Tuesday 24.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP
    Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

    У Германии руки в крови из-за умиротворения Путина

    Российская агрессия против Украины привела к переоценке долгосрочной политики Германии в Восточной Европе, ориентированной на Россию. Моральный и политический авторитет в Европе, который Германия восстановила после Второй мировой войны и которым она пользовалась после окончания холодной войны, теперь исчерпан.


    Нежелание Берлина помочь Украине разрушило многие удобные иллюзии относительно его восточной политики. Критики утверждают, что политика умиротворения, которую вела бывший канцлер Ангела Меркель в отношении российского президента Владимира Путина, проложила путь к тому, что сейчас на европейском континенте разгорелся крупнейший вооруженный конфликт со времен Второй мировой.

    Неудобная правда заключается в том, что это разочарование в Германии не должно ограничиваться Украиной. Политика Меркель в отношении Западных Балкан дополняла ее подход к России. По мере того как в годы, последовавшие за вторжением Москвы в Крым в 2014 году, Меркель все больше смягчала свое отношение к Путину, менялась и позиция ее Христианско-демократического союза в странах Юго-Восточной Европы, бывших югославских республиках. В конечном счете она подружилась в этом регионе с авторитарными, ультранационалистическими партиями и лидерами.

    На Западных Балканах самые крепкие отношения у Христианско-демократического союза сложились, пожалуй, с Хорватским демократическим союзом (ХДС), членом общеевропейской правоцентристской Европейской народной партии. За неделю до парламентских выборов в Европейском союзе 2019 года тогдашний канцлер Меркель приехала в Загреб, чтобы провести предвыборную кампанию вместе с ХДС. Это мероприятие завершилось тем, что певец-ультранационалист Марко Перкович Томпсон, печально известный прославлением фашистского прошлого Хорватии в своих текстах и выступлениях, весело исполнил песню, в которой, как отмечает The New York Times, регулярно выкрикивал известный лозунг усташей времен Второй мировой войны, а его поклонники отвечали нацистским приветствием.


    Тогда в Загребе Меркель хлопала и раскачивалась вместе со своими хозяевами под звуки песни, воспевавшей спонсируемую хорватским правительством кампанию этнической чистки, проходившую в некоторых районах Боснии и Герцеговины в 1990-х годах. После резкой общественной критики со стороны выживших участников чистки и откликов в СМИ офис Меркель заявил, что канцлер «не знала, какие песни будут исполнены... и не знала о содержании этих песен».

    То, что союзники Меркель по Европейской народной партии на Западных Балканах решительно отрицают геноцид в Сребренице и агрессию сербов и хорватов в Боснии и Герцеговине (оба факта были признаны Гаагским трибуналом), останется неизгладимым пятном на Христианско-демократическом союзе и наследии Меркель.

    При молчаливой поддержке Меркель пророссийские лидеры на Западных Балканах еще больше укрепились и получили возможность открыто выступать на стороне Кремля. Элементы Сербской прогрессивной партии Александра Вучича и Христианско-демократический союз премьер-министра Хорватии Андрея Пленковича, включая, в частности, ее одноименную родственную партию в Боснии и Герцеговине, возглавляемую Драганом Човичем, – все они были добровольными проводниками российского влияния на Западных Балканах.

    К концу канцлерства Меркель ее поддержка таких лидеров стала более выраженной и явной, например, когда она использовала нехарактерно недипломатичный язык, чтобы похвалить президента Сербии Вучича.


    Пока остальная Европа молчаливо одобряла основные положения политики Меркель на Западных Балканах, в демократических кругах этого региона росло разочарование.

    В конце концов, именно Меркель позволила власть имущим в Белграде реализовать проект «Сербский мир» – западнобалканскую версию «Русского мира» – и при этом назвала их лидерами процесса интеграции Западных Балкан в ЕС.

    Неудивительно, что Германия при Меркель была равнодушна к несправедливому отношению ЕС к Косово. На протяжении всех лет ее правления на Белград практически не оказывалось никакого давления с целью признания независимости Косова, что препятствовало экономическому росту молодой страны и свободе передвижения ее населения по Европе и еще больше укрепило рычаги влияния Сербии для регионального доминирования и запугивания.


    В соседней Черногории Берлин считает пророссийские, поддерживаемые Белградом сербские националистические партии законной частью правительства, в то время как большинство других западных демократий из-за их крайнего национализма и реакционной риторики держат их на расстоянии.

    Босния и Герцеговина, вероятно, является наиболее пострадавшей от ошибочной политики Меркель страной в регионе. Все еще освобождаясь от последствий кровопролитной войны против сербской и хорватской агрессии, к концу 2005 года Босния добилась значительных успехов в институциональном строительстве.

    Управление Высокого представителя (УВП) было ключевым институтом для усилий международного сообщества во главе с США по преодолению последствий геноцида в Боснии и постконфликтному государственному строительству, включая создание важнейших государственных институтов, таких как объединенные вооруженные силы, службы безопасности и разведки, сбора налогов.

    Однако в начале 2006 года в вопросе полезности УВП правительство Германии во главе с Меркель пошло на разрыв с США и Великобританией и потребовало закрыть Управление. Серьезное ослабление УВП позволило пропутинскому сербскому националисту Милораду Додику сохранить власть в боснийском образовании Республика Сербская и предотвратило любой прогресс на пути к членству в НАТО, вступлению в ЕС и демократической консолидации.

    Правительство Республики Сербской, возглавляемое Альянсом независимых социал-демократов Додика, организовало в 2016 году неконституционный референдум с целью подорвать государственные институты, что привело к санкциям против него со стороны правительств США и Великобритании. Однако, несмотря на многочисленные нарушения Додиком Дейтонских мирных соглашений, Германия никогда не применяла к нему санкции и не способствовала каким-либо значительным коллективным действиям против него со стороны ЕС.

    Единственным логическим объяснением бездействия Германии в отношении экспансионизма боснийских сербов является политика умиротворения правительства в Москве и тесные связи Додика с Путиным. Нежелание Германии разорвать связи с Россией – даже после ее вторжения в Украину – еще больше подтверждает это предположение.

    Сейчас у правительства Олафа Шольца есть шанс изменить курс, приняв политику, которая не позволит союзникам Путина в ЕС парализовать процессы принятия решений, ослабить коллективную силу Европы или оставить малые государства, не связанные с Москвой, уязвимыми для вмешательства и запугивания.

    Планы по отправке немецких войск в Боснию либо в составе EUFOR (Вооруженные силы Европейского союза), либо в составе сил НАТО – очень хороший первый шаг.

    Присоединение к американским и британским санкциям против Додика и его прихлебателей стало бы четким сигналом, что Германия осознает свою историческую ответственность за регион, который жестоко пострадал от нацистской оккупации, и что она не заинтересована в том, чтобы он попал в сферу влияния России.

    У Берлина нет никаких оснований – геостратегических, политических или моральных – для продолжения политики Меркель по поддержке злонамеренных пропутинских политических сил на Балканах.

    Нежелание Германии разорвать связи с Россией можно в какой-то степени оправдать, ссылаясь на экономические потери, но отстаивание демократических принципов на Балканах не имеет экономических издержек. Продолжение политики правительства Меркель означает приглашение России к дестабилизации Балкан.

    Шольц должен знать, что его правительство не сможет избежать ответственности за последствия. После того как 24 февраля Путин начал полномасштабную войну с Украиной, Европа стала совсем другим континентом.

    Реуф Байрович, «ХаАрец», М.Р. Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP
    Автор – вице-президент Альянса США – Европа, научный сотрудник Института исследований внешней политики √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend