Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters

Угрозы Путина не были спонтанными

«Россия на Ближнем Востоке: игра на всех полях». Так назывался центральный доклад, представленный на международной ближневосточной конференции дискуссионного «Валдайского клуба». Она прошла в конце февраля в Москве, и как раз на ней была, можно сказать, презентована и обсуждена новая стратегия России в нашем регионе.

«Принуждение Запада к миру»

В своем послании, сделанном вскоре после той конференции, Путин отчетливо высказал три базовых идеи:

  1. США является основным потенциальным противником России.
  2. Союзники США также являются ее противниками.
  3. Россия готова первой нанести удар как по Америке, так и по ее союзникам, задействовав всю свою военную мощь, в том числе ядерное оружие. Это произойдет в случае, если действия этих «противников» российские стратеги оценят, как угрозу своей стране.

Кто же является для России вероятными противниками на Ближнем Востоке?

В упомянутом докладе, представленном Валдайскому клубу, было сказано, что “модель соревнования великих держав за влияние в регионе, относящаяся к биполярной эпохе, сегодня выглядит всё более устаревшей.” Но глава МИД РФ Сергей Лавров в ходе конференции резко обрушился на Вашингтон. Он заявил, что ситуация в регионе зависит, скорее, не от того, что Россия будет делать в регионе, а от того, что США не будут здесь делать.

В ходе конференции неоднократно указывалось на западную коалицию, как “на дестабилизирующий фактор, поддерживающий оппозицию, включающей довольно радикальные элементы, готовые действовать террористическими и диверсионными методами”. Авторы доклада отметили, что “борьба с терроризмом перестала быть фактором единения”, потому что “в национальной оборонной стратегии США борьба с терроризмом занимает далеко не первое место, уступив приоритет стратегическому соперничеству между ведущими державами”. А в параграфе, посвященном политическому урегулированию в Сирии, сказано: “решение общей задачи по разгрому ИГИЛ способствовало углублению принципиальных расхождений между двумя коалициями в Сирии”.

Таким образом, круг основных соперников был очерчен весьма четко: США и западная коалиция. А потом выступил Путин, сказав, что Россия не только готова нанести превентивный удар по своим вероятным противникам, но и намерена защищать своих союзников.
А кого в России считают своими ближневосточными союзниками?

Как это следует из заявлений ключевых спикеров, это Иран и его прокси-партнеры (“Хизбалла” в Ливане и Сирии, шиитские милиции в Ираке); Турция; сирийские сторонники режима Асада; а также силы палестинского сопротивления. Правда, в ходе конференции вся эта идеология была завернута в обтекаемые дипломатические формулы типа: сотрудничество со всеми актерами, игра в одной команде, взаимодействие на разных треках, «Россия как “честный брокер” для всех сторон» и т.п. Вот что записано в докладе:

«Москва продолжает демонстрировать способность развивать равно доверительные отношения как с израильским, так и с палестинским руководством. Свидетельством первому служит российско-израильское взаимодействие в контексте сирийской ситуации, а второму — прошедшая в январе 2017 года в Москве Вторая межпалестинская встреча. Наличие доверительных отношений между Москвой и палестинскими лидерами создаёт предпосылки для роста российской активности в ближневосточном урегулировании…»

Авторы доклада пишут даже о возможности России участвовать в примирении Тегерана с Эр-Риадом. Но, если уж говорить о России в роли посредника, то стоит вспомнить, что она не смогла за четверть века урегулировать ни один конфликт даже на постсоветской территории: Карабах, Приднестровье, Грузия, Абхазия, Осетия, а теперь еще возникли Крым и Донбасс…

Доклад сопровождался предупреждением, что он отражает только личную позицию авторов. Но верится в это с трудом. Скорее, этот документ отражает взгляд высшего российского руководства на ситуацию в регионе и ту, политику, которая оно реализует в нем. А один из его авторов — Виталий Наумкин – занимает не только должность научного руководителя Института востоковедения, но и заседает в научных советах при МИД РФ, СБ РФ, а также является членом Совета по внешней и оборонной политике. В 2016 г. он также работал старшим политическим советником спецпосланника генерального секретаря ООН по Сирии С. Де Мистуры, принимая активное участие в женевских переговорах по Сирии.

Так кого же из своих союзников готова защищать Россия? И от кого?

Россия на мировой шахматной доске

В классической работе З. Бжезинского “Большая шахматная доска” -геополитика ассоциируется с шахматной игрой, главными фигурами на этой доске являются геостратегические акторы (действующие субъекты) и геополитические центры. А основные преимущества – их военная мощь и географическое расположение.

Бжезинский выделяет шесть геостратегических игроков: США, Россия, Германия, Франция, Китай и Индия. К геополитическим центрам относятся, по его классификации, относятся Турция, Иран, Украина и некоторые другие страны – при том, что Турция и Иран являются, также, геостратегически активными странами.

Ту же самую идеологию используют теперь российские стратеги. Они хотят играть на всех полях, а фактор военного присутствия России на Ближнем Востоке считают ключевым доказательством ее влияния. Россия стремится к формированию стратегической оси Россия-Иран-Турция, союзниками которой на Ближнем Востоке будут Сирия, Ливан и Палестинская Автономия… После этого видеоролики, изображающие новейшие российские вооружения, поражающие американский континент, выглядят трейлерами к сценарию реванша, за прежнее поражение в «холодной войне». Весь Ближний Восток в случае реализации этой стратегии превратится в один большой Вьетнам – ему Россией отведена роль полигона для битвы «сверхдержав».

История, впрочем, учит, что происходящее на практике способно кардинально отличаться от написанного в докладах.

«Большая игра» — такое название получила серия разведывательных и военных операций России и Британской империи, осуществленных ими в 19 веке на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Тогда она добавила пороху и к постоянно тлевшему конфликту на Балканах. В ту игру, в конечном итоге, вступили и все остальные мировые державы. Но в итоге это привело к принципиально иному результату — крушению всех мировых империй в двух мировых войнах 20 века.

Заявления, сделанные теперь президентом России — какими бы ни были военные предпосылки для них — ясно демонстрируют ее возврат к той же геополитической стратегии. Путин декларировал намерение вернуть «Большую Игру» по всему периметру. Если это произойдет, мир, как и век назад, окажется на пороге новой Мировой войны. В такой ситуации странным образом борьба Израиля за выживание становится борьбой за выживание, как минимум, всего региона, а как максимум – всего мира.

Владимир Поляк, “Детали”. Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend