Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Илон Асаяг
    Фото: Илон Асаяг

    У них был ужасный год. Новый может быть еще хуже

    В прошлом году в Судный день израильтяне, соблюдая социальную дистанцию, молились на улицах. Из-за накрывшей страну второй волны коронавируса синагоги были закрыты. Это было тревожное время, но вид тысяч израильтян – религиозных, традиционалистов, светских – собравшихся для совместной молитвы в таких неожиданных местах, как площадь Дизенгоф в Тель-Авиве, внушал осторожную надежду на лучшее. Это был редкий момент национального единства.


    Но в одном месте – в так называемой ультраортодоксальной автономии – синагоги все же остались открыты. В ультраортодоксальных городах и кварталах молитвы шли в помещениях. Их участники, как правило, не носили масок и не соблюдали социальную дистанцию. Это был яркий пример того, как община, составляющая 13 процентов населения Израиля, отделяет себя от всей остальной страны.

    Спустя несколько дней, под давлением сверху, полиция, которая и носа не показывала в ультраортодоксальных кварталах, начала расследование в связи с молитвой в самой большой иерусалимской синагоге, принадлежащей двору белзских хасидов. Туда в Судный день набилось около 100 тысяч мужчин и мальчиков. Возбужденное дело не принесло никаких результатов. Вместо того, чтобы позвонить ребе белзских хасидов, раввину Иссахару-Дову Рокеаху, руководившего молитвой, полиция допросила журналистов, освещавших это событие.

    Год назад ультраортодоксальная община была неприкасаемой. Будучи ключевыми коалиционными партнерами Биньямина Нетаниягу, ультраортодоксы позволяли себе высокомерно игнорировать условия обязательного для всех карантина. Они не стали закрывать свои школы и синагоги, подвергая риску жизни тысяч пожилых людей и создавая непомерную нагрузку для государственной системы здравоохранения.


    Нужно сказать, что ультраортодоксы были не единственными гражданами Израиля, не соблюдавшими введенные ограничения. Представители многих других общественных секторов вели себя точно так же. Но ультрортодоксы были единственными, отвергшими ограничения как община, с благословения, а то и по приказу своих лидеров. Они открыто оспорили право государства вмешиваться в дела ультраортодоксальной автономии.

    Паломничество  на Украину

    О прошлогоднем Судном дне напомнил нынешний праздник Рош ха-шана. Тысячи паломников-ультраордокосов, вернувшихся из традиционной поездки в Умань, подделали результаты своих анализов на коронавирус, чтобы избежать карантина. На этот раз правительство реагировало оперативно. Премьер-министр Нафтали Беннет созвал экстренное совещание и дал полиции указание принять решительные меры против нарушителей закона.

    Ультраортодоксальные лидеры были разгневаны. Почему Беннет не ведет себя так же в отношении других пассажиров, возвращающихся из-за границы с поддельными тестами на коронавирус?

    Но в нынешней ситуации им остается только возмущаться. Наступивший 5782 год по еврейскому календарю – редкий год, когда ультраортодоксы не являются частью правящей коалиции. Они вызывают раздражение большей части израильского общества. Возможно, их отсутствие в коалиции является наиболее привлекательной стороной кабинета Беннета – в ходе проведенного в мае опроса 60 процентов израильтян заявили, что хотят правительство без ультраортодксов.

    Ультраортодоксальные политики больше не являются ни министрами, ни главами ключевых комиссий кнессета. Молясь и раскаиваясь в Судный день, задумались ли они над тем, чем они навлекли на себя все эти беды?


    После прихода к власти в  «Ликуда» в 1977 году, ультраортодоксы входили в правящие коалиции на протяжении 40 лет. Они были частью и левых, и левоцентристских правительств, создававшихся в эти годы. Они могли бы присоединиться и к кабинету Беннета, но вместо этого они, вслед за Нетаниягу, последовали в оппозицию. Возможно, они рассчитывали на то, что без него и без них Беннет не сможет сформировать коалицию. Ультраортодоксы оказались в оппозиции по своей собственной вине.

    В апреле 2019 года Нетаниягу опирался на устойчивое большинство в составе 65 депутатов кнессета. Он уже был готов привести к присяге свое новое правительство. Но высокомерный отказ ультраортодоксов поддержать закон о призыве в армию учащихся йешив предоставил возглавляемой Авигдором Либерманом партии «Наш дом Израиль» повод покинуть коалицию. В результате этого выборы проводились еще трижды, а ультраортодоксы оказались не у власти.

    Парадокс о кашруте


    Сейчас ультраортодоксы обладают крайне незначительным влиянием на распределение бюджетных средств и финансирование их образовательной системы. А такие важные для них законы как о сертифицировании кошерной пищи и о гиюре уже готовятся к утверждению. Ультраортодоксам остается только сотрясать воздух громкими высказываниями и угрозами. На этой неделе депутат от партии «Еврейство Торы» Ицхак Пиндрус прокричал с трибуны кнессета: «Если народ Израиля не будет соблюдать кашрут, нас ждут новые теракты!»

    Всякий раз, когда ультраортодоксы требуют сохранить за ними контроль над соблюдением кашрута и святости субботы, они утверждают, что «большинство народа хочет этого». Но даже учитывая их ограниченное представление о «народе», под которым ультраортодоксы подразумевают только евреев-израильтян – все же они наверняка видят опросы общественного мнения и понимают, о чем они говорят. В том, что касается кашрута, работы транспорта по субботам, светских браков, у них нет никакого большинства. Если бы любой из этих вопросов был вынесен референдум, ультраортодоксы потерпели бы жестокое поражение.

    Они профессиональные политики, и осознают это. Ультраортодоксы привыкли к политическому торгу, когда взамен на голоса своих избирателей они получают автономию и возможность контролировать многие сферы общественной жизни. Иметь дело Нетаниягу им было особенно легко, поскольку он, несмотря на свой светский образ жизни, ничуть не интересуется социальными проблемами. До тех пор, пока ультраортодоксы удерживали его у власти, и позволяли ему заниматься решением оборонных и дипломатических вопросов, в социальной сфере они могли делать все, что угодно.

    Перебирая свои грехи в Судный день, задумывались ли ультраотодоксы о необходимости изменить свои отношения с остальным Израилем? По всей видимости, нет. Наверняка они считают свое отлучение от власти временным отклонением от истинного пути и молятся о скорейшем возвращении Нетаниягу. Он вернет все на свои места.

    Даже если эра Нетаниягу окончательно подошла к концу, ультраортодоксы наверняка рассчитывают на союз с новым лидером  «Ликуда», и, возможно, это верный расчет. Но кто знает, как будет выглядеть израильская политика после Нетаниягу? В нынешнюю коалицию входят три правые партии, и они отказались от сотрудничества с ультраортодоксами. Возможно, новые лидеры  «Ликуда» тоже придут к выводу, что союз с ультраортодоксами приносит больше проблем, нежели выгоды.

    Если ультраортодоксы совершили настоящий «хешбон нефеш» в Судный день, они должны были понять, что дело не только в политике. Вне зависимости от того, будут ли они частью будущих коалиций или нет, в течение минувшего года ультраортодоксы оттолкнули от себя большинство израильтян, и это невозможно будет исправить только с помощью выборов.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Илон Асаяг

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend