Главный » Общество » Здоровье » Тысяча инфекций – это много или мало? Особенности второй волны

Тысяча инфекций – это много или мало? Особенности второй волны

3 июля минздрав сообщил, что в течение дня еще 566 человек были диагностированы с COVID-19, и число активных пациентов составило 10 060, из которых 77 находятся в тяжелом состоянии, 27 подключены к аппаратам ИВЛ. У 69 больных состояние оценивается как средней тяжести, остальные болеют легко или без симптомов.

Кроме того, число смертей от осложнений COVID-19 увеличилось до 326. С начала эпидемии в Израиле было заражено 28 055 человек, из них 17 669 выздоровели. Наибольшее количество подтвержденных случаев инфицирования - в Иерусалиме, где насчитывается 5225 больных. Затем следует Бней-Брак с 3791 больным и Тель-Авив с 1622.

В пересчете на сутки были диагностированы 1008 инфицированных. 2 июля за сутки было выявлено 1130 новых инфицированных и проведено 24 732 теста.

Одно из утверждений, популярных в последнее время, заключается в том, что сейчас проводится гораздо больше тестов (в начале эпидемии их число составляло 2-3 тысячи в день), поэтому выявляется гораздо больше инфицированных, и, в отличие от первой волны, болезнь у большинства из них протекает бессимптомно, то есть в сущности они не больны.

Таким образом, казалось бы, можно сделать вывод, что нет причин для особого беспокойства, и меры по сдерживанию и ограничению, которые планирует правительство, нанесут еще один удар по экономике без необходимости. Рони Линдер в TheMarker пытается ответить на острые и важные вопросы.

Можно ли тысячу инфицированных за день в начале июля сравнить с тысячей на пике волны в марте?

Нет, это действительно другие люди. В марте и в апреле тестировались только больные с симптомами. Для этого были две основные причины: отсутствие тестов и декларированная политика минздрава, предпочитавшего обследовать людей, которые с большей вероятностью дадут положительный результат из-за контакта с больным или возвращения за границы. Поэтому положительный показатель тестов был намного выше, чем сегодня.

В прошлом месяце произошли две вещи: больничные кассы значительно расширили тестирование - до 20 000 тестов в день, и критерии тестирования были изменены, так что тестируется гораздо больше людей без симптомов (например, целые классы в школах, где найден инфицированный). Результат имеет два аспекта: обнаруживается больше инфицированных, и у большей части болезнь протекает бессимптомно, так что они не могли быть обнаружено в первой волне, поскольку их вообще  не проверяли. Второе и тревожное обстоятельство - огромный географический разброс заболеваемости по всей стране.

Сколько пациентов в текущей вспышке больны бессимптомно?

Согласно информации, собранной министерством здравоохранения, около 62 процентов с короновирусной инфекцией в июне не имели симптомов жара или затрудненного дыхания. То есть большинство инфицированных.

Хорошая новость заключается в том, что, согласно данным больничных касс, у человека, болезнь которого началась без симптомов, состояние ухудшается очень редко.

Поскольку нет драматического роста тяжелобольных, не является ли это свидетельством того, что вирус ослаб, или что большинство зараженных вовсе не больны?

Во-первых, это предположение более не является точным, и в последние дни наблюдается увеличение числа тяжелобольных. Во-вторых, в нынешней вспышке состав больных намного моложе, но это может измениться.

Совершенно законно решить, что страна может жить с «короной» даже ценой определенного числа тяжелобольных и умерших. Проблема в том, что очень трудно контролировать эти числа. Поэтому задача состоит в том, чтобы попытаться хотя бы остановить скорость роста, как говорят специалисты – «сгладить кривую».

Критической проблемой на данный момент является доработка и модернизация системы эпидемиологических исследований, которая призвана  изолировать контактировавших с больным и разорвать цепочки заражения. В настоящее время эта система, которая страдает от острой нехватки рабочей силы и огромной нагрузки, не справляется с задачей охвата всех больных и десятков тысяч людей, с которыми они контактировали.

Между тем исследователи обнаружили, что 10 процентов больных COVID-19 ответственны за 80 процентов заражений. Теперь они пытаются выяснить, почему.

«На праздновании дня рождения 30 мая в Техасе один человек заразил 18 друзей и членов семьи коронавирусом». Тот, кто читает подобные сообщения, может подумать, что вирус ведет себя как пожар, который немедленно распространяется и сжигает все вокруг. Но другие сообщения говорят о другом.

В Италии, например, ученые исследовали хранящиеся образцы сточных вод, чтобы найти самые ранние следы вируса. На прошлой неделе они сообщили, что вирус был в Турине и в Милане уже 18 декабря. Однако потребовалось два месяца, чтобы больницы в северной Италии наполнились больными с COVID-19.

Как это ни странно звучит, но эти сообщения не противоречат друг другу - большинство инфицированных коронавирусом не заражают других! Однако небольшое количество больных передают вирус очень многим, и именуются «супер-разносчиками».

«Это можно сравнить с бросанием спичек в горючее вещество, - объяснил Бен Альтхаус, ведущий научный сотрудник медицинского института в Белвью, штат Вашингтон. - Одну спичку бросили, но материал не загорелся. Другую спичку -  снова не загорелся, но когда спичка попадет точно в нужное место, огонь внезапно вспыхнет».

Ученые говорят, что понимание того, почему существуют «спички», которые разжигают огни, в то время как многие другие этого не делают, может иметь решающее значение для обуздания эпидемии.

«Детали», по материалам информационных агентств, И.Н. Фото: Нир Кейдар

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend