество экономических последствий из-за значительного разрыва между показателями занятости ультраортодоксов и остального населения. Эксперты министерства финансов рассмотрели несколько различных сценариев влияния занятости и заработной платы ультраортодоксов и арабов на экономический рост и распределение доходов, с точки зрения темпов роста и неравенства, и пришли к следующим заключениям:

    Сокращение разрыва в занятости, производительности труда и уровне занятости (выраженного в месячной заработной плате) ультраортодоксов будет в значительной степени способствовать экономическому росту, а также - сокращению неравенства в доходах. В сценарии, где эти разрывы постепенно сокращаются до их полного исчезновения в 2065 году, темпы роста ВВП значительно выше, чем в сценарии, где разрывы остаются. В долгосрочной перспективе разница между двумя сценариями составляет один процентный пункт в год, и это – огромный разрыв.


    В долгосрочной перспективе, сценарий, предусматривающий исчезновение разрывов, означает на треть больший ВВП на душу населения по сравнению с со сценарием с неизменными, сегодняшними показателями. Чтобы проиллюстрировать разницу Минфин приводит такой пример: увеличение ВВП на душу населения в Израиле в 2019 году на треть поставило бы Израиль выше Финляндии и Канады.

    Сохранение текущих тенденций на израильском рынке труда недостаточно для существенного экономического улучшения по сравнению с данной ситуацией, потому что в последние годы разрыв в сфере занятости сократился, но разница в зарплате между мужчинами-ультраортодоксами и не-ультраортодоксами увеличилась. Сценарий же, при котором разрыв в занятости и/или зарплатах еще более увеличится, Минфин вообще не рассматривает.

    Оставим в стороне тот факт, что значительная доля ультраортодоксов занята на весьма специфических работах, влияние которых на экономический рост, тем более, влияние положительное, по крайней мере, сомнительно. Пример – контролеры кашрута.

    Что происходит с общими показателями занятости и с зарплатами?

    По расчетам Минфина, основанным на данных ЦСБ, среди женщин трудоспособного возраста (25-64) из ультраортодоксального сектора в 2010 году работали 62 процента, а в 2017-м – 74 процента (среди остальных евреек показатель повысился с 75 до 82 процентов). Разрыв в зарплатах уменьшился, но все еще приближается к трети (в 2010-м он составлял 38 процентов).

    Еще хуже обстоят дела у мужчин. Мало того, что среди мужчин- ультраортодоксов трудоспособного возраста работают только 47 процентов (эти данные верны на 2017 год, и в течение двух последних лет показатель пошел вниз) по сравнению с 88 процентами среди остальных мужчин. Разрыв в зарплатах между ультраортодоксами и остальными в течение 2010-2017 годов увеличился. В 2010 году ультраортодоксы зарабатывали на треть меньше, чем остальные: 65 процентов, а в 2017-м – только 55 процентов. То есть, о сокращении разрыва в зарплатах речь вообще не идет - наоборот, он последовательно увеличивается.


    Евгений Весник, НЭП. К.В. Фото: Ширан Гранот

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend