Понедельник 26.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    107423 Rav_Shmuel_Elyahu_Nir_Kafri

    Убивать, но только по Галахе

    «Раввин в Израиле обладает свободой выражения мнения. В рамках своей деятельности он может высказывать суждения с точки зрения своей религиозно-национальной перспективы, толковать Тору по своему пониманию и передавать своей пастве, которая вовсе не находится у него в заложниках, любое галахическое постановление, которое он считает правильным, если это делается без злого умысла, искренне и правдиво».

    Это - запутанные и загадочные слова судьи Алекса Штейна, которые он представил при составлении решения БАГАЦа по апелляции против городского раввина Цфата Шмуэля Элиягу. Согласно решению суда, Элиягу предстанет перед дисциплинарным судом, что станет торжеством и утешением для тех, у кого все внутри переворачивалось от потоков чистейшего расизма, подстрекательства и разжигания ненависти, которые лились из уст этого раввина в течение долгого времени.

    Судебное решение можно считать пощечиной Верховного суда бывшему министру юстиции Айелет Шакед, которая заявляла, что нет места для санкций против раввина. БАГАЦ отметил, что решение Шакед «имело существенный провал в суждении» и было «крайне необоснованным». Но даже это не может скрыть фундаментальных ошибок в тексте решения, составленного судьей Штейном.

    Насколько нарушил рамки «свободы выражения мнений» наш уважаемый «аятолла», когда заявил: «В наши дни нужно стремиться к тому, чтобы любой, кто поднимет руку на еврея, понес кару, даже если не убил, а только хотел убить, или только ударил»? Штейн приводит это изречение в качестве примера недостойных заявлений, которые раввин не имеет права делать. Насколько раввин может выходить за рамки закона, прикрываясь своим духовным саном, чтобы в глазах Штейна это выглядело «в пределах нормы», соответствующей свободе выражения мнений раввинами?

    Если кто-то хочет быть оптимистом, он на мгновение порадуется тому факту, что обычный человек, не являющийся раввином, не может пользоваться таким широким пространством для свободы слова, которое судья Штейн предоставил раввину Элиягу. Это радует. Но проблема заключается в темной стороне толкования решения, написанного Штейном: он зашил грубыми нитками дырку, которой на самом деле не существует. Дырку между если «без злого умысла,  искренне и правдиво» и  «религиозно-национальной перспективой». Ведь оба эти основания происходят из одного корня, и позволяют раввину и его последователям делать все, что им заблагорассудится.

    Любой, кто любит казуистику, может теперь заявить, что отныне позволено подстрекать, оскорблять и призывать к убийствам, если это соответствует двум условиям: национально-религиозной перспективе и искренности таких убеждений. Другими словами, если раввин «искренне верит», что Галаха требует убить премьер-министра, он может публично выразить это мнение, опираясь на ту самую перспективу (указанную выше). И его нельзя будет обвинить в подстрекательстве к убийству, поскольку следует уважать раввинскую свободу выражения мнения, на которую раввин имеет право.

    Именно в этом и выражается иллюзия судьи Штейна. В еврейском государстве не может существовать «перспектива», которая не является национально-религиозной. Это краеугольный камень израильской политики, и в ней нет места тем, кто не верит в эту перспективу «искренне и правдиво». Почему же мы даем эту защиту только раввинам? Из-за «виртуальных» соображений, что их действия исходят «от Бога»? Разве политики, лоббисты, всякие махеры или, например, премьер-министры недостойны выступать от имени Галахи или «национально-религиозной перспективы», приобретая иммунитет от действия законов, запрещающих подстрекательство и расизм?

    В конце концов, в чем разница между заявлениями раввина Элиягу и галахическим постановлением главного раввина Ицхака Йосефа от 2016 года, в котором говорится «по террористу нужно открывать огонь на поражение, чтобы его убить, независимо от того, что говорит на этот счет БАГАЦ»? Или заявлением бывшего министра внутренней безопасности Ицхака Ароновича, что «террорист, причиняющий вред мирным жителям, может быть убит»? Или словами Нафтали Беннета от 2013 года, что «если террористов берут живыми, их просто нужно убить»?

    Никого из них не отдали под суд, даже жалобы против них не подали. Почему именно слова раввина Элиягу вызвали такой резонанс? Ведь он просто распространял галахический посыл в рамках «свободы раввинского выражения мнений», которая, кажется, уже не имеет никаких границ и, наверное, отражает чувства большинства населения. А что насчет обычного гражданина? Который во имя «национально-религиозной перспективы» орет «Смерть арабам»? Перед простым гражданином мы закроем спасительную лазейку, которую судья Штейн открыл для «мудрецов Галахи»? Ни в коем случае! В израильской демократии право на подстрекательство имеет каждый еврей.

    Цви Барэль, «ХаАрец», Ц.З. На снимке: раввин Шмуэль Элиягу. Фото: Нир Кафри˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend