Суббота 05.12.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    461966_Kahol-Lavan_Emil_Salman

    У левоцентристов нет своего Нетаниягу

    Когда состоятся досрочные выборы? Этот вопрос сегодня очень актуален. Для Нетаниягу самое подходящее время – июнь следующего года. К тому времени коронавирус сойдет на нет, вакцина сделает свое дело, да и бюджет, наконец-то, утвердят. По мере того, как экономика будет возрождаться и восстанавливаться, судебные слушания по его делам станут то и дело затягиваться, адвокаты наверняка заявят, что судебное разбирательство во время выборов – это грубое вмешательство в процесс, а до той поры оппозиция в любом случае развалится, как карточный домик.

    Оппоненты Нетаниягу хотели бы, чтобы выборы состоялись раньше – пока еще буйствует коронавирус, вакцина не прибыла, бюджет – понятие абстрактное и, самое главное – общество жаждет мести.

    Аргументы каждой из сторон как на ладони, ясны и понятны. Осталась только лишь одна проблемка: кто тот герой, что осмелится бросить вызов Нетаниягу? Кто мобилизует общественный протест? Кому удастся присоединить к этому протесту арабский сектор? Кто сможет смешать политиков, всех этих владельцев раздувшегося эго, в единое функционирующее целое? Кто введет общество в соблазн поверить, что мессия реально существует?

    Такого нет – лишь какие-то расплывчатые тени колышут порывы ветра. Кто это – снова Ганц? Опять Ашкенази? Или, может быть, «братья» Лапид и Беннет? Кажется, на углу маячит одинокая фигура генерала Айзенкота? Все это было нашим будущим… в прошлом. А в настоящем мы не видим никого, способного возглавить левый лагерь и отвечающего требованиям идеала левоцентристов.

    У них нет своего Нетаниягу. Нет такого человека ни в левом лагере, ни, пожалуй, вообще где-нибудь в мире – поскольку ложное представление, будто только один человек может управлять нашим государством, культивировалось Биньямином Нетаниягу на протяжении многих лет. Он подражал в этом авторитарным лидерам и диктаторам прошлого и настоящего, и в результате многие в обществе окончательно уверовали, что он и есть – гениальный лидер, без которого жизнь не мила. И эта ложь вынуждала любого политика, желающего выдвинуться на первые роли от какого бы-то ни было движения, проходить личное тестирование на наличие способностей – чтобы убедить остальных, что он тоже «единственный и неповторимый».

    Нет никаких сомнений, что личные качества того или иного кандидата безусловно следует пристально рассмотреть. Но они не могут заменить собой политическую инфраструктуру, на которую этот лидер способен опереться. Ультраортодоксы научили нас, что когда эта инфраструктура сильна, устойчива и сплочена – то пусть даже на первый план в качестве ее представителей выдвигаются не очень компетентные люди, им все равно удается добиваться впечатляющих результатов.

    Вряд ли кто-то из религиозных израильтян вспомнит поименно своих депутатов кнессета или найдет идеологические различия между представляющими их партиями. Зато вместе они создали мощный бренд под названием «ультраортодоксы», со всеми вытекающими отсюда предпочтениями. Имена парламентариев из «Объединенного списка» также, по всей видимости, известны не всем. Но вместе со своими сторонниками они создали не менее мощный политический бренд под названием «арабы».

    А что происходит в центре и на левом фланге? Там людей качает ветром. Без инфраструктуры те, кто находится в центре, представляют избирателям не идею, а просто... фамилии! Никакое это не движение, а только Ганц, Ашкенази, Ниссенкорн, Лапид…

    Если термин «левые» их пугает, могли бы называться, например, «либералами» – такое название хотя бы легче усвоить. Но тогда их нужно подготовить к мартовским выборам под началом лидерской группы и с четко обозначенной миссией, сравнимой с работой спасателей. И тогда такому блоку не понадобится чародей-лидер, маг, кудесник. Магия, на самом деле, состоит в том, чтобы люди на сей раз голосовали за конкретную программу, а не за кого-то или против кого-то.

    Ганц попытался, было, продвигать идею либерального государства, но потерпел оглушительное фиаско, когда присоединился к Биби: это только усугубило ощущение, что левоцентристского лидера не существует. Однако провал Ганца – это его личный крах, а не всей идеи. Чтобы укрепить эту идею, необходимо укрепить и расширить либеральный блок, внушить людям чувство, что мощная и действенная альтернатива, способная победить, все-таки существует.

    В США выбрали Джо Байдена не из-за его харизматической личности или славного военного прошлого. Американцы предпочли «байденизм» как идею. Израилю нужен свой Байден, причем сейчас, а не завтра.

    Цви Барэль, «ХаАрец». М.К. Фото: Эмиль Сальман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend