Friday 22.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Fayaz Aziz, Reuters
    Фото: Fayaz Aziz, Reuters

    Тюрьма или штраф: чем чреваты нарушения предписаний минздрава

    Израильтянам придется на время забыть о присущей им беспечности. За несоблюдение требования остаться в карантине может грозить до трех лет лишения свободы. В лучшем случае такой человек, а также, например, хозяин кафе, который не прекратит принимать гостей, отделается крупным административным штрафом: правительство утвердило право их выписывать.


    К тому же факты нарушения правил карантина будет легко доказать в суде, если за человеком велась слежка с помощью современных мобильных технологий. Ведь Служба общей безопасности (ШАБАК) получила разрешение вести слежку за людьми, помещенными в карантин. Раньше эту меру применяли только к лицам, заподозренным в террористической деятельности — теперь полномочия расширены.

    — Разрешение установить слежку выдает директор ШАБАК, — объяснил «Деталям» адвокат Авнер Пинчук из «Объединения борьбы за гражданские права». На протяжении многих лет он занимается вопросами обеспечения права израильтян на неприкосновенность частной жизни. – Ему не надо для этого судебного распоряжения или разрешения каких-то других государственных инстанций. Как правило, так собираются сведения о перемещениях того или иного лица.

    — Это будет сопровождаться проникновением в наши телефоны?


    — Нет. Технологии слежки, которыми располагает сегодня Израиль, позволяют узнать все перемещения человека за последние две недели, и идентифицировать тех, кто был там же, без проникновения в телефон. Достаточно получить информацию от телефонной компании. У ШАБАКа по-прежнему нет права взламывать телефонные аппараты и просматривать их содержимое – на такие действия нужно получить разрешение суда.

    — А кто следит за самим ШАБАКом?

    — Есть система контроля, но она совершенно непрозрачна, поэтому нельзя оценить, насколько она эффективна. Этим занимаются в офисе юридического советника правительства, а также специальная комиссия кнессета, совещания которой засекречены. Но Ави Дихтер, который был директором ШАБАКа, рассказывал как-то об использовании этих полномочий и сказал, что у них все время требовали давать отчеты кнессету и юридическому советнику, и не было случая, чтобы они такой отчет не дали.

    Когда глава правительства всех удивил, заявив, что  электронные методы слежения будут применяться также в борьбе с распространением коронавируса, он не сообщил подробностей. Но потом наши письма и обращения к юридическому советнику правительства и в ШАБАК только усилили наше огорчение. Поэтому целый ряд специалистов и правозащитников обратились с письмом к главе правительства, выразив озабоченность введением таких методов, которые ранее использовались только в борьбе с террором.

    — Что вас беспокоит?

    – Вот один пример: проверили, где был больной в последние две недели, и выявили людей, которые оказались в тех же местах и в то же время. Но что, если мужчина встретился с женщиной в номере отеля, и они не хотят, чтобы об этой встрече узнала его жена или ее муж? А ведь им могут сообщить, чтобы их тоже перевести в карантин.


    Это ведь не решается по принципу «все или ничего». На вопрос, следить или не следить, недостаточно, чтобы правительство и кнессет ответили «да». Главный вопрос — «как», и за этим открывается большой перечень критериев, которые надо срочно установить, чтобы свести ущерб к минимуму. Например, чтобы база данных, собранных таким образом, предотвращала их несанкционированное использование. Или чтобы слежка ограничивалась входом в помещение: достаточно знать, что человек внутри, но данные о том, что он там делал, нужно стирать из этой базы через  определенное время. И так далее. Нужно достичь баланса между правом на неприкосновенность личной жизни – и необходимостью остановить опасность, грозящую обществу.

    — Есть ли у следственных органов право разглашать имя, публиковать фотографии и другие данные человека, заразившегося коронавирусом? Например, чтобы предостеречь тех, кто мог с ним контактировать? 

    — Они имеют такие полномочия. Возможности действий в отношении граждан — просто драконовские. Вопрос, будут ли так поступать на самом деле? Ведь достаточно указать, где был больной, не называя его имя, — говорит адвокат Авнер Пинчук.


    Полученные в результате электронного слежения данные о нарушениях ограничений, введенных сейчас государством, будут приниматься судами в качестве доказательств со стороны обвинения– поскольку они добыты путем, который теперь признан законным. Стоит знать, что в Израиле действует закон от 1977 года, где предусмотрено наказание за действия, которые могут нанести ущерб обществу. В том числе – наказание за распространение болезни по халатности; за это лицам, самовольно вышедшим из карантина, может грозить до 3 лет лишения свободы (срок не будет увеличен, даже если такая халатность привела к гибели человека. Но если будет доказано, что преступник действовал злонамеренно, желая заразить других, его могут приговорить к 7 годам).

    Кроме того, сотрудники минздрава могут обратиться в полицию по факту нарушения их распоряжений. И в случае, если в первый раз полиция ограничилась предупреждением – рецидив может рассматриваться еще и по статье «неподчинение требованиям полиции».

    Не стоит думать, что этот закон не будет применяться на практике. Раньше его уже применяли в Израиле против лиц, распространявших СПИД, и приговоры были весьма суровы.

    Эмиль Шлеймович, «Детали»˜
    Фото: Fayaz Aziz, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend