Участника российских ток-шоу выгнали из России

Польский журналист Томаш Мацейчук депортирован из страны: сотрудники миграционной службы задержали его в московском аэропорту «Домодедово» и запретили в течение 30 (тридцати!) лет въезжать в страну. Это тем более странно, что свою большую популярность 28-летней Мацейчук приобрел участием в российских телевизионных ток-шоу!

Комментируя «Деталям» случившееся, он предположил, что был выдворен по указанию сверху, в рамках политического заказа.

— Повод для депортации нашли формальный — якобы, я ранее находился на территории России незаконно, просрочив визу. Меня предупреждали, что такое может произойти и даже советовали, каких тем не затрагивать, чтобы всего этого избежать, — сказал Томас Мацейчук. — Депортация – это признание слабости нынешней российской власти, полным ходом идущей по пути цензуры, запретов и изоляции.

Журналист утверждает, что был изгнан за открытое неприятие им  путинского режима и отношения России к полякам. Но его недоброжелатели считают его самого агентом Кремля.

— Какими только эпитетами меня не награждали, помимо упомянутого Вами «агента Кремля», — признается Томаш. — И русофобом тоже называли, и фашистом, и осквернителем могил советских солдат, и пособником Украины, проникшим на территорию ДНР… При этом, как правило, никаких доказательств при этом не предъявляют. Как и в случае с просроченной визой…

— Так вы просрочили визу или нет?

— Я точно знаю, что не нарушал визового режима. Но тут есть юридический казус. Дело в том, что можно легально и законно находиться на территории Российской Федерации девяносто дней в течение шести месяцев — если виза выдана на полгода. Если же виза, как в моем случае, выдается на меньший срок, то положение о превышении сроков на ее обладателя не распространяется. Однако ФМС и ФСБ решили этого «не заметить», и просто избавили Россию от моего присутствия на тридцать лет.

Я могу обжаловать это решение в суде. Но ведь речь тогда пойдет не о европейском суде, а о российском…

— Вы приезжали по приглашению российских каналов?

— Постоянно. Им хотелось, чтобы я принимал участие в дебатах. Им хотелось, чтобы я спорил, причем, временами очень жестко. Телевизионщикам нужен был конфликт, чтобы повышать рейтинги. И я сознательно шел на это, потому что старался спорить, доказывая свою точку зрения. Для меня чрезвычайно важна возможность сказать, например, всему российскому народу, что в Румынии, которую они называют «бомжацкой», сегодня средняя зарплата выше, чем в России. Я старался все время делать подобные информационные вбросы. Знал, что ограничен во времени, но старался разбудить их, чтобы подумали — почему же в их стране все так плохо.

Можно, в принципе, считать вообще любое выступление на российских ток-шоу работой на российскую пропаганду. Не секрет, что их ток-шоу строятся по определенным пропагандистским лекалам, по заранее подготовленному сценарию и с обязательным наличием инструментов, которые в результате оставляют последнее слово за ведущими, делая их победителями в споре.

Первый и самый главный инструмент – это право голоса. Если у меня аргументы убедительнее, и я выгляжу выигрышнее, чем мой оппонент — у меня тотчас отбирают микрофон, и спор на этом заканчивается. Но в отличие от экспертов, строящих из себя настоящих клоунов, я от подобной навязываемой роли отказывался.

Я уверен, что мы, поляки, да и остальные европейцы тоже, вообще не понимаем, что такое Россия, кто такие русские. Когда я в первый раз попал в Россию, то привез с собой огромный груз мифов… Но у меня появилась возможность увидеть, как работает кухня, на которой готовится все это пропагандистское варево. И я понял, в итоге, что Россия велика размерами, сильна армией — а все остальное очень отстало в развитии. Так что Западу не надо сильно переживать по поводу ее гипотетической агрессии — достаточно просто проводить политику сдерживания.

Вводить санкции, чтобы у России не рос ВВП больше одного-двух процентов в год, когда в Польше этот рост составляет пять процентов, в Румынии шесть, в Америке три. Запад победил СССР с помощью «холодной войны», и я надеюсь, что в России случится вторая перестройка, и россиянам выпадет второй шанс стать европейскими народом.

— Кстати, о дружбе народов: польско-еврейские отношения сегодня дружбой не назовешь…

— Очень печально, что польско-еврейские отношения резко ухудшились. Я считаю, что именно сегодня поляки и евреи должны сотрудничать.

Холокост – это как незаживающая рана. Но были поляки, которые спасали евреев, были организации, такие как «Жегота», был ротмистр Витольд Пилецкий, который добровольно отправился в Освенцим, а потом после побега из концлагеря написал серию докладов, которые, наряду с докладами Яна Карского, стали одним из первых источников информации о Холокосте на Западе. Были поляки, которых нацисты расстреливали за то, что те укрывали евреев. Множество поляков, тысячи и тысячи…

Были и другие поляки, которые решили заработать на сотрудничестве с нацистами, продавали евреев, убивали, распродавали их имущество. Это позор, и нам очень стыдно за это. И все-таки мы должны находить общий язык и смотреть друг на друга не только через призму плохого, что было в наших отношениях.

— Однако в Польше и сегодня есть антисемиты.

— Конечно, есть правые радикалы, есть необразованные люди, которые до сих пор верят во всемирный еврейский заговор, помогающий евреям управлять всем миром… Но это —  маргиналы. А вот, скажем, у таких организаций, как «Рух народов» или «Национальное движение», есть свои разногласия с представителями еврейства.

— В чем они заключаются?

— В Америке есть так называемый «Закон Джаста», который, по всей видимости, будет принят и в Европе. Он гласит, что в Польше, а также в других государствах, на территориях которых евреи погибли во время Второй мировой войны и не оставили после себя наследников, их имущество должно быть передано еврейской общине. Но в Польше действует другой закон, распространяющийся на всех жителей: если умирает поляк, и у него не остается наследников, его имущество наследуется государством.

Пожалуйста, не поймите меня превратно — но если община не имеет никакого отношения к имуществу своего соплеменника, который погиб и не оставил наследников, это, наверное, все-таки незаконно? Но когда мы говорим, что нам не нравится предложенный американцами подход, нас обвиняют. И когда наши правые политики поднимают этот вопрос, их автоматически зачисляют в антисемиты.

Не так давно я прочитал книгу польского историка, которая называется «Евреи», и там было написано, что евреи часто называют антисемитом не того человека, который ненавидит евреев, а того человека, которого ненавидят евреи. Это печально и не дает возможности общаться без эмоций.

Поверьте, у нас не принято уважать антисемитов, и они нигде не сделают карьеру. Но скажите, почему любой конфликт между поляком и евреем заканчивается зачастую тем, что еврей обвиняет поляка в антисемитизме?!

Марк Котлярский, «Детали».

Фотографии представлены Томашем Мацейчуком

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend