Ципи Ливни: «Весь мой опыт – на чаше весов»

Согласно опросу, проведенному компанией Panels Politics всего полгода назад, если бы блоком «Сионистский лагерь» руководила бы тогда Ципи Ливни, то она могла рассчитывать на 16 мандатов в кнессете следующего созыва. При этом «Сионистский лагерь» стал бы второй по величине фракцией в израильском парламенте, обойдя партию «Еш атид» на один мандат. 

Однако, полгода для израильской политики — почти вечность. На сегодняшний день, после того, как председатель партии Авода Ави Габай развалил «Сионистский лагерь» практически в прямом эфире, Ливни, уже во главе партии «Ха-Тнуа», балансирует на грани электорального барьера. 2019 год начался для нее непросто. Можно ли практически заново сформировать партию за три  оставшихся до выборов месяца и набрать количество голосов, которых хватит как минимум на четыре мандата? В беседе с корреспондентом “Деталей” Ливни утверждает, что ничего невозможного в этом нет. 

— Своим решением о расформировании «Сионистского лагеря» Ави Габай смешал все карты в левоцентристском лагере. Что вы чувствовали в те минуты, когда он заявил об этом в прямом эфире, даже не поставив Вас предварительно в известность?

— Это было довольно странное зрелище. Ведь именно он, Габай, вытребовал у меня обещание, что мы будем идти вместе вплоть до выборов. Не я это выбрала, и не я была в этом слишком заинтересована. Мне было трудно быть частью этого альянса, он был неправильным со слишком многих точек зрения. Но я дала обещание, и не собиралась его нарушать.

А сам скандал стал мелочной и глупой местью, причем непонятно за что. Это был поступок человека, который жаждал сиюминутной славы и внимания, скандальных заголовков в прессе, чтобы о нем говорили. Или он хотел, что называется, показать себя настоящим мужиком — мне трудно сказать. Все это было очень странно.

— А с предыдущим председателем партии «Авода» Ицхаком Герцогом у вас было полное взаимопонимание?

— Это так, наш союз с Герцогом обеспечил блоку «Сионистский лагерь» 24 мандата. Но пришел Габай, и вместо сотрудничества на равных это довольно быстро превратилось в союз “Габай-Габай-Габай”. Он был уверен, что «Сионистский лагерь» — это не более, чем партия «Авода», но в новой обертке. Он полагал, что как только люди узнают, что он возглавил партию — все дружно проголосуют за него. Но это так не работает! У меня же, из-за данного ему обещания, были связаны руки — я привыкла держать слово. А то, как именно он решил завершить наше сотрудничество — наглядно показывает, что он за человек.

— Но ведь вас предупреждали по поводу Габая, не так ли?

— Министр финансов Кахлон до сих пор зализывает раны, нанесенные уходом Габая из его партии «Кулану». Впрочем, оставьте. Я смотрю вперед, а все эти разговоры о Габае — уже вчерашний день. Выборы пройдут между нами и Нетаниягу, а не между Ливни и Габаем.

— Не слишком ли красивое утверждение, учитывая положение вашей партии? Если верить опросам, у «Аводы» все же останется 7-8 мандатов, а вот «Ха-Тнуа» балансирует на грани электорального барьера.

— Но это же совершенно предсказуемо! Уже давно название «Сионистский лагерь» фактически было синонимом названия «партия Авода под руководством Габая», так что 8 мандатов до и после раскола никого не должны удивлять. Я ведь не находилась на переднем плане, была фактически отстранена от руководства. Люди, которые поддерживают меня, перестали поддерживать «Сионистский лагерь».

— Что значит, «я не находилась на переднем плане» — вас же назначили председателем оппозиции, причем именно с подачи Габая?

— Это правда, но в то же время я должна была повторять вновь и вновь, что именно Габай является кандидатом на пост премьер-министра. И вот — результат. Но я не хочу говорить об этом, а мы постоянно возвращаемся к этой теме. Сегодня я возглавляю партию «Ха-Тнуа», которую я создала в 2013 году. И сегодня эта партия баллотируется на выборах самостоятельно.

— Сумеет ли она преодолеть электоральный барьер? Опросы показывают, что вы балансируете на грани 4 мандатов.

— Смотря какой опрос. Один давал нам 5 мандатов, другие четыре. Давайте не забывать, что все это довольно свежее развитие событий, часть избирателей еще не знают, что мы идем на выборы отдельным списком. Правда, времени до выборов осталось не так много, так что перед нами стоит непростая задача. Но на моей чаше весов — весь мой опыт, и я предлагаю избирателям голосовать за политические взгляды и принципы, а не за отсутствие таковых у некоторых других партий.

— Что же должно выделить вашу партию из общего списка тех, что находятся в центре и слева от него? В этой части политического спектра становится все теснее…

— Да, в центре скапливается слишком много различных партийных осколков. Общее у них то, что они готовы говорить о чем угодно, но только не о своем партийном кредо. А я в политике именно потому, что верю в избранный путь.

Мы уже начали распространять наши программные материалы, по всему Израилю можно увидеть наши рекламные щиты. Наши позиции известны — мы выступаем за Израиль, который должен оставаться не только еврейским, но и демократическим государством. Наше понимание безопасности обязательно включает в себя и стремление к достижению внешнеполитических договоренностей. Не потому, что нам кажется, будто до мирного урегулирования рукой подать, но из-за того, что сама по себе военная мощь, без предпринимаемых параллельно дипломатических усилий, не принесла желаемых результатов в Газе. Дипломатией нужно заниматься профессионально, что я и делала на протяжении многих лет. Так что сегодня мы идем на выборы без посредничества «Аводы».

— А чем закончились ваши попытки заключить союзы внутри левоцентристского лагеря?

— Фактически мы пытались создать две крупные политические силы по модели демократов и республиканцев в США. Было бы жаль упустить шанс на создание союза, который сможет дать бой Нетаниягу и предложить альтернативу власти «Ликуда». Я считаю это достойной целью. Чем больше у меня будет электоральных сил, тем более реальной станет эта возможность. Но сегодня каждый предпочитает играть в своей песочнице. И, в этом вы правы, слишком много партий на этом поле. Эту ситуацию надо изменить.

— Но даже если Вы проведете в кнессет 4 или 5 депутатов, ваше политическое влияние, к тому же, скорее всего, из оппозиции, останется скромным?

— Вся идея как раз в том, чтобы сменить власть. В этом цель объединения партий.

— А если нет крупного центристского блока…

— Но зачем начинать с “если нет”? Давайте мыслить позитивно, давайте думать, как дать надежду всему левоцентристскому лагерю.

— Когда тот же Габай заявил, что эти выборы пройдут между ним и Нетаниягу, его высмеяли.

— Именно поэтому я и говорю: если каждый из нас проявит готовность действовать сообща, ради общей цели, тогда результат может быть иным. Я верю, что союзы внутри лагеря могут принести пользу.

—  А если незадолго до выборов Вы придете к выводу, что шансы преодолеть электоральный барьер у партии «Ха-Тнуа» невелики, что вы сделаете — откажетесь от участия в выборах, чтобы не отбирать голоса у вашего политического лагеря?

— Я не обсуждаю теоретические вопросы из серии “что произойдет, если чего-то не случится”. Я работаю, и работаю тяжело, чтобы у нас все получилось.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Офер Вакнин


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend