Украинский кризис – плод нерешительного отношения Запада к диктаторам

Независимо от того, чем закончится ужасающая эпопея на украинской границе, одно уже ясно. Эта экстремальная ситуация, которая, по словам Джо Байдена, станет «крупнейшим вторжением со времен Второй мировой войны», является прямым результатом вялости Запада перед лицом растущего числа тоталитарных и деспотических сил по всему миру.


Все больше и больше пробных шаров запускают в реальном мире – от Венесуэлы до Китая, от Беларуси до Афганистана и Мьянмы, и все они доказывают простой факт: западный либеральный порядок, якобы олицетворяющий свободу, слаб. Именно его в начале 1990-х годов объявил победителем Фрэнсис Фукуяма, назвавший это развитие событий «концом истории».

Но на этот либеральный порядок не стоит полагаться во время кризиса или пробуждения народов против тирании, под которой они живут. На него нельзя рассчитывать в деле поддержки народов – и справедливости.

Возможно, так было всегда. Может быть, между реальностью и этой позой добропорядочности с ее великими претензиями всегда была большая дистанция.

Но в прошлом все было не так открыто. Раньше было легче обманывать людей. Теперь же вся эта слабость, все это отстранение или игнорирование зла, несмотря на крики о помощи, гораздо быстрее проникает в мировое сознание, в большую историю человечества. Мы должны помнить, что дезинтеграция – это всегда вопрос накопления.

Даже если выпуски новостей и общественные дебаты забыли о народах Беларуси и Мьянмы, реальность не забывает их, и мировое подсознание не забывает. Не забывают и все те, кто ждет подходящего момента, чтобы поднять голову. Когда сильный встает рядом со слабым, потому что тот слаб, и протягивает ему руку помощи или когда он противостоит злу, потому что оно идет вразрез с его моральными ценностями, это прежде всего вопрос стратегических интересов, а не ценностей или дарования милости.

Те, кто не встает бок о бок со слабыми, предпочитая отвернуться и, игнорируя проблему, идти дальше, обречены на столкновение с более сильной стороной, которая издевается над слабыми. И тогда уже придется приложить гораздо больше сил и ресурсов.

Именно это происходит сейчас на границах Украины, именно такую кашу заварили для себя Соединенные Штаты и НАТО. В этом смысле мобилизация Запада с его драматическими словами лишь подчеркивает все прошлое и настоящее пренебрежение, когда Запад якобы не был материально заинтересован встать на стороне справедливости.

Не случайно главным партнером России в нынешнем натиске на Украину стала Беларусь. Беларусь осмелилась поднять голову. Она увидела, что ничего страшного за этим не последовало.

Она увидела, что может перехватить самолет, похитить пассажира и надругаться над ним. Она увидела, что может похищать и убивать своих граждан и жестоко подавлять протесты. И теперь она самый большой союзник России. Это не просто географический или геополитический вопрос, это главным образом вопрос ментальности.

Наглость, с которой Беларусь присоединяется к России, ее выбор стороны и ее участие в этом беспринципном запуске пробного шара проистекает прежде всего из инстинктивного понимания Беларусью того, насколько глубока импотенция Запада. Она понимает, до какой степени пусты претензии Запада.

Для нас, как для любого человека Запада, важно понимать, сколь дорого придется заплатить за это бессилие – так же, как важно понимать, до какой степени нравственные ценности являются сильнейшим оплотом человеческих сообществ.

Яир Ассулин, «ХаАрец», М.Р.˜√
На фото: украинские солдаты обучаются обращению с новыми легкими противотанковыми ракетами.
AP Photo/Pavlo Palamarchuk