Tuesday 19.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Yves Herman, Reuters
    Фото: Yves Herman, Reuters

    Турецкая экспансия и израильская дилемма

    «Мави Ватан» — это не лозунг, призванный побудить туристов вернуться на прекрасные пляжи Турции. Эти слова, означающие в переводе «Голубая Родина», относится к турецкой доктрине, существовавшей до 2006 года.


    Она вновь была поставлена на повестку дня в прошлом году, когда президент Турции Реджеп Тейп Эрдоган провозгласил задачу стратегической экспансии Турции в районе трех морей: Средиземного, Эгейского и Черного. Но стремления Турции явно выходят за эти рамки: теперь она также рассматривает Персидский залив, Красное море и Аравийское море как зоны своего влияния.

    Именно в этом контексте следует рассматривать вступление Турции в войну на территории Ливии. Турция совместно с Катаром выступила в поддержку признанного правительства во главе с Файезом Сарраджем. Они сражаются против лидера сепаратистов Халифа Хафтара, которого поддерживают Россия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Франция. Этот амбициозный курс ставит Турцию на грань столкновения с Россией.

    Российские истребители «Су-24» и «МиГ-29» взлетают с сирийской авиабазы Хмеймим и направляются в Ливию для  военной помощи, которую Россия оказывает Хафтару. Против него Турция развернула беспилотники, сухопутные войска и тысячи ополченцев, переброшенных из Сирии. Участие Турции позволило остановить продвижение армии Хафтара и помешало ему захватить Триполи. Тем не менее, вооруженный конфликт между Турцией и Россией — не единственный возможный сценарий развития событий.


    Несмотря на разногласия, у Москвы и Анкары есть глобальные общие интересы, которые ставят их отношения на прочную основу. Россия стремится расширить свое влияние в любом регионе или стране, из которой отступает Америка; получить контроль над ливийскими нефтегазовыми месторождениями и занять дополнительные форпосты в Средиземном море.

    Турция также ищет источники энергии и, как и Россия, хочет расширить свое влияние на Ближнем Востоке. Но эти сферы интересов не противоречат друг другу. Как и в Сирии, обе страны могут сотрудничать в Ливии таким образом, чтобы каждая из них могла реализовать свои интересы.

    Поэтому Россия начала изучать возможность диалога между Хафтаром и признанным правительством Ливии. Турция не исключает эту идею, поскольку ее статус и военная мощь в Ливии позволят ей сохранить значительное влияние на любое правительство национального единства, которое может возникнуть. Россия также сохранит контроль над ситуацией, благодаря своему влиянию на Хафтара и его сторонников. Таким образом, Россия и Турция могут установить в Ливии отношения, аналогичные тем, которые у них сложились в Сирии, что позволят им управлять конфликтом в стране на совместной основе.

    В то время, когда цены на нефть и газ находятся на самом низком уровне, дорогостоящие буровые работы явно не находятся на первом месте в списке приоритетов Анкары. Для нее важна «Голубая Родина», стремление превратить Турцию в региональную сверхдержаву, которая заставит любую другую силу — Россию, Америку и Евросоюз — не только учитывать ее интересы, но и рассматривать ее как равноправного партнера.

    Эта тенденция заложена и в огромном бюджете, который Турция выделяет на оборонные расходы, включая создание местной авиапромышленности, модернизацию ВМС, строительство военных баз в Катаре, Сомали и Судане, военные учения турецкого флота в Черном море.

    Важным шагом на этом пути стало соглашение с Ливией о разграничении их экономических зон на море. В результате этого был поставлен географический барьер между другими газовыми и нефтяными поставщиками в Средиземноморье — включая Кипр, Египет, Ливан и Израиль — и континентальной Европой. Таким образом, если какая-либо из этих стран будет стремиться продавать нефть или газ в Европу, ей придется либо пройти через «турецкую» территорию, что будет означать достижение договоренностей с Анкарой, либо строить дорогой обходной путь.


    Этот шаг возмутил ЕС, а Египет начал переговоры о формировании антитурецкой коалиции, в которую также войдут Кипр, Греция и их союзники. Но Израиль до сих пор хранит молчание. Он даже не подписал совместное заявление, подготовленное Египтом, Францией, Грецией, Кипром, в котором выражается несогласие с турецко-ливийским соглашением.

    По сообщениям турецких СМИ, Иерусалим рассматривает возможность расширения сотрудничества с Анкарой, чтобы обеспечить транспортировку газа, добываемого израильскими компаниями в Средиземноморье, в Европу. Эти связи могут поставить Израиль перед дилеммой. Должен ли он действовать вместе со своими союзниками — Египтом, Грецией и Кипром — или проводить независимую политику, которая может подорвать его сотрудничество с ними?

    Независимо от того, будет ли добывать Турция когда-либо нефть или газ в исключительной экономической зоне, которую дало ей ее соглашение с Ливией, она уже достигла своей цели — стать ключевым игроком в Средиземноморье.


    (Как сообщают СМИ, глава правительства Кипра Никос Анастисиадис и премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис прибудут в ближайшее время в Израиль с официальными визитами, чтобы обсудить проблемы строительства газопровода «Евромед», который должен соединить месторождения Израиля и Кипра с Грецией и Италией. Судя по всему, они хотят срочно прояснить вопрос о том, чью сторону намерен принять Израиль. Эти визиты будут одними из первых официальных визитов иностранных делегаций после визита госсекретаря США Майка Помпео — прим. «Детали»).  

     Цви Барэль, «ХаАрец», В.П. На снимке: президент Турции Эрдоган. Фото: Yves Herman, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend