Tuesday 17.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Саудовская-Аравия-Турция-укрепление-связей-кронпринц-Мохаммед-бин-Сальман-премьер-Тайип-Эрдоган
    Bandar Aljaloud/Saudi Royal Palace via AP

    «Турция превыше всего»: на Ближнем Востоке формируются новые военно-политические альянсы

    Кто пригласил президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана посетить Саудовскую Аравию с официальным визитом? Король Салман пригласил президента, или Эрдоган пригласил себя сам? На прошлой неделе этот вопрос в социальных сетях не давал саудовцам покоя – в еще большей степени, чем двухдневный визит Эрдогана в портовый город Джидда за неделю до этого.


    Разница тут в уважении и престиже. Ведь если Эрдоган инициировал визит, то для него это унижение, а если за визитом стоит Саудовское королевство, то речь идет о двух странах с равным статусом, сообщающих о завершении конфликта, тянувшегося четыре года.

    В итоге Саудовская Аравия выпустила заявление о том, что король Салман пригласил Эрдогана, и тем самым, предположительно, положила конец различным интерпретациям. «Предположительно» – потому, что на приеме в аэропорту Джидды присутствовал не наследный принц Мухаммед бин Салман, а губернатор Мекки Халид бин Фейсал аль-Сауд.

    Тот самый губернатор, уважаемый принц и советник короля, что был саудовским посредником, который в 2018 году тихо и по взаимному согласию вел переговоры о прекращении дела об убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Эрдоган отверг его предложения и переговоры закончились неудачей, но потом взаимные объятия, сначала с Фейсалом, а затем с принцем Мухаммедом, похоронили Хашогги раз и навсегда. У примирения есть своя цена: Турция согласилась передать саудовцам продолжение судебных процессов против 26 человек, подозреваемых в причастности к убийству Хашогги, и тем самым на практике опустила надо всем этим делом занавес.


    Не менее важным было заявление Эрдогана в Twitter’e о том, что Турция выступает против любой формы терроризма и придает большое значение региональному сотрудничеству в борьбе с террором. Это не просто банальное заявление из тех, что правители бросают вскользь. Оно направлено конкретно против «Братьев-мусульман», которых саудовцы причислили к террористическим организациям. По возвращении в Турцию Эрдоган приказал закрыть телеканал «Братьев-мусульман» «Аль-Мекамелин» и дал понять высшему руководству движения, которое до сих пор пользовалось покровительством его правительства, что «дипломатические обстоятельства изменились» – другими словами, они могут оставаться гостями Турции, но больше не должны заниматься дипломатической или политической деятельностью или использовать для подобной активности свои СМИ.

    Это ответ Эрдогана не только Саудовской Аравии, но и Египту, который в качестве одного из условий возобновления отношений потребовал от Турции выдать старших лидеров «Братьев». В то же время, чтобы удовлетворить Израиль, Эрдоган дал понять ХАМАСу, что члены военного крыла этого движения, «Изз аль-Дин аль-Кассам», не могут оставаться в Турции. По данным палестинских источников, Турция уже выслала из страны несколько десятков активистов ХАМАСа.

    До дела Хашогги Турция и Саудовская Аравия поддерживали очень близкие отношения. Когда в 2015 году Салман был назначен правителем КСА, Эрдоган одним из первых его поздравил и даже присутствовал на церемонии коронации. Год спустя страны подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве, в рамках которого был создан совместный центр экономического и дипломатического взаимодействия. В свете сильного соперничества и разрыва отношений между Египтом, союзником Саудовской Аравии, и Турцией, которая рассматривала президента Египта Абдель-Фаттаха ас-Сиси лишь как генерала, захватившего власть в результате незаконного военного переворота в 2011 году, для Эрдогана это было особенно важным достижением.

    Но с тех пор в пустынях Персидского залива разразились бури, которые накрыли Турцию и, по определению лидеров Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Египта, превратили ее в страну нон грата – враждебную, угрожающую и опасную. Когда в 2017 году Эр-Рияд вместе с Абу-Даби, Бахрейном и Египтом ввели жесткий экономический бойкот Катара, именно Турция бросилась спасать Катар из изоляции. Через Иран в столицу Катара Доху был доставлен турецкий конвой воздушного снабжения, а позже Турция сотрудничала с Катаром в войне в Ливии против генерала-сепаратиста Халифы Хафтара. Турция и Катар выступили на стороне признанного правительства, в то время как Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет поддержали Хафтара и оказали ему военную помощь.


    А в 2018 году взорвалось дело о смерти Хашогги – тело журналиста расчленили агенты наследного принца Мухаммеда в саудовском консульстве в Стамбуле, и с тех пор казалось, что примирение между странами невозможно.

    Тем не менее, конфликты между странами обычно таковы: когда появляется более важный интерес, чем тот, который поддерживал пламя, их мотив и сила угасают. Именно так произошло и в этом случае: центробежная сила, оттолкнувшая Саудовскую Аравию от Турции, в конце концов, вновь объединила их. В то же самое время, как из-за убийства Хашогги Саудовская Аравия стала для администрации США и европейских стран прокаженной, Турция превратилась в стратегическую угрозу для НАТО из-за покупки зенитных ракет С-400 российского производства. Даже бывший президент США Дональд Трамп, друг и спаситель Эрдогана, в 2020 году был вынужден исключить Турцию из проекта по разработке и закупке самолета F-35 и ввести санкции против руководителей ее военной промышленности.

    Это произошло в то время, когда экономическое положение Анкары начало ухудшаться: в прошлом году турецкая экономика достигла рекордного минимума. Еще одним ударом по Эрдогану стало избрание на пост президента США Джо Байдена, который не скрывает своего отвращения к турецкому президенту. Пройдет еще много времени, прежде чем Байден согласится даже поговорить с Эрдоганом по телефону. Единственное его утешение в том, что между Байденом и принцем Мухаммедом до сих пор тоже не состоялось такого разговора.


    Ближневосточная политика Байдена, который отстаивает права человека и одновременно стремится уйти из этого кишащего конфликтами кровавого региона, вновь стала клеем, который и в прошлом удерживал соперничающие страны вместе. Возобновив дипломатические отношения с Турцией и вытащив из кошелька 10 млрд долларов в качестве гарантированных инвестиций в эту страну, в дополнение к 5 млрд долларов в рамках сделки по обмену валюты, Эмираты первыми, не считая Катара, пробили стену изоляции.

    В то же время Турция ведет переговоры на высоком уровне с Египтом с целью восстановления дипломатических отношений и прекращения конфликта, а также с Израилем, куда в этом месяце запланирован первый визит министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу. И вот теперь – официальный визит Эрдогана в Саудовскую Аравию.

    Работа по восстановлению отношений началась еще до войны в Украине и была обусловлена турецкой политикой открытия региональных инвестиционных и финансовых каналов, для разрешения глубокого экономического кризиса, в результате которого турецкая лира потеряла 40% своей стоимости, а инфляция подскочила до 61%. А Саудовская Аравия признала, что ее испорченные отношения с Вашингтоном требуют поиска альтернатив и создания новых региональных альянсов.

    Не только Турция переместилась из списка нежелательных стран в колонку стран, статус которых можно оценить заново, даже с учетом переговоров Ирана с Эр-Риядом. Цель этих переговоров, продолжающихся уже некоторое время – достигнуть взаимопонимания, которое позволит восстановить отношения, разорванные в 2016 году. Саудовская Аравия традиционно предпочитает действовать в рамках блоков или коалиций, которыми она может маневрировать по своему усмотрению. По крайней мере, так было в прошлом, когда она полагалась на свою экономическую мощь и прочный фундамент, созданный за десятилетия сотрудничества с Вашингтоном. Так были созданы арабская коалиция для войны в Йемене и антииранский блок. Но после того, как Вашингтон перестал быть твердой опорой и верным хлыстом, приходящим на помощь королевству, а также учитывая возможность возвращения Ирана на международную арену, Саудовская Аравия начала рассматривать и варианты сотрудничества с Россией и Китаем, создание блока с Турцией, а впоследствии, возможно, и с Ираном.

    В отличие от КСА, Турция Эрдогана обычно выступала в одиночку. Эрдоган не обращал внимания на угрозы ЕС, когда его просили улучшить ситуацию с правами человека в Турции. Он завершил сделку по российским зенитным ракетам С-400 вопреки требованиям Трампа. Он направил буровые суда в районы Средиземного моря, на которые претендуют Греция и Кипр. Он помог Азербайджану в войне против Армении в Нагорном Карабахе, чем пошел на возможный конфликт с Россией. Короче говоря, Турция ведет себя как сверхдержава, которой не нужны партнеры, в то время как Саудовская Аравия занята поисками тех, кто поддержит ее позицию. Восстановление отношений со странами Персидского залива не противоречит стратегической политике Турции. Ее руководящим принципом и впредь будет «Турция превыше всего».

    Война в Украине преподнесла Турции, Саудовской Аравии и остальным нефтяным странам ценный подарок. Мало того, что цены на природный газ и нефть выросли драматическим и самым неожиданным образом, обогащая казну, так эти страны стали еще и важнейшими международными игроками, на которых основываются санкции против России. Внезапно Байден пытается поговорить с наследным принцем Мохаммедом, чтобы убедить его увеличить добычу нефти и снизить на нее мировую цену – и на этот раз уже обидевшийся принц Мохаммед отказывается отвечать на звонок!

    Турция, по большому счету, не является производителем нефти или газа, но теперь и она стала объектом внимания. Она, будучи членом НАТО, обязана проводить антироссийскую политику – но все еще отказывается присоединиться к наложенным на Россию санкциям. Похоже, для Байдена теперь даже дело о закупке Турцией российских зенитных ракет не будет препятствием – ради антироссийского блока.

    Турция хочет приобрести 40 самолетов F-15 и еще 80 комплектов для модернизации старых самолетов на сумму 6 млрд долларов. До начала войны в Украине было ясно, что этот запрос заморозят. Но недавно госсекретарь Энтони Блинкен попросил ускорить утверждение сделки, и члены конгресса от демократов, которые в прошлом категорически заявляли, что будут против продажи самолетов, запели новую песню. Как заявил член Демократической партии, председатель комиссии по вооруженным силам Палаты представителей Адам Смит, «нам нужны отношения с Турцией; мы должны найти способ их восстановить».

    Как уже говорилось, конфликтам свойственно отсупать на задний план – перед взаимными интересами.

    Цви Барэль, «ХаАрец», М.Р. Фото: Bandar Aljaloud/Saudi Royal Palace via AP⊥

    На фото: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend