Tuesday 26.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    «Ликвидировать истинных врагов Израиля»: бывший глава военной разведки рассказал о своей работе

    Генерал-майор Тамир Хейман – бывший руководитель израильской военной разведки – в расширенном интервью изданию Walla подвел итог своей службы.


    В апреле 2018 года генерал-майор Тамир Хейман стал 22-м руководителем разведывательного управления Генштаба ЦАХАЛа (АМАН). Его пребывание на этой должности было насыщено проблемами, операциями и событиями на Ближнем Востоке и в мире в целом. «Произошло все, что только могло произойти, – такой итог подводит Хейман этой важной главе своей жизни. – Нет ни одного сектора, в котором не было бы значительного оперативного разведывательного дела. Иран, Ирак, Сирия, Газа, Иудея и Самария...»

    Через три дня после его вступления в должность начались столкновения на границе с сектором Газа. Каждую пятницу происходили жестокие беспорядки, включавшие акты террора с участием десятков тысяч палестинцев.

    Несколько недель спустя, в мае, был дан настоящий сигнал о его вступлении в должность. Тогда сообщалось, что израильские ВВС атаковали сирийскую военную базу Т-4, в результате были убиты семь сирийских и семь иранских солдат. Первая приписываемая Израилю атака против иранцев на сирийской земле.


    Командующий силами «Кудс» Касем Сулеймани решил ответить, открыв огонь по Израилю через иранских ополченцев в Сирии. Повышенная готовность и действия ЦАХАЛа, основанные на точных разведданных, помешали иранским усилиям. Ни один солдат не пострадал в результате обстрела более чем 20 ракетами, выпущенными по Голанским высотам и горе Хермон. В том же месяце президент США Дональд Трамп решил выйти из ядерной сделки с Ираном.

    В ноябре 2018-го стало известно о провальной спецоперации спецназа в Хан-Юнисе.

    «Для меня это стало одним из формирующих событий на этом посту, – вспоминает экс-глава АМАНа. – Да и в целом для оперативного отдела. Событие, которое в итоге привело к очень позитивным изменениям. Но сама операция – это очень сложный вопрос».

    – Действия спецназа в Хан-Юнисе поражают и позволяют общественности понять, насколько ЦАХАЛ готов к неординарным мерам и действиям в тени. С другой стороны, вы определили операцию как провал. Есть ли что-то, что вы определяете как ошибку, чего не должно было случиться? Что нужно знать общественности?

    – Операция в Хан-Юнисе, как и все спецоперации, выходит за рамки простого воображения и сопряжена с огромным уровнем риска. Сюрпризов не было. События развивались по очень сложному, но вполне реальному сценарию. Второе, что нужно знать: благодаря мужеству и невероятным действиям наших сил в ходе этой операции удалось предотвратить стратегическую катастрофу. Это повлекло за собой серьезное расследование, которое привело к значительному улучшению всех аспектов работы оперативного отдела. Мы видели доказательство этого в операциях, которые проводились с тех пор по сегодняшний день и которые отражают все аспекты, где произошли перемены. Таким образом, сегодня, на мой взгляд, Государство Израиль имеет очень тонкие и гибкие стратегические возможности.

    В декабре 2018 года ЦАХАЛ раскрыл туннели «Хизбаллы» в рамках операции «Северный щит».


    «Совместная технологическая и разведывательная работа дала нам возможность уничтожить туннель внутри скалы. Один из самых хранимых секретов «Хизбаллы». Это тоже большое достижение», – рассказывает генерал-майор.

    В те дни АМАН раскрыл секретную информацию о действиях сил «Кудс» под командованием Касема Сулеймани против Соединенных Штатов. Это вызвало большой резонанс в регионе.

    «Информация, которую мы дали, – продолжает Хейман, – привела к тому, что американский авианосец повернул назад и вернулся в Персидский залив, узнав, что Сулеймани начал кампанию против Соединенных Штатов. Важно, что в тот период США находились в этом районе из-за ИГИЛ, а не из-за Ирана».


    Позже эта информация помогла американцам в целенаправленной ликвидации Сулеймани.

    В августе 2019 года была осуществлена атака при помощи дронов на цели «Хизбаллы» в Бейруте, и шиитская организация обвинила в этом Израиль. В то же время на израильско-сирийской границе атаке подверглась ячейка террористов, управлявших дронами-камикадзе, и ячейка, управлявшая беспилотными летательными аппаратами на границе с Ираком. «Хизбалла» пыталась отомстить Израилю, обстреляв военную машину скорой помощи недалеко от ливанской границы, но безуспешно.

    Два месяца спустя в ответ на запуски ракет по Израилю АМАН рекомендовал на основании совокупных разведанных принять меры против «Исламского джихада» в рамках операции «Черный пояс». Той ночью было совершено две атаки: в первой из них был ликвидирован видный активист организации в секторе Газа Баха Абу аль-Ата, во второй был ранен Акрам Аджури, высокопоставленный активист «Исламского джихада» в Сирии. Сын Аджури и охранник были убиты.

    «Это была очень точная информация о его местонахождении. Разведка имела значительный вес как в начале, так и в конце операции, – отмечает Хейман. – Аджури был напрямую связан с Абу аль-Атой».

    В январе 2020 года на Ближнем Востоке разыгралась нешуточная драма. Касем Сулеймани был ликвидирован американцами в ходе сложной операции.

    – Что было самым большим вкладом в его устранение?

    – Это одно из самых значительных и важных событий в период моего пребывания на должности. Самое важное событие с точки зрения его вклада в обеспечение национальной безопасности Израиля. Это очень важный человек. Я всегда говорю – нет необходимости ликвидировать всех. Необходимо ликвидировать тех, кто истинный враг Израиля и у кого есть стратегическое видение и оперативный потенциал. Таких людей не так много. Абу аль-Ата и Сулеймани именно такими и были. Важно понимать, что это событие не началось и не закончилось той ночью. Это целый процесс создания благоприятной инфраструктуры. Это не сиюминутное дело. Американское исполнение было исключительным. Но оно было основано на уже существующей инфраструктуре.

    – Почему Касем Сулеймани имел такую важность?

    – Сулеймани был важен не только потому, что он знал, как за два-три часа решить любой вопрос в Сирии. Он также является дизайнером Сирии как таковой. Таких людей не так много. Сейчас в Сирии есть хорошие иранские и бывшие ливанские операторы. Блестящие люди, обладающие высокими административными способностями. Но они не могут справиться с теми, кто принимает решения. У них нет полномочий. Когда речь о человеке, который проектирует, одобряет и действует против Израиля, – это опасный человек.

    В августе Хасан Насралла приписал Израилю убийство активиста своей организации, который занимался контрабандой из Сирии в Ливан, и пообещал отомстить. Командование Северным военным округом и АМАН готовились к отражению возможных атак и снайперской стрельбы. «Это длилось почти три месяца. Исключительная бдительность. Концентрация усилий всего АМАНа. В трех разных инцидентах нам удалось предотвратить теракт и спасти жизни».

    Параллельно с усилиями по предотвращению террористических атак служба военной разведки проводит очень обширные усилия по пресечению действий Ирана в Сирии и на Ближнем Востоке в целом.

    «Иранская система не знает, как совладать со всеми технологиями, с оперативным превосходством ВВС и вездесущностью нашей разведки. Поэтому они буквально вымостили Ближний Восток передовыми противовоздушными системами, зенитными ракетами класса «земля-земля». Все это – чтобы ограничить свободу маневра в воздушном пространстве. Мы ведем против них настоящую кампанию. Пытаемся разоблачить и нанести вред их системам. Это продолжительная кампания. Решающий удар еще не нанесен».

    – В каком состоянии находится процесс закрепления Ирана в нашем регионе?

    – Иран – это центр притяжения. Это центр притяжения денег, технологий, логистики, заказов и директив. И он возрождает подсистемы, которые являются его доверенными лицами: иракская, йеменская система, пространство, где они размещают свои стратегические вооружения на длительный срок. Чтобы наносить удары по Израилю с суверенной территории, не принадлежащей Ирану. Все остальные места, такие как Судан и море, являются логистической осью, которая опирается на Йемен. Сирийская система – это сухопутный мост. Они думали, что в свете нестабильного состояния сирийского режима можно будет внедрить в Сирии систему, аналогичную системе «Хизбаллы» в Ливане, на основе ополченцев.

    – Что сейчас происходит в Сирии?

    – Это большое достижение. Мысль о том, что они захватят Сирию в соответствии с видением Сулеймани, на данный момент безнадежна. Никто в этом не заинтересован. Ни русские, ни сирийский режим, и у них нет реальной возможности на местах позволить это. В Сирии наблюдается постоянное и устойчивое отступление иранцев. В итоге их там останется несколько десятков, не больше. Направление совершенно ясно: отступление иранцев, а не сирийских ополченцев.

    Амир Бухбут, Walla, Н.К. Фото: Meged Gozani √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend