Фото: Osman Orsal, Reuters

Турецкий диктатор украл победу на выборах

Прогнозы не предрекали Эрдогану победы уже в первом туре – но вновь оказались неточны. Почему? В интервью «Деталям» доктор Эфрат Авив, востоковед и специалист по Турции, сотрудница Бар-Иланского университета, сказала:

— Тот, кто надеялся на иной исход голосования, просто недостаточно хорошо осознавал реальную ситуацию в этой стране. Публицисты как в Израиле, так и на Западе, неверно анализировали политическую карту Турции. Я тоже не думала, что разрыв будет настолько велик, но в целом ничего неожиданного не произошло. Предположения, что Эрдоган может потерять власть, не казались серьезными.

— Почему?

— Пусть даже Эрдогану многие симпатизируют, но стоит помнить еще кое-что: при диктатуре ты не можешь ожидать проведения по-настоящему честных выборов! Оппозиция получила куда меньше эфирного времени, чем правящая «Партия справедливости и развития». ПСР получила 301 час эфира, тогда как главная оппозиционная «Республиканская народная партия» (РНП) — лишь 45 часов, а остальные еще меньше.

Прибавьте к этому правительственный контроль примерно над 90 процентами СМИ; отключение электричества и интернета. В такой ситуации у других кандидатов не остается шансов в борьбе с Эрдоганом. Кроме того, была фальсификация: указывались неверные адреса или имена покойников. Впрочем, подобное уже применялось на предыдущих выборах.

Одна из турецких аналитиков заявила, что Турция – это не Россия. Может, это верно с той точки зрения, что у них все же вышло много достойных кандидатов против действующего президента. Но все равно инструменты, применяемые властью, не дали им победить. Так что, может быть, Турция еще не Россия — но она такой станет очень скоро. Особенно с теми новыми полномочиями, которые Эрдоган сейчас получил, — сказала доктор Эфрат Авив.

Победа Раджепа Тейпа Эрдогана на досрочных президентских выборов в Турции вновь показала, что главной слабостью всех демократов во всех странах является их неспособность объединиться в критически важный час, чтобы дать отпор диктатору, побеждающему «демократическим путем». А одним из первых Эрдогана поздравил с победой Абу-Мазен. Председатель ПА опередил в этом даже ХАМАС. Неудивительно: Рамалла ждет, что Анкара поддержит ее в усиливающемся сейчас политическом и экономическом кризисе. Кроме как на Эрдогана, Абу-Мазену уже почти не на кого надеяться…

— Почему ухудшение финансового положения в Турции не повлияло на результаты выборов?

— Отличный вопрос, ответ на который будет состоять из двух частей, — говорит доктор Эфрат Авив. — Во-первых, Эрдогану удается завуалировать экономическую ситуацию разными политическими приемами. Он говорит людям, что все проблемы – из-за вмешательства Запада и каких-то «внешних сил». Кроме того, он пообещал после выборов выдавать каждому пенсионеру по 1000 лир (примерно 250 долларов) дважды в год на религиозные праздники. И пообещал освободить местных фермеров от различных видов экономической отчетности. Так он сбивает у избирателей ощущение, что страна переживает экономические трудности – потому даже стремительный скачок цен на лук и картошку в последнюю неделю не разубедил его избирателей.

Во-вторых, экономическая ситуация еще не настолько плоха, чтобы люди выходили на улицу. И это стало одной из причин, по которым Эрдоган принял решение провести досрочные выборы – не 3 ноября, а 24 июня. Он не стал дожидаться, пока экономическое состояние ухудшится настолько, что люди акцентируют на этом внимание. А пока экономические проблемы еще не настолько велики, чтобы вызвать антагонизм к существующей власти. Вероятно, если мы будем беседовать через полгода или год, все будет выглядеть по-другому.

— И теперь Эрдоган сможет делать в Турции все, что хочет? И даже в парламенте, лишенном полномочий, у него нет оппозиции?

— Оппозиция есть: примерно 260 депутатов от оппозиционных партий — против 340 депутатов от правящей партии и ее союзника. Но большого смысла ни в парламенте, ни в оппозиции уже нет. Ведь после выборов новая президентская система правления начнет воплощаться в жизнь.

Большая часть полномочий теперь переходит президенту. Теперь он сможет вмешиваться в деятельность военных, назначать судей в Верховный суд (которые потом, в свою очередь, назначают судей в низшие инстанции). А ведь и до того, все последние два года, турецкий президент мог принимать законы — в связи с объявленным в стране режимом чрезвычайного положения после неудавшегося переворота. Теперь же это право за ним закрепляет конституция. То есть, полномочия президента расширены кардинально. Мы еще не видели, на что Эрдоган способен!

— Ждать ли каких-то изменений во внешней политике Турции? Изменится ли отношение к Израилю?

— Особых перемен ждать, думаю, не стоит, поскольку выясняется, что нынешняя внешняя политика — а точнее говоря, ее отсутствие, поскольку четкой внешнеполитической программы у Эрдогана нет — играет ему на руку. С каждым шагом на международной арене он становится все сильнее.

Турция продолжит «зачищать» северный Ирак от боевиков курдской Рабочей партии. Кризис в отношениях с Израилем будет только разрастаться. Однако я не думаю, что кардинальные изменения в этом вопросе произошли бы и в случае победы другого кандидата! Может быть, критика в адрес Израиля стала бы более умеренной, но антиизраильские настроения в целом широко распространены в турецком обществе. Другими словами, я вижу только вероятность ухудшения отношений между нашими странами.

— То есть, можно ожидать разрыва дипломатических отношений?

— Да. Хотя Израиль может и дальше «ухаживать» за Турцией, пытаться сбивать накал страстей, избегать публичной критики Эрдогана. Но не будем исключать и вероятности разрыва отношений – через какое-то время.

Олег Линский, «Детали». Фото: Osman Orsal, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend