Wednesday 25.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Evgeny Biyatov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP
    Evgeny Biyatov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

    У Израиля есть рычаги влияния на Россию, он только должен захотеть их использовать

    Переговоры, начавшиеся 28 февраля между представителями Украины и России, похоже, ни к чему не приведут. Россия отказалась даже от символического прекращения огня, ее армия продолжала обстреливать украинские города, а ее боевые части продолжают попытки - в основном безуспешные - продвинуться вглубь соседней страны.


    Но уже ведутся разговоры о поиске новых мест для переговоров, и снова в них упоминается Израиль. 27 февраля в телефонном разговоре с президентом России Путиным премьер-министр Нафтали Беннет поднял  этот вопрос, очевидно, после того, как в прошлую пятницу президент Украины Владимир Зеленский попросил его об этом.

    Реалистичны ли такие переговоры? С точки зрения Зеленского, встреча в Иерусалиме конечно, была бы предпочтительнее, чем встреча в Беларуси, которая стала не более чем российским протекторатом и сейчас используется как еще одна база для нападений на его страну.

    У Израиля также есть негласное соглашение с Россией о том, что их силы безопасности не совершают убийств на территории второй стороны, так что украинцы, по крайней мере, будут находиться в безопасности.


    Но даже если такие переговоры состоятся, есть ли у них шанс достичь соглашения о прекращении конфликта? Может ли Израиль в качестве принимающей стороны или посредника оказать реальную помощь?

    Для успеха подобных переговоров необходимы два условия: обе стороны должны быть готовы к заключению сделки, а принимающая сторона или посредник должны иметь определенные рычаги влияния, чтобы склонить их к этому.

    До этой недели казалось крайне маловероятным, что Путин согласится на какую-либо сделку, которая позволит Украине остаться независимой страной с собственной армией, контролирующей свою внешнюю политику. Он сделал все, чтобы дать понять, что не считает Украину законным самостоятельным государством, и что он полон решимости любой ценой сместить в Киеве «неонацистскую хунту» и «демилитаризировать» Украину.

    Но сейчас, когда вторжение продолжается почти неделю, численно превосходящие силы России все еще пытаются достичь своих целей, а западный мир - даже Германия - наконец-то объединился в наказании путинской России беспрецедентными санкциями, возможно, даже Путин ищет способ спуститься с дерева.


    Формула, которая позволит Путину отдать приказ своим войскам вернуться на базы, не «потеряв лицо», будет сложна – да ее пока и вообразить невозможно. Израиль, хотя и планирует проголосовать за резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающую Россию, все еще не встал ни на какую сторону в этом конфликте. Однако если бы он выступил в качестве посредника, есть ли у него какие-либо рычаги влияния?

    С 2008 года, когда Путин, вторгшись в Грузию, начал свою кампанию по предотвращению слишком тесного сближения бывших советских республик с Западом, Израиль сохранял нейтралитет. Будучи близким союзником Соединенных Штатов, он, очевидно, не может быть на стороне России. Но, заботясь о безопасности сотен тысяч евреев, живущих в России, он также не хочет раздражать ее лидера.

    Эта политика укрепилась в сентябре 2015 года, когда Россия, спасая режим Асада, направила свой военный контингент в Сирию. В то время в Израиле считалось, что Россия может положить конец относительной свободе Израиля атаковать иранские цели в Сирии, и поэтому Израиль должен быть очень чувствительным к амбициям Москвы.


    Тогдашний премьер-министр Биньямин Нетаниягу, стремясь создать видимость того, что у него «особые отношения» с Путиным, довел эту политику до абсурда, и в в 2019 году даже поставил свои фотографии с русским лидером (наряду с фотографиями с Дональдом Трампом и Нарендрой Моди) в основу своей второй избирательной кампании.

    Независимо от того, какое давление оказывали американские администрации, Израиль придерживался строго нейтральной позиции в отношении России;  однако в прошлый четверг министр иностранных дел Яир Лапид стал первым с момента прихода Путина к власти ведущим израильским политиком, который осудил действия России. Посол  России в Израиле ответил в сдержанных тонах, заявив, что военная координация между двумя странами «будет продолжаться», и что «Израиль является нашим постоянным партнером в действиях, которые Россия предпринимает в Сирии».

    Так что если Израиль может критиковать Россию, и небо не обрушится, стоит пересмотреть великий страх Израиля перед гневом Путина.

    Израильские эксперты высказывали опасения, когда в 2015 году Россия направила свои силы в Сирию, но Москва сама была обеспокоена возможной реакцией Израиля. Как сказал тогда один московский чиновник, «Израиль - самый мощный игрок в регионе. Если бы он захотел разрушить планы Путина помочь Асаду выжить, он мог бы это сделать».

    Сделка, которую Нетаниягу заключил с Путиным - что Израиль будет продолжать наносить удары по иранцам в Сирии, но не будет атаковать войска Асада - была воспринята как уступка Путина, которую Нетаниягу удалось выиграть. Однако на самом деле эта сделка была выгодна и Путину, так как он хотел обеспечить иммунитет своему клиенту из Дамаска.

    Россия, быть может, и сильная военная держава, но для поддержания и усиления крупной миссии вдали от своих границ ей не хватает возможностей. Она поддерживала Асада на плаву относительно ограниченными средствами: парой десятков боевых самолетов, комплексами ПВО и несколькими сотнями наемников и бойцов спецназа. Для того, чтобы помешать Израилю летать в сирийском воздушном пространстве, этого было бы недостаточно.

    Беспокойство за российских евреев, которое испытывает Израиль, хотя и оправдано, но основано на ошибочном понимании президента России. Путин внимательно изучил причины распада Советского Союза и считает, что одной из них был антагонизм властей с еврейством, которое он рассматривает как глобальную силу.

    Еврейские советники и олигархи являются центральными фигурами в его окружении - включая, конечно, Романа Абрамовича, российско-израильского миллиардера, который сейчас пытается спасти свой авторитет, предлагая помощь в посредничестве с Украиной. Это довольно откровенный пиар-ход, поскольку украинцы вряд ли доверяют человеку, которого Путин однажды назвал «нашим олигархом».

    Страх Израиля перед Путиным сильно преувеличен, и если бы лидеры страны были способны преодолеть его, они бы поняли, что у них действительно есть некоторые рычаги влияния: как в отношении интересов в Сирии, так и когда речь идет о мобилизации крупных еврейских организаций. Этого может быть недостаточно, чтобы заставить Путина подписать соглашение о прекращении огня, которое он не может принять, но это дает Израилю больше возможностей, чем он представляет себе на настоящий момент.

    Однако для того, чтобы это произошло, израильтяне должны осознать, что Нетаниягу создал Путину имидж всемогущего гения, которому Израиль никогда не должен перечить. Шансы на такое осознание в ближайшем будущем невелики. Беннет, похоже, относится в Путину с таким же восхищением, что и Нетаниягу.

    Вероятно, для Израиля было бы лучше не ставить себя в положение посредника. Кроме того, стране, которая до сих пор избегает переговоров о прекращении своей собственной оккупации, может быть немного неловко пытаться разрешить еще одну.

    Аншель Пфефер, «ХаАрец», М.Р. Evgeny Biyatov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend