Sunday 24.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Ультраортодоксы нас угробили – они же нас спасут

    В наши дни многие страны переходят в режим ожидания зимней вспышки вируса и введения нового карантина. Повышение уровня заражения фиксируется во всех европейских странах, в результате чего вводятся все более строгие ограничения.


    Но анализ глобальных графиков заболеваемости, опубликованных на сайте Worldometer, показывает противоречивую картину. Почти во всех странах зарегистрирован рост показателей, которые значительно превосходят данные о заболеваемости первой волны в марте-апреле, но, в отличие от тогдашних пиков заболеваемости, сейчас рост смертности незначителен. Кажется, что графики противоречат друг другу: число инфицированных стремительно растет, а число погибших не растет или растет незначительно.

    Например, число больных коронавирусом в Испании в настоящее время вдвое превышает пик, зарегистрированный в первой волне, но ежедневное число погибших составляет лишь четверть того, что было отмечено на ее пике. В Италии, которая была символом пандемии в первой волне, сейчас инфицированных в 4,5 раза больше, а число погибших составляет лишь четверть. Почти идентичный феномен наблюдается во всех странах, особенно переживших высокий уровень смертности в первую волну, включая Бельгию, Францию, Великобританию и Нидерланды. Вторая волна намного менее смертоносна, чем первая.

    В чем здесь причина? Почему это происходит? Гипотеза о том, что многие страны проводят больше тестов и, следовательно, выявляют гораздо больше зараженных пациентов, не объясняет низкий уровень смертности. Смертность сегодня низка не только в относительных, но и в абсолютных цифрах. Аргумент, что это только вопрос времени, и вскоре мы увидим приближение больших волн смертности, также неубедителен, потому что рост числа зараженных начался в большинстве стран уже месяц назад и сопровождается лишь умеренным увеличением смертности.


    Эксперты признают, что у них нет однозначных ответов, и высказывают различные гипотезы. Например в статье, недавно опубликованной в «Нью- Йорк Таймс», была предпринята попытка объяснить, почему в ходе первой волны в Нью-Йорке умерли 27 процентов зараженных, в то время как во второй волне уровень смертности упал до 3 процентов. Объяснение была двояким. С одной стороны – заметное улучшение ухода за пациентами, современная медицина научилась поддерживать их жизнь. Вторая причина – существенное изменение в возрасте пациентов: пожилые люди, наиболее уязвимая категория, научились самоизолироваться, а те, кто больше заражается и чаще болеет сегодня – люди более молодого возраста, у которых гораздо больше шансов выжить.

    Еще одно объяснение – широкое использование масок, которые снижают интенсивность заболевания. Маска фильтрует значительную часть вирусов, и, таким образом, заражение происходит в более мягкой форме, что сказывается на течении болезни.

    Есть также еще одна оптимистическая гипотеза: «корона» начинает утрачивать свою силу, по крайней мере, с точки зрения уровня смертности. Эта версия утверждает, что есть определенная категория людей, которые особенно уязвимы для данного вируса. Возможно, что в странах, наиболее пострадавших в первой волне, большая часть людей из этой категории уже погибли и те, кто инфицирован в настоящий момент, относятся к менее уязвимым. Напротив, страны, которые сравнительно легко пережили первую волну, такие как Израиль, теперь платят «смертельную» цену во второй волне.

    В этом тезисе просматривается определенный фатализм: если человеку суждено умереть от «короны», то ничего нельзя сделать, чтобы это предотвратить. Но есть аргументы, которые опровергают и этот тезис – графики заражения и смертности в странах Южной Америки. Туда вирус пришел позднее, чем в Европу, и эти страны на самом деле не закрывались на карантин и не проводили строгую политику социальной изоляции. В результате в Южной Америке показатели заболеваемости и смертности в большинстве стран континента по-прежнему высоки. Шесть латиноамериканских государств находятся в первой десятке стран мира по уровню смертности, а лидирует Перу с уровнем смертности 1034 человека на миллион жителей.

    В Израиле все зависит от ультраортодоксов

    В Израиле также возникает вопрос о характере вируса: меняется ли он с течением времени из-за изменения человеческого поведения или по естественным причинам. Этот вопрос особенно важен в свете того, что может показаться замедлением распространения коронавируса в ультраортодоксальных городах и районах. После нового карантина почти все ультраортодоксальные города стали «зелеными».


    В ультраортодоксальном обществе объясняют улучшение ситуации завершением осенних праздников, приведших к случаям массового заражения, а также шоком от большого числа смертей, вызвавших страх и заставивших ультраортодоксов носить маски и соблюдать социальную дистанцию.

    Однако есть и третье объяснение. Согласно ряду исследований, возможно, что уровень заражения в Бней-Браке к началу нового карантина уже достиг 30 процентов. Треть зараженных – это еще недостаточно для достижения коллективного иммунитета. Для такого эффекта необходимо, чтобы было инфицировано не менее половины населения. Но некоторые эксперты считают, что при 30 процентах скорость распространения эпидемии начинает замедляться. Это означает, что риск экспоненциальной вспышки среди ультраортодоксов весьма незначителен, хотя вирус безусловно продолжит свое распространение.

    Возможно, что высокие темпы заражения из-за перенаселенности и традиций ультраортодоксального общества привели к тому, что Израиль снова «закрылся» на карантин, но, возможно, теперь возник обратный эффект – замедление скорости распространения инфекции. Это ни в коем случае не ситуация обретения коллективного иммунитета, но существует вероятность падения темпов роста заражения.


    Если рост заболеваемости в ультраортодоксальном обществе замедлится, то один из самых серьезных очагов заражения в Израиле начнет угасать. Это хорошие новости, но только отчасти. В любом случае эксперты прогнозируют, что коронавирус продолжит распространяться, поэтому социальная дистанция и особенно защита уязвимых слоев населения по-прежнему имеют решающее значение.

    Мейрав Арлозоров, TheMarker, В.П. Фото: Моти Мильрод˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend