Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Природный газ лучше оставить на дне моря

    Новое исследование показывает, что газ так же вреден, как уголь. И это кардинально меняет всю картину.


    «Благословен ты, Господь наш Бог, Владыка вселенной, который дает нам природный газ со дна моря», - этими словами министр энергетики Юваль Штайниц заканчивает свою новую книгу «Битва за газ». Книга представляет собой политическую и правовую сагу, где Штайниц представляет себя героем, который борется с жадными магнатами, циничными политиками и радикальными экологическими организациями. В конце повествования, после долгой тяжелой борьбы, наступает катарсис: открывается кран газового месторождения «Левиафан», и газ начинает течь по трубам.

    Штайниц представляет открытие газа, как явное чудо. И он не одинок: многие рассматривают газ, как экономическое, политическое и экологическое благо. Однако за десятилетие, прошедшее с момента обнаружения месторождения «Левиафан», произошли события, которые кардинально изменили всю картину. Стоимость единицы солнечной энергии постоянно падает и приближается к нулю. Цены на накапливание и хранение солнечной электроэнергии также стремительно падают. И, наконец, самое главное: новое исследование показывает, что, вопреки расхожему мнению, газ усугубляет глобальное потепление нисколько не меньше, чем уголь.

    В отличие от Европы, которая ускоряет переход на возобновляемые источники энергии, в Израиле замалчивается тема климатического кризиса. Однако анализ экономических данных и технологических изменений наряду с отрезвляющим пониманием всей серьезности климатического кризиса повышают вероятность того, что наступит день, причем не в отдаленном будущем, когда газ из актива превратится в бремя. И когда этот день наступит, правильным будет оставить газ в земле. Или в море.


    Между тем Израиль движется в прямо противоположном направлении: он отвлекает огромный капитал на создание газотранспортной инфраструктуры по всей стране, инвестирует ресурсы в создание газовых электростанций, которые пригвоздят израильскую экономику к источнику энергии, который скоро утратит свою актуальность. Это делается, невзирая на прогнозы экспертов, предполагающие, что в обозримом будущем газ станет морально устаревшим, дорогостоящим и невыносимо загрязняющим окружающую среду источником энергии.

    Пришло время для следующего шага

    Когда же придется закрыть газовый кран? Ответ на этот вопрос состоит из сложных технологических, экологических и экономических объяснений. Простой ответ заключается в том, что газ уже сегодня проигрывает в конкуренции с возобновляемой энергией. Шансы на то, что через 30 лет газ останется эффективной технологией для производства энергии, стремятся к нулю.

    В профессиональной полемике газ считается переходным топливом, своего рода мостом, который должен служить промежуточным этапом, пока мы не будем готовы полностью перейти к действительно хорошим источникам энергии - возобновляемым и «зеленым», таким как энергия солнца, ветра и приливов. Однако исследования, показывающие, насколько серьезным является влияние газа на глобальное потепление, а также падение цен на возобновляемые источники энергии, сделали этот мост магистралью, ведущей назад, а не вперед.

    В 2010 году средняя цена за единицу энергии составляла около двух долларов. В прошлом году цена составляла полдоллара за единицу, а в некоторых странах, включая страны Ближнего Востока, солнечная электроэнергия уже продавалась по цене менее двух центов за единицу. Цены варьируют от страны к стране, но такое падение цен актуально также для нас: в прошлом году Государство Израиль подписало конкурс, в котором единица солнечной энергии продавалась по цене от 8 до 15 центов. При этом та же единица энергии, произведенная из газа, стоит 27 центов.

    Если «зеленая» единица энергии стоит дешевле и при этом не загрязняет окружающую среду, зачем нам месторождение «Левиафан»?


    В своей новой книге Штайниц дает ответ на этот вопрос, заданный депутатом кнессета Мики Хаймович («Кахоль-лаван»), которая осмелилась заикнуться о том, чтобы оставить газ в земле. И тут, действительно, возникает проблема хранения и накопления энергии.

    «Может быть, госпожа Хаймович верит в свою новозеландскую фантазию, только для того, чтобы она стала реальностью, израильским гражданам придется по вечерам сидеть дома в полной темноте или при свечах, дрожа от холода зимой или обливаясь потом летом?» Другими словами, солнечная энергия - это прекрасно, когда светит солнце и нет облаков. Но как насчет остального времени?

    Солнечные батареи на сельскохозяйственных угодьях


    Одно из утверждений сторонников газа заключается в том, что для получения дешевой солнечной энергии нужны большие пространства. Много места. Это - правильный аргумент: нет оснований сравнивать цены на солнечную энергию в Израиле с ценами в странах с гигантскими свободными пространствами. Однако отчет министерства экологии, опубликованный в прошлом месяце, показал, что Израиль уже может производить около половины потребляемой электроэнергии с помощью солнечных батарей прямо в населенных пунктах - на крышах жилых и коммерческих зданий, над водохранилищами, парковками и т.д.

    Существуют также методы размещения солнечных батарей над сельскохозяйственными территориями. «Используя сельскохозяйственные площади, мы убиваем двух зайцев, - сказал Амнон Португаль, исследователь энергии в Центре устойчивого развития им. Хешеля. - Вы не только получаете энергию, но и даете фермерам еще один источник дохода, а также защищаете землю от перегрева и обезвоживания. Это означает, что пространства для солнечной энергии может быть намного больше».

    В конце концов, место для солнечных батарей будет найдено. Вероятно, других вариантов просто не будет, потому что расчеты, касающиеся конкуренции между газом и возобновляемой энергией, будут включать в себя еще одну переменную: налог на выброс парниковых газов или «налог на экологию». Заглядывая в будущее, эксперты предвидят, что такой налог внесет смятение и беспорядок во всю газовую промышленность. В Европе это почти наверняка произойдет через несколько лет, и, на самом деле, уже происходит в транспортном секторе.

    Пока Израиль раскачивается, мир движется вперед. Уже сейчас большинство новых электростанций, строящихся по всему миру, основаны на возобновляемых источниках энергии. Наш сосед на юге, Египет, в настоящее время завершает создание одной из крупнейших солнечных ферм в мире. Китай, Индия и США также создают огромные фермы. Наше министерство энергетики при этом обращает наше внимание на тот факт, что все эти страны продолжают инвестировать и в свою газовую инфраструктуру, увеличивая глобальное потребление газа. Это верно, но, тем не менее, тенденция абсолютно ясна.

    Цена не измеряется в долларах

    Прошло менее двух месяцев с тех пор, как газ начал поступать из месторождения «Левиафан», но теперь, похоже, на пути Израиля к превращению в процветающее газовое княжество появилась стая черных лебедей. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу и министр Штайниц уже не говорят о «сотнях миллиардов шекелей», которые поступят в казну в виде налогов на газ. Теперь они абстрактно говорят о «десятках миллиардов». Новые месторождения газа, открытые на Ближнем Востоке, делают израильский газ немного менее привлекательным на региональном рынке. Цены на газ в мире продолжают падать. А европейские страны готовятся к климатической конференции, которая состоится в конце года в Глазго, где ожидаются важные решения по введению налога на парниковые газы.

    Но не это главное. За эти два месяца стала прорисовываться реальная цена газа, которая не измеряется в долларах. 15 января НАСА и Всемирная метеорологическая организация определили, что 2019 год был вторым самым жарким годом в истории. Первым был 2016 год. Мы стоим на грани пропасти, а окно возможностей противодействовать климатическому кризису вот-вот закроется. Причем быстрее, чем мы думали. В конечном итоге газ должен остаться в земле не потому, что он экономически не выгоден, а просто потому, что у нас нет выбора.

    Гендиректор министерства энергетики Уди Адири отвергает все претензии по отношению к газовой политике его ведомства: «Мы находимся в процессе беспрецедентного экологического шага, - говорит он. - Мы начали с очистительных сооружений на электростанциях, работающих на угле. Мы продолжили закрытием угольных станций. К 2025 году мы сократим загрязнение воздуха от получения электроэнергии более, чем на 90 процентов. А к 2030 году будет сокращено, как минимум, 32 процента выброса углекислого газа. Только благодаря этому шагу Государство Израиль сумело выполнить цели, поставленные перед всем миром Парижским соглашением. В любой другой области, например, мусор или транспорт, никто не представляет себе, что нужно делать, и там никаких изменений не происходит. А в энергетике мы совершаем потрясающие вещи!»

    Адири говорит, что сверхзадача министерства выходит далеко за рамки возобновляемых источников энергии. «Мы хотим ноль угля, ноль мазута, ноль дизеля, как можно больше возобновляемой энергии, а все остальное - природный газ. Но тот, кто сегодня говорит о прекращении добычи газа, в конечном итоге окажется с углем».

    Адири говорит, что даже если будут построены электростанции, работающие на природном газе, мы не обязаны их эксплуатировать. При необходимости они будут использоваться в качестве резервных, если требуется резко повысить производство энергии. В любом случае, от них никак не пострадает альтернативная энергетика, которая получает все больше инвестиций. «Мы стараемся смотреть в долгосрочной перспективе. Даже если у нас появится возобновляемая энергия в огромных количествах, развитие газовой отрасли будет этому только помогать. Большую часть моего рабочего времени я трачу на разные проекты в области возобновляемой энергии».

    Нир Хасон, «ХаАрец», Ц.З.

    Фото: Pixabay

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend