Фото: Anna Rezulak, Reuters

Пособие для киллера

В The Times Literary Supplement – влиятельном английском еженедельном литературно-критическом журнале Том Стивенсон описал современную историю политических убийств, начиная с инструкции ЦРУ 1953 года и заканчивая трагическим убийством саудовского журналиста Джамаля Хашогги.

История политических убийств насыщена кровью и изощренностью: в ход идет все – от отравленных зонтиков до взрывающихся телефонов. По мнению Стивенсона, упомянутая инструкция ЦРУ прекрасно объясняет, где ошиблись убийцы Хашогги, и почему следует избегать применения оружия.

Свое повествование Стивенсон начинает с покушения на президента Ганы Кваме Нкрума, пережившего аж пять (!) покушений. В первых трех применялись взрывные устройства, подложенные под автомобиль или установленные рядом с домом; кроме того, в Нкрума бросили гранату, и он был легко ранен. В январе 1964 года убийца проник в президентскую резиденцию и выстрелил пять раз – чуть ли не в упор; был убит охранник, но Нкрума не пострадал.

Проблема многих покушений состоит в том, что объект отказывается умирать. Недавним примером может служить попытка расправиться с кандидатом в президенты Бразилии Жаиром Болсонару в городе Жуиз-ди-Фора в сентябре 2018 года, куда он прибыл для участия в предвыборном митинге. 40-летний убийца по имени Аделиу Биспу ди Оливейра ударил Жаира несколько раз ножом, пробив ему печень и легкие. Но… Болсонару выздоровел – и через две недели снова включился в президентскую гонку.

Потенциальные убийцы нередко ошибаются в оценке смертоносности своего оружия, считая, что убить человека намного легче, чем на самом деле.

В 1953 году в ЦРУ для служебного пользования появилось специально написанное анонимное руководство «Исследование покушения», где описывались тонкости политических убийств (публичной гласности это руководство было предано только в 1997 году). Как утверждается, «Исследование покушения» было подготовлено в качестве «учебного пособия» в преддверии операции с кодовым названием PBSUCCESS – заговора с целью свержения избранного законным путем правительства Гватемалы, которое не захотело следовать проамериканским курсом, чем и вызвало гнев тогдашнего хозяина Белого дома Дуайта Эйзенхауэра.

ЦРУ планировало устранить президента Гватемалы, полковника Хакобо Арбенса Гусмана, но затем остановилось на военном перевороте, произошедшем в 1954 году; в результате к власти пришла военная хунта, уничтожившая десятки тысяч человек.

Однако «Исследование покушения» это не только практическое руководство; это еще и всестороннее исследование политических убийств, написанное на девятнадцати страницах в строго научном стиле, доходящем до жути в описании всевозможных тонкостей убийства.

Руководство открывается перечнем убийств, основанным на степени осведомленности жертвы – ожидает ли она этого или ее сопровождают какие-либо охранники. Затем автор руководства разбирает дела в соответствии с их секретностью – следует ли держать в секрете убийства и в какой степени убийца может быть устранен.

Оказывается, образ киллера-одиночки – отнюдь не выдумка. В идеале убийца должен действовать в одиночку, чтобы минимизировать риск разоблачения. Различные обстоятельства требуют разных типов убийц. Но их должны объединять такие качества, как мужество, решимость и находчивость. Однако в тех случаях, когда у киллера практически нет шансов на то, чтобы скрыться, требуется фанатик («политика, религия или месть – вот более или менее возможные мотивы»).

Значительная часть пособия ЦРУ посвящена методу исключения. Любой тип убийства исследуется и оценивается в соответствие с вероятностью смерти. Те, кто может быть «эмоционально надломлен» давлением возложенной на него миссии, игнорируются.

Согласно «Исследованию», предлагающему различные варианты устранения нежелательных элементов, оружие и взрывные устройства обладают недостатками, о которых мы вряд ли имели представление. Недавние исследования это подтверждают: так, в 2007 году Национальное бюро экономических исследований, – независимая некоммерческая организация в штате Массачусетс – провело исследование покушения на убийство национальных лидеров, начиная с 1875 года.

Из 298 рассмотренных случаев только в 59-и убийцы достигли цели. Оружие и взрывные устройства оказались самыми популярными, составив 85 процентов от всех покушений. Оружие дало 30 процентов «успеха», а взрывные устройства – всего лишь 7 процентов.

Подытоживая, исследователь из ЦРУ замечает: «Пулемет не смог убить Троцкого, тогда как аксессуар из спортивного отдела довершил начатое дело».

По словам Стивенсона, за последние три года он писал о трех громких политических убийствах: генерального прокурора Египта Хишама Бараката в Каире в 2015 году; российского посла Андрея Карлова в Анкаре в 2016 году; и журналиста Джамала Хашогги в саудовском консульстве в Стамбуле в прошлом году.

Обстоятельства каждого из перечисленных убийств и использованные при этом методы устранения были диаметрально противоположными. К примеру, в Каире группа молодых сторонников террористической организации «Братья-мусульмане» спланировала и провела сложную операцию по убийству генерального прокурора, который тогда считался центральной фигурой египетской диктатуры.

В течение нескольких недель одна часть заговорщиков следила за передвижениями Бараката. Другая часть в это же время подготовила взрывное устройство, начиненное взрывчатыми веществами из аммиачной селитры и триацетона. Затем был арендован поддержанный автомобиль, нашпигованный взрывными устройствами, и припаркован к месту, рядом с которым обычно проезжала машина с Баракатом; как только она поравнялась с автомобилем заговорщиков, он тотчас был взорван.

Группа, которая организовала покушение, действовала крайне осторожно, не распространяясь о цели покушения (буквально за несколько дней до него остальным участникам сообщили, на кого направлен заговор). Однако слишком много людей было вовлечено в проведение операции; в результате многие из них были арестованы и приговорены к смертной казни.

В руководстве ЦРУ говорится, что, «как правило, скрытые объекты или глупые ловушки, скорее всего, могут убить не того человека» – или не убьют никого. В результате теракта, организованного заговорщиками в Каире, восемь прохожих было ранено, и только Баракат, спустя несколько часов, умер от ран в местной больнице.

Убийство Карлова, судя по всему, обошлось без сложной подготовки. Он открывал фотовыставку в центре Анкары. Мевлют Мерт Алтынташ проник в галерею, предъявив удостоверение полицейского и притворившись телохранителем посла. Он подождал, пока Карлов произнес вступительную речь, а затем выстрелил ему в спину.

Видеозапись с камер слежения показывает, как Алтынташ спокойно стоит за спиной Карлова, элегантно одетый и аккуратно выбритый. Уже после покушения, судя по всему, он даже не пытался скрыться, пропев несколько строчек джихадистской песни и крикнув: «Не забывайте Алеппо!» – перед тем, как полицейские его застрелили.

До сих пор не выяснено, действовали ли он один, принадлежал ли к какой-то организации и если принадлежал – к какой именно. Возможно, Алтынташ соблюдал условия, указанные в «Исследовании покушения», действуя в одиночку и не оставляя каких-либо записей, инструкций и следов, указывающих на наличие сообщников или руководящей организации.

Дело Хашогги, активного критика наследного принца Мухаммеда бин Салмана, оказалось полностью провальным. Его устранение было насколько нелепым и неподготовленным, что Саудовской Аравии, в конце концов, пришлось признать собственную вину. Операция была проведена одним из подразделений охраны наследного принца и проходила в самом консульстве Саудовской Аравии, несмотря на то, что оно находилось под наблюдением. Еще более озадачивает небрежность, с которой саудиты обошлись с существующими в Стамбуле принципами устранения нежелательных элементов – в городе, где можно нанять легкомысленного молодого человека с пистолетом и мотоциклом за несколько сотен долларов. В конце концов, то, что должно было быть тайным убийством, стало сюжетом для публичного обсуждения – отчасти потому, что сама история устранения опального журналиста напоминала голливудский боевик.

А что у нас с ядами?

Эксперт ЦРУ, писавший инструкцию, не мог себе представить причудливых подробностей покушения на убийство Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Солсбери.

Как указывается в руководстве, яды могут быть очень эффективными, но их хранение может быть компрометирующим. Опрыскивание дверной ручки советским химикатом «Новичок» можно признать творческим мышлением, но слишком легко ведет к России. Вовлеченные русские агенты были сфотографированы десятки раз, путешествуя из Лондона в регион, и личность обоих была раскрыта (по ошибке они оставили яд в ящике для пожертвований). Помимо обнаружения нападавших, «Новичок» не дал желаемого результата: Скрипаль и его дочь остались живы (хотя этот яд умерщвил ни в чем неповинную 44-летнюю жительницу Солсбери). Вместо этого «Исследование покушения» рекомендовало бы передозировку морфина: «Достаточно двух доз».

Убийцы часто предпочитали странное – простому, но эффективному (скажем, Моссад использовал взрывающиеся телефоны для убийства палестинских террористов).

В 1978 году болгарский писатель и оппозиционер Георгий Марков был убит в Лондоне с помощью булавки, которую опрыскивали ядом. Самым распространенным методом убийства, по мнению руководства ЦРУ, служит плановая авария. Лучшая из них – «падение с высоты двадцати метров и более на твердую поверхность». Не рекомендуется убивать «голыми руками», поскольку лишь немногие обладают достаточной квалификацией, чтобы сделать это правильно.

В последнее время для запланированных убийств все чаще используются беспилотные летательные аппараты – БПЛА; так, за последние два десятилетия американцы использовали беспилотники для организации убийств в масштабах, ранее невиданных: в Афганистане, Пакистане, Йемене, Ливии и Сомали от нападений американских БПЛА погибли тысячи человек.

Но американцы – отнюдь не единственные, прибегающие к помощи дронов.Так, в 2015 году британское правительство устранило двух граждан Великобритании в Сирии, используя беспилотники.

Однако атаки с помощью БПЛА зачастую носят неизбирательный характер, в связи с чем вырастает вероятность гибели посторонних людей – не меньшая, чем с применением традиционных взрывчатых веществ.

Пытаясь уничтожить лидера «Аль-Каиды» Аймана аз-Зуахири, американцы прибегли к использованию БПЛА, уничтожив не менее ста пяти человек, в том числе, 76 детей. При этом сам Аль-Зуахири остался жив.

Убийство – это еще и проблема совести. Автор руководства для ЦРУ, по всей видимости, мало что мог бы об этом сказать. Разве что вскользь заметить, что убийство – это неприятное занятие и что «морально чувствительные люди не должны пытаться это сделать».

Похоже, на дронах это правило не отражается – они бесчувственны.

Марк Котлярский, по материалам зарубежных СМИ К.В.

На фото: человек с ножом на сцене рождественского концерта в Гданьске
после покушения на мэра города Павела Адамовича. 
Фото: Anna Rezulak, Reuters


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend