Фото: Osman Orsal, Reuters

Турецкий компромат на Саудовскую Аравию

Объяснение убийства Хашогги, которое предложила Саудовская Аравия, стало ловушкой для Трампа.

Самая серьезная угроза версии саудитов – в руках турецкой разведки. От Анкары может зависеть, как дальше будут складываться отношения между Эр-Риядом и Вашингтоном. Вопрос в том, что турки захотят сделать с этим компроматом и скандалом.

Удалось ли придумать такую ложь, которая освободит саудовского наследного принца Мухаммеда бин Салмана от ответственности за убийство Джамаля Хашогги?

Достаточна ли хороша последняя версия, предложенная королевством, согласно которой саудовский журналист пал в неравном кулачном бою с несколькими саудитами, впоследствии арестованными, чтобы спасти драгоценную оружейную сделку с Дональдом Трампом в 110 млрд. долларов?

Президент США поспешил объявить объяснение саудитов «заслуживающим доверия». Возможно, человек, который врет с утра до вечера, может отличить ложь, не заслуживающую доверия, от той, что заслуживает. Но всякий, кто хочет поверить в саудовскую версию, должен задать несколько напрашивающихся вопросов.

Первый относится к местонахождению тела Хашогги, целого или расчлененного.

Если он погиб в драке, зачем было расчленять труп? Что делали в консульстве 15 саудовских офицеров безопасности? Почему наследный принц лгал, заявляя, будто ему ничего не известно об убийстве Хашогги, и почему саудиты сказали, что журналист вскоре покинул консульство, отчего и не удалось его найти?

Но даже если эти противоречия можно упаковать в некую пристойную обертку, увольнение приближенных к наследному принцу Мухаммеду советников –  генералов саудовской разведки Ахмеда аль-Асири и Сауда аль-Кахтани – выбило почву из-под официальной версии. Если они знали об убийстве а, возможно, и заказали его, оно не могло произойти без того, чтобы о нем не знал шеф общей разведки Саудовской Аравии Халид аль-Хумейдан. А если знал Хумейдан, чья голова пока еще не слетела с плеч, то знал и наследный принц.

Следует с подозрением относиться как к этим увольнениям, так и к тому, что король Салман учредил следственную комиссию, которую возглавил наследный принц Мухаммед. Ему также поручено реорганизовать разведывательные службы королевства. Асири и Кахтани, назначенные наследным принцем, скорее всего, получат новые должности: слишком много они знают о принце и его неудачах в военной сфере и в экономике.

Ранее Асири воглавлял пресс-службу вооруженных сил Саудовской Аравии в Йемене. Его задачей было оправдать войну, как выгодное международному сообществу мероприятие,  а также снять с королевства ответственность за гибель тысяч мирных жителей в Йемене. Кахтани же управлял саудовскими СМИ из-за кулис, манипулировал социальными сетями и формировал позитивный образ наследного принца в арабских и международных СМИ. Отдать их под суд или нанести какой-либо ущерб их статусу – значит спровоцировать конфликт между военными лидерами Саудовской Аравии и королевским домом. Что подумают люди, если наследный принц Мухаммед бросит своих самых верных помощников на съедение собакам?

Но самая серьезная угроза для официальной саудовской версии – либо готовности американцев признать ее достоверной – находится в штаб-квартире турецкой разведки в Анкаре. Благодаря чувствительной аппаратуре слежения турецкие спецслужбы располагают большей частью информации об убийстве Хашогги во всех его ужасающих подробностях. Турция утверждает, что саудиты сотрудничают с турецкими следователями, которые делятся выводами со своими американскими коллегами, то есть, американскими разведслужбами, но никто не знает, какая информация публикуется, а какая – нет. Турция, перекинувшаяся после этого инцидента от своих соперников-саудитов на сторону своего врага, является главным объектом критики Саудовской Аравии и ее союзников.

Анкара не принимает объяснений Саудовской Аравии относительно смерти Хашогги. Пресс-секретарь правящей партии «Справедливость и развитие» Омер Селик заявил 20 октября, что Турция докопается до самой сути исчезновения и смерти Хашогги. Из его слов следует, что в той мере, в какой Турция располагает доказательствами для подтверждения своих заявлений, именно она определит характер будущих отношений между Эр-Риядом и Вашингтоном.

Если у Турции есть записи телефонного звонка убийц, сообщающих наследному принцу Мухаммеду, что «задача выполнена», или записи разговора наследного принца, который говорил с ними во время их пребывания в Турции, Трамп должен будет заново взвесить свою поддержку новой саудовской версии событий – а то и отказаться от нее.

Вопрос заключается в том, сможет ли Турция – и если да, каким образом –  использовать дело Хашогги, которое из убийства в классическом мафиозном стиле, совершенном сотрудниками саудовской разведки, разрастается в международный инцидент, вынуждающий западные страны, пойманные в ловушку между необходимостью гарантировать прозрачное расследование убийства и необходимостью сохранения своих политических и экономических интересов, тщательно маневрировать по отношению к Эр-Рияду.

Теоретически Турция могла бы потребовать политической «платы за молчание», такой, например, как снятие саудовского эмбарго на Катар в обмен на замораживание расследования или принятие саудовской версии. Это – высокая цена, которую вряд ли заплатит наследный принц, но если это требование будет скоординировано с давлением со стороны Америки, – и при ее посредничестве – такой компромисс может послужить интересам всех сторон.

Убийство Хашогги ставит перед союзниками Саудовской Аравии дилемму. Пока что только Трамп готов таскать для Эр-Рияда каштаны из огня. Несомненно, что его решение в значительной степени повлияет на будущее всего расследования, а также на международную реакцию на действия Саудовской Аравии. Интересно, что ни один лидер, включая президента Турции, не призвал к санкциям, подобным тем, которые были наложены на Россию после убийства бывших агентов и журналистов-диссидентов. Возможно, потому, что западные государства по-прежнему считают убийство журналиста арабским правительством хоть и  возмутительным, но вполне объяснимым, потому что оно совершено в мусульманском государстве, которое относится к своим журналистам, как к преступникам. Иное дело Россия, которая воспринимается, как часть цивилизованного мира – и позволяет себе совершать убийства в сердце Европы.

С другой стороны, Саудовская Аравия, в силу своего членства в альянсе против Ирана, считается прозападной державой. В результате, даже если она «не вполне» разделяет ценности западного мира, она пользуется определенными «скидками», которых нет у противостоящих Западу России и Китая.

Цви Барэль, «ХаАрец», М.Р.

Фото: Osman Orsal, Reuters

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend