Воскресенье 20.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    В бою с Лапидом у Шелаха полный патронташ

    Персонаж, который вечером 2 сентября смотрел на нас с телеэкранов, был сердитым, разочарованным человеком, возможно, даже ожесточенным. В течение восьми лет Офер Шелах стоял рядом и позади Яира Лапида, в партии, которая от начала до конца – дело рук последнего. Восемь лет мы привыкли видеть в нем второй номер, не более чем размытую тень лидера. Он был серым кардиналом, ближайшим советником, лучшим другом. Но все это теперь в прошлом.

    Он сообщил о своем намерении Лапиду три дня назад. Особой реакции не последовало. Он ждал 48 часов, сотовый телефон не зазвонил, поэтому он выступил с заявлением в «Твиттере». Излишне говорить, что этого никто не ожидал.

    У этих двоих за последние годы были десятки острых разговоров. Особенно в последние месяцы, с момента распада «Кахоль-лаван». Шелах считал, например,  что первоначальное вето на сотрудничество с арабским «Объединенным списком» должно быть снято. По этому вопросу Лапид пошел за ним.

    Шелах считал – и считает – что негативный подход босса к ультраортодоксам давно себя исчерпал. Не только содержательно, но и политически, а главное – электорально. «Мы никогда не сможем сформировать правительство, пока это вето остается в нашей жизни», – говорит он. И никто не станет отрицать, что бойкот со стороны ультраортодоксов – против Лапида, а не против его партии.

    Каким образом, задается вопросом Шелах, в нашей нынешней ситуации, когда бушует эпидемия, экономика разрушена, в минфине – отставки, «Ликуд» теряет в опросах 12 мандатов в месяц, и ничего из всего этого не перепадает «Еш атид»? Как, черт возьми, спрашивает он, Нафтали Беннет побеждает Лапида в опросах, кто больше пригоден на пост премьер-министра? Что-то здесь не работает. По его словам, Лапид создает партии стеклянный потолок. Он исчерпан.

    В прошлом году мы были похожи на белку в колесе, говорит он, вместе с «Кахоль-лаван» и всеми странными балансирами, которые нам навязывали. Теперь, когда мы свободны, пора показать себя, показать, что мы живы. «Отличная команда», – сказал он, но она почти не видна в тени лидера. Лапид – одновременно и  солнце, и луна, и звезды. «Со мной этого не будет», – заключает он.

    Когда Шелах говорит о разочаровании команды, он, в основном, говорит о себе. По отношению к Лапиду у него нет чувства неполноценности. Оба – бывшие журналисты, красноречивые, умные. У обоих одинаковый опыт в политике (Лапид занимал пост министра финансов год и восемь месяцев). Теперь очередь Шелаха попытать счастья.

    У него нет иллюзий относительно вероятности того, что всемогущий председатель партии согласится на его просьбу о проведении праймериз. Без общественного пробуждения этого не произойдет. Он надеется, что другие депутаты фракции выразят поддержку этой идее, не обязательно ему лично. Шансы на это невелики. Кто откроет рот, лишится будущего в партии «Еш атид» («Есть будущее»). Другая его надежда состоит в том, что деятели со стороны тоже захотят поучаствовать в борьбе. И перед лицом такого требования Лапид не сможет обосновать свой отказ, так как будет выглядеть слабым.

    Любой медиа-советник скажет, что требование Шелаха оправдано хотя бы по общественным причинам. Первичные выборы партийного руководства и, возможно, также списка депутатов, вызывают интерес, поощряют вступление в партию, вызывают здоровое волнение.

    С другой стороны, они также вызывают озабоченность Лапида по поводу процессов, которые ставят под угрозу сущность партии. Теперь Лапиду придется привыкнуть к незнакомой ситуации – «исторической», как теперь говорят – внутренней, эффективной и целенаправленной оппозиции со стороны своего «второго номера». Шелах не удовлетворится одной выпущенной пулей. У него полный патронташ.

    Йоси Вертер, «ХаАрец», И.Н. На снимке: Лапид и Шелах. Фото: Оливье Фитусси˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend