Tuesday 27.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Томер Аппельбаум
    Фото: Томер Аппельбаум

    У кого проблема с еврейским большинством в Израиле?

    Выступая в поддержку закона о воссоединении семей, министр иностранных дел Израиля Яир Лапид заявил, что закон следует поддержать, поскольку он «направлен на обеспечение еврейского большинства в Израиле». В ответ Каролина Ландсман написала в «ХаАрец», что «страна, которая стремится лишить меньшинство любой возможности стать большинством, будь то силой оружия или силой закона, не является демократией».

    Это – бессмысленное утверждение.

    Почему еврейское государство не должно делать то, что оно может сделать по закону, чтобы сохранить еврейское большинство? И что, во имя всего святого, случилось с левыми сионистами? Почему так многие из них не могут подтвердить то, что очевидно разумно и правильно?

    Те, кто изучали историю Израиля и историю сионизма, знают, что демография – это судьба.

    Что сионизм всегда был направлен на создание демократического государства с еврейским большинством. Что Государство Израиль может и должно предпринять соответствующие шаги для обеспечения стабильного еврейского большинства. Что подобные шаги и честность  намерений не должны противоречить демократическим принципам или идеалам Декларации независимости Израиля. И что потеря еврейского большинства означает конец сионизма и исчезновение Государства Израиль.

    И не только это. Предпосылкой сионизма является то, что есть много евреев, которые хотят жить среди других евреев в еврейском государстве, где большинство составляют евреи. Их желание понятно, и они не приносят извинений за этот факт. Они благодарны за то, что Государство Израиль после тысячелетий еврейского рассеяния, наконец-то, позволяет им это сделать.

    Израиль, напоминают они, был создан для продвижения религии, цивилизации и культуры еврейского народа и доминирующего еврейского большинства. Слава Богу, говорят они, что Израиль – единственное место, где именно неевреи вынуждены бороться с проблемами, которые стоят  перед меньшинством, даже несмотря на то, что израильский закон, по крайней мере, теоретически, гарантирует им гражданское равенство и демократические права.

    Конечно, верно, как утверждает Ландсман, что Израиль не должен «силой оружия» подавлять рост численности своих арабских граждан. Совершенно очевидно, что насильственное перемещение арабских граждан из страны было бы нарушением демократических норм и международного права, не говоря уже о еврейских ценностях и традициях. Это было бы отказом от всего, за что выступает сионизм, и принципов, которые он представляет.

    Но обеспечение еврейского большинства путем принятия законов и политики, соответствующих демократическому управлению, – это совсем другое дело. Это и приемлемо, и желательно.

    Если бы не было еврейского большинства, продолжал бы Израиль без проблем предоставлять убежище евреям, столкнувшимся с опасностями и бедами в разных странах мира? Почти наверняка нет; нееврейское большинство, несомненно, решит иначе.

    Если не будет еврейского большинства, останется ли Израиль единственной страной в мире, где еврейские праздники определяют ритм календаря, и евреи открыто опираются на еврейские ценности и еврейский дух в каждом аспекте жизни? Маловероятно. Именно по этим причинам и возник сионизм.

    При всем этом, Ландсман права, что надлежит препятствовать осуществлению закона о воссоединении семей. Но не по указанным причинам.

    Положения этого закона, призванного ограничить иммиграцию в Израиль арабов с территорий, состоящих в браке с израильскими арабами, затронули всего 10-15 тысяч человек, что совершенно недостаточно, чтобы повлиять на демографический баланс. И арабские граждане Израиля предложили множество убедительных причин, по которым закон должен быть отменен или изменен.

    Другими словами, Лапид был прав, утверждая, что для Израиля жизненно важно сохранить безопасное еврейское большинство, но неправ, предполагая, что возобновление действия закона является для этого важным фактором.

    Тем не менее, было приятно видеть, что Лапид поднял демографические вопросы в то время, когда и правые, и левые сионисты сбились с пути в вопросе, который занимает одно из центральных мест в таких понятиях, как  существование и предназначение Израиля.

    Ответ правых сионистов на демографическую проблему иначе как разбойничьим не назовешь. Более 40 лет они строили одно поселение за другим и, что еще хуже – нелегальные форпосты.

    Хотя поселения, возможно, останутся в Израиле в рамках какого-то варианта двухгосударственного решения, более 140 нелегальных форпостов, разбросанных по территориям, делают любой раздел земли все менее вероятным. И тогда вероятным результатом станет создание единого двунационального государства с арабским большинством.

    Если Лапид действительно заботится о еврейском большинстве, где он был, когда его правительство капитулировало в поселении Эвьятар? И снова нарушители закона из числа поселенцев захватили частную землю, плевать хотели на соображения безопасности, высказанные ЦАХАЛом, и подчинили своей воле весь правительственный аппарат еврейского государства. Ни один правительственный орган не дал разрешения на этот акт кражи и обмана; только в Израиле города строятся не по указанию правительственных планировщиков, а в результате действий мессианских поселенцев, подчиняющихся только своим раввинам и Богу.

    Если форпост останется, а он, скорее всего, останется, это будет еще одна победа ползучей аннексии, которая пожирает сионизм заживо.

    Пожалуйста, господин Лапид, пока вы не готовы эвакуировать евреев Иудеи и Самарии и лично разобраться в действиях фанатиков-поселенцев, более приличествующих пиратам, избавьте нас от проповедей о гарантировании еврейского большинства в Израиле.

    И, наконец, что делать с левыми сионистами, на которых в свое время можно было рассчитывать, как на лидеров борьбы за еврейское большинство в еврейском и демократическом Израиле?

    Это длинная и сложная история, но суть дела в том, что и в Израиле, и в диаспоре левые сионисты колеблются. Под влиянием арабских партий Израиля, постсионистского мышления, отвращения к национализму в духе «земли и крови» и искренней приверженности универсалистским ценностям, сионисты слева, как и их собратья справа, тоже заговорили на языке единого государства с еврейским меньшинством, часто прикрываясь риторикой «еврейско-арабской конфедерации».

    Но такая конфедерация – несбыточная мечта, и скорее рак на горе свистнет, чем она станет реальностью.

    До тех пор единственное возможное решение, каким бы маловероятным оно сейчас ни казалось, должно базироваться на основе реальной обстановки на местах. А это означает государство с еврейским большинством, состоящее из определенного народа – еврейского народа; определенной культуры – еврейской культуры; и участка определенной земли – Израиля/Палестины.

    Это также означает государство с палестинским большинством, состоящее из определенного народа – палестинского народа; определенной культуры – палестинской культуры; и другого сегмента той же земли – Израиля/Палестины. В каждом государстве, конечно, будут меньшинства, но доминирующее большинство будет задавать политический и культурный тон общественной жизни.

    Эта конфигурация не будет идеальной. Достичь ее будет непросто. И на создание двух государств может уйти много лет. Но левые и правые, примите к сведению: пока этого не произошло, задача евреев - работать над разделением народов, которое сделает возможным создание двух государств, и над демографической реальностью, которая оставит евреев явным, неоспоримым большинством в их части Израиля/Палестины.

    Я повторяю: мы, евреи, хотим иметь собственное государство, где евреи, безопасное и уверенное большинство, будут принимать решения, управлять демократическим путем и жить в мире с нашими соседями. Вот что такое сионизм. И, в конечном счете, планы и фантазии по созданию двунационального и однонационального государства уступят место убедительной логике сионистских принципов.

    Эрик Х. Йоффе, «ХаАрец», М.Р. Фото: Томер Аппельбаум˜
    Автор – раввин, бывший президент Союза реформистского иудаизма

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend