Цена парада флагов будет заплачена не только в Иерусалиме

В глазах палестинцев Иерусалимский марш является вызовом. Правые это событие воспринимают как повторное завоевание города. Как и во многих вопросах, касающихся Иерусалима, проблема в символизме, исключающем возможность принятия разумных решений.


Решение министра внутренней безопасности Омера Бар-Лева и руководства полиции разрешить маршу с флагами пройти по обычному маршруту в День Иерусалима было ожидаемым. В нынешней политической ситуации любое другое решение было бы воспринято как капитуляция и вызвало бы шквал осуждения справа.

Марш, проводимый более 30 лет, стал одним из самых важных и символичных событий в календаре религиозного и правого сионизма в Израиле. Этот статус не позволяет лицам, принимающим решения, изменить его маршрут или ограничить его иным образом. В этом как раз заключается проблема с Иерусалимом.

Маршрут парада – от Большой синагоги на западе города к площади ЦАХАЛа, где шествие разделяется. Девушки проходят через Яффские ворота к Западной стене (Стене Плача), а юноши спускаются по улице Ха-Цанханим, входят в Шхемские ворота и идут по улице Ха-Гай в самом сердце Мусульманского квартала к Западной стене.

Проход через Шхемские ворота – символическое событие, которое интерпретируется в сознании десятков тысяч молодых людей, проходящих через них, как отвоевание Восточного Иерусалима. На площади у ворот танцуют, а в самом проходе экстаз достигает своего апогея. В прошедшие годы бурлящее веселье выражалось также в бесчисленных расистских выкриках, нападениях на прохожих и актах вандализма.

Один из обычаев, например, заключался в том, чтобы бить древками флагов по жестяным дверям магазинов в Мусульманском квартале, которые, разумеется, закрыты по распоряжению полиции.

В течение многих лет это было уродливое мероприятие, сопровождающееся насилием. Только после общественного давления и жесткой критики со стороны судей Верховного суда, которые были обязаны решить этот вопрос из-за исков левых НКО, организаторы начали прилагать усилия для успокоения настроений.

Эти усилия принесли свои плоды, и в последние годы марш проходит почти без насилия. Призывы к мести и крики «смерть арабам» все еще раздаются тут и там, но их останавливают распорядители. Некоторые магазины в Мусульманском квартале остаются открытыми даже во время парада. Это выдающееся достижение для полиции и организаторов.

И все же палестинские жители Старого города воспринимают марш как насильственное, вызывающее и унизительное событие, которое нарушает течение их жизни и подчеркивает оккупацию. Попробуйте представить марш палестинских флагов, проходящий с криками «билади-билади» и «Хайбар-Хайбар» по улицам Еврейского квартала.

В последние годы напряженность усилилась из-за конфликта между маршем флагов и месяцем Рамадан. В прошлом году напряженность достигла беспрецедентного пика.

В первый день Рамадана полиция установила блокпосты у Шхемских ворот, и каждый день между молодыми палестинцами и полицией происходили ожесточенные столкновения. Столкновения также вспыхнули в близлежащем районе Шейх-Джаррах, где десятки жителей выступали против эвакуации в пользу въезда поселенцев.

За два дня до марша наступила ночь Аль-Кадра, и полиция остановила на шоссе номер 1 верующих мусульман, направлявшихся в Иерусалим, что разозлило палестинцев. Утром в день марша ХАМАС уже угрожал ракетным обстрелом Израиля.

Только под этим давлением тогдашний премьер-министр Биньямин Нетаниягу наконец удовлетворил просьбы силовиков перенести марш от Шхемских ворот и мусульманского квартала в Еврейский квартал.

Решение было принято слишком поздно: во время марша из Газы в сторону Иерусалима была выпущена первая ракета, и в тот же вечер ЦАХАЛ начал операцию «Страж стен».

Проблема с маршем флагов, как и со многими другими вопросами, касающимися Иерусалима с 1967 года, заключается в символизме. Подобно ограничению возможности посещения евреями Храмовой горы или запрету палестинцам размахивать своим флагом на похоронах в Иерусалиме, символизм лишает лиц, принимающих решения, возможности принимать их обоснованно и взвешенно.

Дискурс вокруг Иерусалима настолько чувствителен и ядовит, что любое решение, ограничивающее свободу действий евреев или дающее чуть больше свободы палестинцам во имя сохранения безопасности, будет тут же трактоваться как капитуляция, потеря суверенитета в городе и неминуемый конец сионизма.

Даже любимец правых Нетаниягу подвергся резкой критике за решение немного изменить ход парада. Когда дело доходит до публичной дискуссии, у Бар-Лева нет другого выбора, кроме как одобрить марш, несмотря на присущие ему опасности. Расплачиваются, как обычно, иерусалимцы – и не только они.

Нир Хасон, «ХаАрец», И.Н. Фото: Оливье Фитусси √