Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Польша: церковь – по стопам нацистов

    Сегодня доктор Энн Дриллих, пожалуй, единственная еврейка в мире, владеющая церковью – по крайней мере, на бумаге. Дриллих, родившаяся в Австралии, в семье, пережившей Катастрофу, неоднократно выигрывала судебные процессы против церкви, рассматривавшие исковое заявление о возврате принадлежащего ей семейного имущества. Нацисты лишили права владения ее семью; после войны мать Энн вернула утраченное, однако, спустя время, это имущество присвоил один поляк.


    Время от времени польские суды выносили решения в пользу истицы, утверждая, что земельный участок в городе Тарнув, недалеко от Кракова, принадлежит по праву семье Дриллих. В 2016 году было вынесено окончательное решение, что церковь завладела земельным наделом нечестным путем. По словам Дриллих, у церкви, таким образом, нет законного права на собственность. Однако римско-католическая церковь отказывается признавать права владельца-еврейки и ведет против нее настоящую войну на истощение, включая  антисемитские нападки. Недавно «святые отцы» подключили «тяжелую артиллерию» в лице министерства юстиции, которое использовало свои полномочия, полученные в результате противоречивых реформ правой партии, и прибегло к тому, чтобы возобновить слушания по делу, по которому уже вынесено окончательное постановление.

    Энн, жительница Австралии, безусловно, возмущена поведением польских властей и самой церкви, нарушающих верховенство закона.

    «По сути, церковь украла наследство моей матери», - говорит она.


    А вообще семейная сага Дриллих, дипломированного врача и преподавателя Университета Монаша в Мельбурне, начинается со времени Второй мировой войны. Семья матери – Гольдманы, - веками жила в Тарнуве, городке на юго-востоке Польши, который был основан в средние века. Семья владела усадьбой с неоготической виллой и кирпично-черепичным заводом.

    Накануне Второй мировой войны в Тарнуве проживало около 25 тысяч евреев, что составляло половину населения. Немцы вошли в город 8 сентября, и сразу начались преследования евреев. У семьи Гольдман в 1941 году отобрали все имущество и усадьбу, выселив ее в гетто. Практически вся семья погибла во время Катастрофы, кроме матери Дриллих – Бланки Гольдман. Ей удалось сбежать из гетто и вернуться домой. Сосед Бланки, поляк, бывший ее хорошим другом до войны, рискуя своей жизнью и жизнью своей семьи, помог девушке спрятаться от нацистов.

    Парадоксально, но факт: в 1945 году польские власти, - а в то время уже правили коммунисты, - признали Бланку Гольдман единственной наследницей семейного имения, ограбленного нацистами. Как считает Энн, это удивительно, что ее мать, невзирая на случившуюся с семьей трагедию, несмотря на молодость (ей было всего двадцать лет), сумела одолеть тогдашнюю польскую правовую систему и унаследовала имущество своего деда. Прожив три года в своем семейном имении, Бланка в 1948 году эмигрировала в Австралию; причиной ее отъезда послужил местный антисемитизм. А в Австралии она вышла замуж за еврея из Тарнува, также пережившего Катастрофу – Генрика Дриллиха.

    В ее отсутствие сосед, который спас ей жизнь и был признан Праведником народов мира, взял на себя заботу о семейном имуществе Бланки, используя оставленную последней доверенность. И здесь произошла некая метаморфоза, когда человек из спасителя превратился в предателя. Так, по крайней мере, видит ситуацию Энн.

    В 1973 году после многих лет борьбы с депрессией, которая началась тогда, когда у нее на глазах расстреляли в гетто ее мать, Бланка покончила жизнь самоубийством, оставив после себя мужа и двух детей-подростков. Позже, как утверждают родственники, сосед-поляк воспользовался моментом, продав половину земельного участка местной католической церкви, а вторую отдав, как «добровольное пожертвование».

    В 1986 году сосед лжесвидетельствовал в суде, что якобы имущество бесхозно, а местонахождение Бланки и ее семьи неизвестно, несмотря на то, что и соседка, и приходской епископ списывались с мужем Бланки с просьбой продать имущество церкви.


    Иначе говоря, сделка купли-продажи была совершена незаконно; более того, в Австралию никто о ней не сообщил, а законным владельцам-наследникам даже не была выплачена компенсация.

    Столь неприглядная картина выяснилась лишь в 2010 году, когда Дриллих наняла польского адвоката, чтобы разобраться с причитающимся ей наследством. То есть, налицо был некий сговор, в результате которого владельцев вновь, как и во время Второй мировой, незаконно лишили собственности. Дриллих решила бороться за возврат имущества, считая свою борьбу  своеобразной данью памяти ее матери.

    Десятки судебных слушаний, апелляции, сложные юридические процедуры, отнимавшие много времени и сил; тем не менее, Энн решила идти до конца, и Верховный суд Польши принял, в конце концов, решение в ее пользу.


    Однако дело на этом не закончилось; как считает Дриллих, оно обрело антисемитский окрас. В частности, в соцсетях развернулась настоящая антисемитская кампания, в которой семью Дриллих обвиняли в краже христианской собственности; то есть, в дело пошел уже настоящий навет: кровожадные евреи крадут имущество смиренных христиан!

    По мнению адвоката Томаша Кравчика, представляющего интересы Дриллих, церковь играет в грязную игру, всячески пытаясь запутать дело.

    «Я не говорю о юридической стороне вопроса, но даже с моральной точки зрения – это украденная собственность, которую нужно вернуть», - сказал адвокат.

    Как уже говорилось, польское правительство решило возобновить судебные слушания, идя на поводу у церкви; и, судя по всему, этот суд уже вряд вынесет решение в пользу истицы. Так считает Энн Дриллих, и с ней согласен ее адвокат.

    Истица полагает, что самый негативный аспект всей этой истории – национальный. «Католическая церковь, подготовившая благодатную почву, на которой взросли ядовитые семена ненависти к евреям, выразившиеся в Катастрофе, лишает, по сути, наследства детей тех, кто ее пережил. Хотя в данном случае слово «пережил» кажется не совсем верным, если принять во внимание, что моя мать покончила с собой, когда мы были детьми. Это моя мать была вынуждена оставить Тарнув из-за вспышек послевоенного антисемитизма, а церковь воспользовалась этим, украв принадлежащее ей имущество, лишив ее собственности незаконным путем».

    Дриллих направила соответствующие послания представителям духовенства в Польше и в Ватикане, требуя восстановления справедливости; однако духовенство как в рот воды набрало.

    Офер Адерет, «ХаАрец», М.К.

    На фото: семья Гольдман в Тарнуве. Фото из семейного архива.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend