Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Nedim Enginsoy, File
    AP Photo/Nedim Enginsoy, File

    Турция движется к союзу с Израилем

    Демонстрирует ли «больной человек Европы», как в XIX веке называли Османскую империю, новые признаки болезни? Арест (с последующим освобождением) израильских туристов по подозрению в шпионаже; стремительное падение турецкой лиры; растущие долги; решение об изгнании десяти послов из Анкары (и быстрая отмена этого решения); отказ идти на компромисс с Соединенными Штатами в вопросе приобретения российской системы противовоздушной обороны С-400 и несколько последних роликов, указывающих на проблемы со здоровьем Эрдогана, – все это обозначает, что Турция, возможно, находится на пороге периода политической нестабильности.


    Внутренние факторы этих событий могут в долгосрочной перспективе повлиять на внешнюю политику Турции. И хотя еще слишком рано всерьез давать прогнозы, Израилю, как и другим крупным региональным игрокам, крайне важно быть готовым к любым непредвиденным обстоятельствам. Выявлять разногласия и вступать в конфронтацию легко, соблазнительно и политически выигрышно, но у Израиля и Турции гораздо больше общего в геополитическом плане и больший потенциал для сотрудничества, чем можно себе представить, глядя на историю последних лет и недавний уровень противостояния между двумя странами.

    В 1990-х годах Турция считалась вторым по важности стратегическим союзником Израиля (США, естественно, были первыми). Фактически двумя мусульманскими странами, наиболее близкими к Израилю в первые десятилетия его существования, были Турция и Иран. Эти три страны остаются региональными сверхдержавами на Ближнем Востоке, несмотря на все свои разногласия и вражду.

    В отношениях Турции с Израилем на протяжении десятилетий было много взлетов и еще больше неудач. Но они никогда не прерывали дипломатических отношений. После прихода к власти Эрдогана Израиль постепенно заменил Турцию Грецией в качестве своего главного средиземноморского союзника. Но геополитически Греция не может играть ту же роль, что Турция.


    Всегда опасно оценивать внутренние политические перспективы и делать прогнозы относительно авторитарных или полуавторитарных стран, используя западные инструменты, такие как рейтинги популярности, опросы общественного мнения или экономические показатели. Однако в настоящее время все они говорят не в пользу Эрдогана.

    Аналитики указывали на снижение политической власти Эрдогана за последние два года, особенно за последние шесть месяцев. В 2019 году правящая Партия справедливости и развития (ПСР) потерпела серьезные поражения на местных выборах, в первую очередь потеряв пост мэра Стамбула. С тех пор популярность Эрдогана резко упала и сейчас колеблется в районе 30 процентов.

    Сейчас все сосредоточены на всеобщих выборах 2023 года, но вопрос состоит в том, продержится ли Эрдоган вообще до этого времени. Все чаще появляются признаки слабого здоровья президента и его неспособности эффективно управлять.

    Даже появление очевидного политического вакуума неизменно приводит к борьбе за власть среди потенциальных преемников, которые пытаются уравновесить лояльность Эрдогану попытками получить выгодное положение в случае, если он покинет свой пост или станет недееспособным. По турецким законам, если президент недееспособен, выборы должны быть проведены через 45 дней. Это требует от потенциальных преемников наращивать силу сейчас, а не ждать неизбежной неопределенности, которая сопровождает «недееспособность» или отставку. Сейчас турецкая политическая система и некоторые ключевые фигуры маневрируют, исходя из того, что дни карьеры Эрдогана могут быть сочтены.

    В региональном масштабе Турция много лет является сверхдержавой. Ее размер, стратегическое положение и членство в НАТО сделали ее мощной силой как в исламской, так и в ближневосточной политике.

    Отношения Турции с Ираном лучше всего охарактеризовать как «заклятые враги». У обоих есть общие коммерческие интересы и потребности в энергии. В апреле 2019 года, почти через год после выхода из ядерной сделки с Ираном, США аннулировали отсрочку от санкций, которую они предоставили восьми странам, включая Турцию, сильно зависевшим от иранской нефти. В то же время санкции, введенные против Ирана, существенно снизили его способность приобретать турецкие товары.


    Кроме того, Тегеран особенно обеспокоен тем, что Турция эксплуатирует свою этнически идентичность, которую она разделяет со многими странами Центральной Азии, для расширения своего влияния. Иранцы были сильно раздражены, когда Эрдоган на военном параде в Баку в честь победы в прошлогодней войне в Нагорном Карабахе процитировал стихотворение, в котором содержится призыв к воссоединению этнических азербайджанцев, проживающих в Иране, с Азербайджаном. Для иранцев это выглядело поощрением сепаратистских настроений среди иранских азербайджанцев, которые составляют от 15 до 20 процентов населения Ирана.

    Консолидация и укрепление турецко-азербайджанских отношений создает мощный энергетический и коммерческий коридор, который привлекает тюркские страны за счет потери влияния Ирана. «Неоосманистские» тенденции Эрдогана и претензии на то, что он де-факто лидер суннитского мусульманского мира, также вызвали его длительную борьбу с Саудовской Аравией.

    Тем не менее уникальное географическое положение Турции, ее отношения с Ираном, Сирией, Азербайджаном, Саудовской Аравией, Россией и США, а также ее культурно-религиозные особенности делают ее крупной региональной державой. Ее соперничество с Ираном и хрупкие отношения с саудитами делают ее стратегическим игроком, с которым Израиль должен найти общий язык. Возможно, этого союза придется подождать, пока не закончится эра Эрдогана. Но последние события намекают на перспективу разворота отношения в лучшую сторону.


    (Президент Израиля Ицхак Герцог и премьер-министр Нафтали Беннет беседовали вчера, 18 ноября, с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. Израильские руководители поблагодарили турецкого лидера за его участие и личный вклад в возвращение супругов Окнин в Израиль. Президент Эрдоган в свою очередь подчеркнул важность, которую он придает отношениям с Израилем. Это был первый разговор между премьер-министром Израиля и президентом Турции с 2013 года, президента Герцога Эрдоган поздравил в личном разговоре после его избрания.

    По оценкам политических источников, освобождение супругов Окнин может привести к улучшению отношений между Израилем и Турцией. Президент Турции недавно попытался улучшить отношения между двумя странами, но этот шаг вызвал подозрения со стороны Израиля. Источники в Иерусалиме в последние месяцы выразили обеспокоенность тем, что укрепление связей с Турцией нанесет ущерб тесным отношениям Израиля с Грецией и Кипром, а также его способности продвигать «соглашения Авраама». Новое развитие событий может теперь открыть путь к улучшению отношений с Турцией и, возможно, даже к назначению послов в обеих странах. – Прим. «Деталей»).

    Алон Пинкас, «ХаАрец», В.П. AP Photo/Nedim Enginsoy, File √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend