Sunday 25.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Adel Hana
    AP Photo/Adel Hana

    Отсутствие стратегии в Газе приведет к новым войнам

    «Тактикализация стратегии» – это термин, отражающий проблемы стратегического мышления в Израиле, хотя это бывает характерно и для других стран. Его предложил Йехошафат Гаркави, бывший начальник военной разведки, который затем на протяжении десятилетий был профессором кафедры международных отношений и военных исследований в Еврейском университете. Этот термин часто используется Гаркави в его главном произведении «Война и стратегия» (1999). Это означает, что государство руководствуется военно-тактическими соображениями вместо политико-стратегических, то есть используют набор приемов для выигрыша отдельной битвы, в то время как стратегия необходима для победы в войне.

    В отсутствие четкой, последовательной и целенаправленной стратегии страна вынуждена осуществлять ряд тактических, военных и дипломатических шагов. Когда они оказываются успешными, лица, принимающие решения, приходят к выводу, что у них есть блестящая стратегия – «мы знали, что делаем, и это сработало». На самом деле, это – заблуждение.

    Отсутствие стратегии означает отсутствие политического импульса для вступления в конфликт и отсутствие определенного и желаемого политического результата для выхода из него.

    В результате у нас начался четвертый крупный военный конфликт в секторе Газа за последние девять лет. Мы не знаем, какие политические цели Израиль преследует по отношению к ХАМАСу и не можем сделать вывод о финале. «Эндшпиля» нет, потому что никогда не было «начала игры» – просто стечение обстоятельств, просчеты, политические провокации и неизбежная необходимость нанести «решительный» ответный удар.

    Ситуация с Газой служит воплощением израильской «тактикализации стратегии». До настоящего времени Израиль так и не решил, что делать с ХАМАСом – радикальной исламистской террористической организацией, подстрекаемой Ираном.

    Цена вторжения в Газу с целью свержения режима ХАМАСа представляется слишком высокой. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу придумал тактическую формулу: усилить ХАМАС и тем самым ослабить палестинскую администрацию, чтобы вообще не вести мирных переговоров с палестинцами.

    В 2012, 2014, 2018, а теперь и в 2021 году операции Израиля и ХАМАСа в Газе следуют идентичной схеме и последовательности, представляющей собой повторяющийся ритуал.

    ХАМАС с помощью «Исламского джихада» и при поддержке Ирана создал значительный ракетный потенциал. В отсутствие даже подобия мирного процесса и в условиях мучительного экономического и демографического бремени Газа превратилась в кипящий котел. Одновременно ХАМАС должен показать, что он силен и противостоит Израилю лучше, чем власти Палестинской автономии на Западном берегу. Он ждал подходящей возможности.

    ХАМАС представил политику Израиля в Восточном Иерусалиме и на Храмовой горе как грандиозную угрозу, ставшую поводом к открытию огня. Израиль «оценивал», что ХАМАС не сможет позволить себе конфронтацию, потому что принимает в расчет возможные риски.

    На самом деле ХАМАС был готов понести убытки, и это его явно не остановило. Он выполнил свою угрозу и запустил несколько ракет по Иерусалиму, а потом начал обстрел всей территории Израиля. Тенденция рассматривать ХАМАС как политическую организацию в более широком израильско-палестинском контексте часто заставляет людей забывать, что это – кровавая, экстремистская террористическая группа, а не дискуссионный клуб.

    Израиль немедленно нанес ответный удар, используя все имеющиеся в его распоряжении передовые средства и разведданные. ХАМАС увеличил и расширил ракетные залпы, что вынудило Израиль постепенно наращивать масштаб и огневую мощь своей операции.

    Соединенные Штаты поначалу поддерживали Израиль, признавая его «право на самооборону» и призывая к «сдержанности». Эта фаза длится почти всегда 96 часов. Затем реагирует международное сообщество, чувствительное к кровавым кадрам из Газы и израильских городов. Европа осуждает насилие, Израиль обвиняет Европу, Совет безопасности ООН приступил к действиям, проведя очередное экстренное заседание, Соединенные Штаты возразили против формулировки, а затем наложили вето на предложенную резолюцию.

    Еще через 48 часов тон США начал меняться и разговоры о «прекращении огня» набрали обороты. Затем вмешались Египет, Катар и кто-либо еще, у кого есть рычаги влияния, добиваясь соглашения о прекращение огня, по сути возвращающего стороны к прежнему статус-кво.

    Заключительный этап подчеркивает тщетность всей этой битвы «Кто победил?». Когда у вас нет стратегии относительно того, что делать с ХАМАСом и Газой, вы не можете победить. Все очень просто. У вас могут быть впечатляющие тактические достижения, но ХАМАС восстановится, потому что Израиль позволяет ему это делать.

    Психологи объясняют, что на самом деле сейчас идут не ракетные обстрелы или бомбежки, а битва за «сознание» и «победное восприятие». Израиль и ХАМАС сражаются за «победную картинку» – ту, которая оставит неизгладимый отпечаток в сознании людей. Но вот в чем дело: когда нет стратегии и конфликт по определению асимметричен, не может быть и решающих побед. На самом деле, это только отвратительная, кровавая преамбула к следующему раунду, который будет следовать точно такому же  сценарию.

    Это – заведомый тупик. Одна из самых передовых армий мира хвастается тем, что у нее «160 самолетов в воздухе», как будто это битва за Британию в 1940 году или Война Судного дня 1973 года.

    Это не означает победу. Когда террористическая организация запускает ракеты с явной целью убийства мирных жителей и, как прямой результат, причиняет огромные разрушения и несет смерть собственному народу, как это может быть «победой»?

    Тактические победы с помощью превосходящей силы не заменят стратегии. Проблема Газы и ХАМАСа требует стратегии, а не военных операций в стиле «День сурка». Более широкая проблема тупика в израильско-палестинском конфликте не может быть решена с помощью впечатляющих технологий уничтожения вражеских туннелей.

    Самооборона – это сама собой разумеющаяся вещь: использование вашей превосходящей силы не должно требовать объяснений или извинений. Но предполагать, что эта стратегия приносит пользу Израилю – опасное заблуждение.

    Алон Пинкас, «ХаАрец», В.П. AP Photo Adel Hana˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend