Турецко-израильская «оттепель»: зачем Эрдогану дружба с Иерусалимом?

Отношения между Израилем и Турцией, которые когда-то были партнерскими, но затем сошли на нет во время при президенте Реджепе Тайипе Эрдогане, кажется, переживают настоящую оттепель. В конце прошлой недели турецкие СМИ сообщили о спецоперации турецких спецслужб, в результате которой было сорвано покушение на израильского бизнесмена. Чуть ранее Эрдоган объявил, что президент Израиля Ицхак Герцог посетит Анкару в середине марта, что сделает его первым президентом Израиля, посетившим Турцию со времен поездки Шимона Переса в 2007 году. (Израильское правительство пока не подтвердило факт поездки, но признало «возможный визит»). Герцог позвонил Эрдогану, когда стало известно, что тот заболел коронавирусом, и пожелал ему скорейшего выздоровления. Телефонные разговоры между двумя президентами в последние месяцы стали обычным делом. 


Шаги навстречу Израилю – очевидно, часть общей стратегии Эрдогана, в рамках которой он пересматривает былые геополитические конфликты в надежде поправить свое хрупкое положение на фоне приближающихся выборов. Ему приходится бороться с разрушающейся экономикой, растущей внутренней оппозицией его правлению, конфликтом с арабскими соседями и традиционными западными союзниками, а также с новыми потрясениями в регионе в связи с потенциальным вторжением России в Украину.

На этом фоне он развил впечатляющую дипломатическую деятельность. В ноябре прошлого года Анкару посетил эмиратский наследный принц Мохаммед бин Зайед, положив, таким образом, конец давней вражде двух государств. С момента сближения Абу-Даби и Анкара подписали соглашение о валютном свопе на сумму 4,9 млрд долларов, а суверенный фонд Абу-Даби обязался инвестировать в Турцию 10 млрд долларов. Эрдоган сблизился с Египтом, отношения с которым портила его поддержка «Братьев-мусульман», и с Саудовской Аравией. Наконец, волна «доброй воли» турецкого президента накрыла и Израиль. 

В отличие от ОАЭ у Израиля нет неограниченных нефтедолларов, чтобы влить их в турецкую экономику. Зато у него есть финансовая, экономическая и технологическая мощь в регионе, и улучшение отношений с Израилем может помочь улучшить потускневший имидж Турции в мире. Как пишет бывший член турецкого парламента Айкан Эрдемир, беспрецедентный отток западного капитала из Турции за последние несколько лет поставил под угрозу признание Турции развивающимся рынком и может привести к ее переводу в категорию так называемых пограничных рынков, что сделает турецкие облигации и акции неинвестируемыми для большинства мировых фондов. Это ускорит экономический крах Турции и усугубит политические проблемы Эрдогана.

Существует также заманчивая возможность строительства в будущем трубопровода в Восточном Средиземноморье для доставки израильского природного газа в Турцию, а оттуда в Европу. Даже разговоры о таком трубопроводе – пока теоретические, учитывая различные трудности – могли бы помочь поднять моральный дух турецких предпринимателей и домохозяйств, бунтующих из-за парализующих отключений электроэнергии и стремительно растущих счетов за коммунальные услуги. Кроме того, израильский газ мог бы снизить зависимость Турции от России, что несколько смягчило бы острую ситуацию, в которую Эрдогана ставит нынешнее напряжение в Восточной Европе.

Если раньше Турция регулярно отказывалась от возможных энергетических сделок с Израилем, то в начале этого месяца Эрдоган пересмотрел свое отношение к этому вопросу. После того, администрация Байдена отказалась от поддержки предполагаемого трубопровода Израиль-Кипр-Греция, что Анкара восприняла как победу Турции, у Эрдогана появилась еще одна причина извлечь выгоду из альтернативы Израиль-Турция.

Не менее важно и то, что Эрдоган надеется, что налаживание отношений с Израилем и Египтом поможет обратить вспять растущую изоляцию Турции в Восточном Средиземноморье. В регионе наблюдается удивительное и беспрецедентное дипломатическое и военное партнерство между Израилем, Египтом, ОАЭ, Грецией и Кипром, которые встревожены растущей напористостью Турции в регионе; эту группу также привлекают перспективы энергетического сотрудничества под эгидой Восточно-Средиземноморского газового форума – организации, к которой Анкара надеется однажды присоединиться. 

Израиль, впрочем, не торопится падать в турецкие объятья. «У меня нет никаких иллюзий в отношении Турции, – заявил недавно в интервью «ХаАрец» премьер-министр Израиля Нафтали Беннет. – Мы хорошо знакомы со всей динамикой».

Эрдоган неоднократно допускал не только антиизраильские, но и антисемитские высказывания. Что еще важнее – Эрдоган открыто поддерживает ХАМАС и даже предоставил турецкое гражданство и паспорта высокопоставленным боевикам организации. Он щеголял тем, что принимал у себя двух высокопоставленных лидеров ХАМАС, Салеха аль-Аури и Исмаила Ханию, – оба включены Вашингтоном в список террористов. 

Эрдоган также был одним из тех, кто в 2020 году вместе с Ираном и ХАМАСом выразил осуждение «соглашений Авраама» по нормализации отношений Израиля и ОАЭ, а также других стран с мусульманским большинством. 

И все же, при всем скептицизме, часть израильского истеботщмента доаольна развитием событий, при котором Иерусалим и Анкара смогут работать заодно. Как пишет Бен Каспит, движущей силой этого сближения с израильской стороны выступает президент Герцог, который имеет большое влияние на премьер-министра Беннета и рекомендовал ему и Яиру Лапиду «обратить внимание» на Эрдогана. Это также послужило толчком к сближению между израильскими службами внешней и внутренней безопасности «Моссад» и ШАБАК и турецкими спецслужбами, а также соответствующими министерствами иностранных дел и министерствами обороны. «В последнее время турки были очень сговорчивы в вопросах безопасности. В очень нехарактерной манере они действительно сделали некоторые конкретные вещи, о которых мы их просили», – сказал «Аль-Монитор» анонимный источник, знакомый с ситуацией изнутри. 

Наконец, Израиль и Турция разделяют опасения по поводу Ирана. Эрдоган противостоит Тегерану в Сирии и считает растущее влияние Ирана в регионе угрозой своим интересам. Политики в Анкаре «мягко говоря, не являются большими друзьями Ирана, и мы не можем позволить себе надеть белое пальто, которое помешает нам создавать союзы», – сказал недавно в интервью «ХаАрец» неназванный израильский дипломат.

Любая нормализация израильско-турецких отношений не произойдет так же быстро, как это случилось между Израилем и ОАЭ, которые тесно сотрудничали в течение многих лет. Учитывая токсичный контекст отношений между двумя странами, который Эрдоган последовательно создавал на протяжении последних двух десятилетий, потребуется время и усилия для восстановления доверия. Но возможно, отношения, построенные на истинном доверии, сможет построить с Израилем следующее турецкое правительство – уже без Эрдогана. 

Александра Аппельберг, «Детали». AP Photo/Franc Zhurda

Читайте также:

Турецкая оппозиция готовится дать отпор Эрдогану

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ