«Турция мало изменилась при Эрдогане»

Доктор Хай-Эйтан Коэн-Янароджак – известный в мире тюрколог. Он считает, что Эрдоган заранее знал о готовящемся путче и не остановил заговорщиков, чтобы провести чистку неблагонадежных в армии и госаппарате. И вообще, по его мнению, Эрдоган мало изменил Турцию по сравнению со светским государством, которым она была в 1980-е годы.

Доктор Хай-Эйтан Коэн-Янароджак родился и вырос в Турции. Репатриировавшись в Израиль, он сохранил турецкое подданство. «Я вырос в Стамбуле, в Израиль репатриировался в 22 года по сионистским мотивам», — говорит он. В Турции он закончил еврейскую школу и факультет политологии стамбульского университета. В Израиле – тель-авивский университет.

— У меня много друзей среди мусульман, греков, армян, курдов, турок. Я поддерживаю тесные связи с еврейской общиной Турции, постоянно бываю там, приезжаю с лекциями минимум 7-8 раз в год, — рассказывает он.

— Турция вашего детства отличается от современной Турции?

— В Турции моего детства не было социальных сетей. В этом главное отличие. Люди не могли узнать правду. Когда я разговариваю с моими родителями, они часто говорят: «В наше время в Турции это было вот так». Я говорю им, что это не так, они просто не знали правду. Не слышали альтернативных мнений. Был только один телеканал – государственный. Пресса работала в условиях строгой цензуры. Школьные учебники состояли из примитивной пропаганды. Мои родители просто верили в то, что это — реальная жизнь. Во времена светской Турции тоже многие страдали. Были репрессии. Тогда сторонники Эрдогана, консерваторы, были за решеткой. Теперь они у власти и отправляют за решетку светских. В любом случае, в Турции ни тогда, ни сегодня не было культуры плюрализма мнений и мирного сосуществования.

— Только угнетатель и угнетенные?

— Кто сидит за рулем, тот давит пешеходов. За что Эрдогана отправили в тюрьму? За стихи. Военная хунта просто пошила это дело. Выйдя на свободу, он решил отомстить военным, и заключил союз с Фетхуллой Гюленом. И, в конце концов, они отправили военных, захвативших власть, за решетку. У них всегда кто-то должен сидеть за решеткой. Тогда это были религиозные, сегодня это светские, тогда сторонники Эрдогана, сегодня противники… Посадить противников – это превентивный удар. Новый властитель сразу чувствует, что если он немедленно не отправит в тюрьму своих противников, то со временем они отправят туда его.

— В ваших словах слышна сильная симпатия к Эрдогану…

— Давайте проанализируем все без эмоций, как политологи. Я скажу вам однозначно: сегодняшняя Турция мало чем отличается от Турции 1970-1980-х годов. В чем проблема? Те, кто страдают там сегодня, либералы и светские, ближе нашему образу жизни, поэтому мы солидаризируемся с ними. Турция никогда не была демократией шведского стиля. Может, по сравнению с Ираном это демократия. Там есть конституция, есть выборы. Но, по сравнению со Швецией, разве Турция — демократия?

— Вы полагаете, что результаты выборов были фальсифицированы?

— Впечатление, которое создается у меня после общения с друзьями и чтения публикаций в соцсетях — что есть фальсификация. Но я повторю, в этом нет ничего нового. Просто сегодня об этом больше говорят. В Турции моего детства Ататюрка считали полубогом. Но если бы он ожил в сегодняшней Турции, у него обнаружилось бы множество противников.

— Что вы думаете о попытке путча против Эрдогана в 2016 году?

— Когда я услышал, что армейские подразделения перекрыли стамбульский мост, я подумал, что это теракт. Перед путчем было много терактов. Мне даже в голову не могло прийти, что военные снова решили попытаться захватить власть. Сегодня, оглядываясь назад, мне кажется, что Эрдоган знал о заговоре. Он хладнокровно выжидал, чтобы потом расправиться со своими противниками и провести чистку в армии, судах, госаппарате. Он даже сказал как-то, что слышал что-то о готовящемся путче от своего дяди. Это — вранье. Конечно, у него были разведданные.

— То есть, фактически, это была инсценировка?

— Нет. Он был в истерике, поскольку ситуация выходила из-под контроля. Не все шло по его сценарию. Я не верю, что это была постановка. Но он знал, хладнокровно выжидал в стороне, дал этому произойти, чтобы, как говорится, отрубить змее голову. У Эрдогана было достаточно сил, чтобы задавить путчистов. 200 человек были убиты в ту ночь, тысячи до сих пор томятся по тюрьмам.

Айелет Шани, «ХаАрец», Ц.З. Иллюстрация: Pixabay


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend