Главный » Общество » Краткая история «брехни» : почему мы научились игнорировать правду

Краткая история «брехни» : почему мы научились игнорировать правду

Анлийское слово "bullshit" имеет множество значений и диапазон переводов колеблется от безобидной на вид брехни,  ерунды, фигни, чуши (собачьей) до полного дерьма (бычьего). Однако этот термин вошел в строгий академический лексикон еще в середине 80-х годов, когда знаменитый американский философ Гарри Франкфурт опубликовал работу под названием "О брехне: логико-философское исследование".

Тема правды и постправды, лживых новостей, а также явной брехни и далее по списку, является наиболее горячей в период выборов. Но выборы - лишь верхушка айсберга в которой это явление выступает в наиболее неприглядном виде.

В пятничном приложении "ХаАрец" было опубликовано большое эссе на эту тему социолога с мировым именем Эвы Иллуз, ныне преподающей в Еврейском университете, а ранее работавшей в Принстоне, Париже и Берлине.

Вот наиболее яркие фрагменты из этой статьи с некоторыми комментариями.

Ложь, правда и брехня - найдите отличия

Если ложь стала широко распространенной практикой в общественной жизни, то это потому, что она остается безнаказанной и часто кажется, что она приносит плоды.

Это уникальный исторический момент, который, похоже, меняет самые фундаментальные принципы Просвещения о моральной и политической ценности истины. Отсюда возникает вопрос: что случилось с западной культурой?

В конце концов, если лжецам так легко жить, это должно быть потому, что мы больше не ценим правду так дорого.

В работе «О брехне » Гарри Франкфурт определил ее, как новую форму знания. Для Франкфурта лжец и правдоруб принадлежат к одному моральному миру.

Лжец, утверждал он, очень заботится об истине; в этом смысле он находится в том же положении, как и тот, кто хочет сказать правду. Разница лишь в том, что лжец старается скрыть правду, которую он знает.

Оба этих привычных понятия были заменены новым, которое Франкфурт называет «брехней». То, что определяет ерунду - это форма речи, при которой говорящему больше не нужны ни истина, ни видимость говорить правду или ложь. «Брехня» выходит за рамки обычных забот об установлении правды, таких как историчность, факты, методы проверки и т.д.

Когда Нетанигу говорил, что иерусалимский муфтий спровоцировал Катастрофу или что телефон Ганца был взломан Ираном, он не лгал (Нетаниягу хорошо знает факты). Он знает, что это - неправда, и знает, что все знают - это неправда, но он говорит нечто, что сеет сомнения в рядовом избирателе. Он выступает в том речевом жанре, который не заботится об истине.

Есть два фактора нынешней ситуации, которая воздействует в направлении усилении "брехни". Как указывает Франкфурт, один из главных источников, порождающих ее, заключается в необычайном росте влияния СМИ. Сегодня смысл выступления состоит в том, чтобы высказать нечто независимо от содержания. Средства массовой информации порождают бесконечную болтовню, они создают чушь в виде мнений, прогнозов, анализа, развлечений.

Другой движущей силой является культ эмоций и «личной внутренней правды», охвативший западные общества. Однако человеческая природа весьма динамична. Другими словами, когда истина основана на эмоциях, полагает Франкфурт она приобретает характер относительности. «Я чувствую себя жертвой, поэтому я - жертва» - это предложение, которое звучит в актуальной культурной полемике.

Постмодернизм - как высшая стадия формализма

Выступив предтечей постмодернизма в своей статье «Кризис в культуре», философ Ханна Арендт утверждала, что в истине есть что-то принудительное. Это представление об истине, как о чем-то, что нам навязано, вызвано двойным импульсом. Первый утверждает, что все истины относятся к ценностям и точке зрения человека, предлагающего эти истины. Второй предполагает, что если вся правда относительна, нет никаких оснований отдавать предпочтение одной истине над другой.

Мысль о том, что существует много истин, а не только одна, и что в результате само понятие истины нуждается в разоблачении и демократизации, стала ключевым пунктом постмодернизма.

В конечном итоге постмодернисты договорились до того, что
понятие истины обслуживало исключительно нужды власти. И подобно власти истина была мужской, белой, европейской, колониалистской, гетеронормативной.

Классик постмодерна Жан Бодрийяр писал в своей последней книге « Воспоминания» (1980): «Истина - это понятие, от которого мы должны избавиться как можно скорее, как от недуга. Это единственный способ исцеления от этого. Тот, кто утверждает, что владеет истиной - потерпел поражение ».

Призыв Бодрийяра был услышан в мире: большая группа философов и социологов рассматривает истину, как примитивное убеждение, которого цивилизованный человек не должен придерживаться.

Когда это теория перешла из области философии в область политики и морали, ее проблематичность стала очевидной. Как писал другой известный американский философ Алан Блум в 1987 году в работе «Закрытие американского разума» ( или духа в других переводах), оспаривание ценности истины стало проклятием для американских студентов, поскольку никто никогда не мог быть уверен в том, что знает правду или владеет ею.

Быть по-настоящему демократичным и терпимым стало синонимом самоосвобождения от поиска истины.Если истина считается принуждением, какой смысл в выявлении лжецов? Если правда субъективна и принадлежит частным лицам, а не является общей ценностью, то она - истина и становится частным мнения в сферах факта и морали.

Постмодернизм затронул университеты, вошел в популярную полемику и распространился среди широких слоев населения, подрывая легитимность стремления к истине. "Альтернативные факты", которые широко использует Дональд Трамп, прямо вытекают из логики постмодернизма согласно которому правда зависит от ценностей, разделяемых субъектом.

Знание об игнорировании знаний

В итоге подобного развития событий появилась "агнатология"- отрасль науки, исследующей случаи намеренного распространения заблуждений. Примером может являться публикация научных исследований, базирующихся на неточных или ошибочных данных.

Этот термин был предложен Робертом Проктором, специалистом по истории науки и техники из Стэнфордского университета. Одним из классических примеров этого являются данные о здоровье.

Они имеют «эффекты» научной истины, но на самом деле крайне недолговечны и противоречивы. Сегодня нам говорят, что красное вино полезно, а на следующий день - что оно все- таки вредно. То же самое с яйцами, жиром и кофе.

В этом контексте мы привыкаем к идее, что данные и знания не обязательно представляют собой истину. Сюда хорошо укладывается история с данными об оружии массового уничтожения, которыми Джордж Буш и его госсекретарь Колин Пауэлл аргументировали вторжение в Ирак.

Сильный лидер для сильной страны или логика Санта Клауса

У агнатологии есть еще одна сторона, которая проистекает из влияния, которое маркетинг оказывает на широкий спектр социума.

Маркетинг основан на идее, что потребитель всегда прав, даже если его убеждения и желания основаны на ложных посылках. Политический маркетинг работает так же. Если люди хотят сильного лидера, кандидаты будут позиционировать себя на базе маркетинговых исследований.

Маркетинг использует то, что Бодрийяр назвал «логикой Санта-Клауса», которую можно определить следующим образом: мы не верим в это, но для нас это важно (как Санта-Клаус).

По логике в Санта-Клауса верят и не верят одновременно.

Например, избиратель догадывается, что Нетаниягу, вероятно, обманет его, но ему все равно, потому что ему нравятся сильные лидеры, и он хочет верить ему. Избиратель, знает, что Трамп живет в роскошном дворце и весьма далек от простых людей, но ему приятно думать, что он заботится о нем.

Постправда, как игнорирование плохих новостей

Понятие постправды было впервые введено в оборот сербско-американским драматургом и журналистом Стивом Тесичем.

Как писал Тесич, правдоподобие стало законным способом познания, которое не нуждается в фактах, а даже выдвигает факты, чтобы удовлетворить структуру правдоподобия. Вместо правды правдоподобие стало оружием, позволяющим избежать ответственности, создавать и обвинять врагов, сеять сомнения в отношении известных и согласованных фактов.

Другой феномен постправды проявляется в СМИ. В сфере СМИ новости - это плохие новости. Однако огромное количество истины ошеломляет нас и делает невосприимчивыми к ней. Все равно, как мы читаем «курение убивает», знаем, что это правда, но продолжаем курить.

Что есть истина?

Стремление к истине стала неприличным в престижных интеллектуальных кругах. Но есть разница между утверждением о том, что должна быть открыта единственная истина, и утверждением, что истина имеет значение, какой бы она ни была.

Методы представления истины могут измениться, но идея о том, что одни способы выяснить, что есть истина, лучше, чем другие - должна остаться неизменной. Но если истина, как культурный идеал, заброшена, зачем думать?

«Идеальный субъект тоталитарного правления, - писала Арендт - это не убежденный нацист или убежденный коммунист, а люди, для которых различие между фактом и вымыслом, и между истинным и ложным больше не существует."

С нашей точки зрения, автор в своем блестящим эссе несколько односторонним подбором примеров невольно добавляет аргументы в пользу постправды. Для иллюстрации «брехни» приводятся примеры только со стороны республиканцев (Трамп, Буш, Рейган) или лидера партии "Ликуд". А как же многочисленные примеры брехни со стороны демократов или партии "Авода" в Израиле? Чего стоит хотя бы история с йеменскими детьми, которая полвека отрицалась. Или феномен того же «не знаю, не помню» со стороны Эхуда Барака или Ицхака Герцога в деле «предвыборных объединений».

Добавим также, что в настоящее время активно разрабатывается теория эмоционального интеллекта, которая показывает, что эмоции могут служить основой для поиска истины. Например, современный философ Армен Тоугу написал ряд работ, касающихся развития чувства истины. А немецкий философ Рудольф Штайнер говорил, что, лишь овладев двенадцатью мировоззрениями, можно всесторонне решить вопрос об истинности того или иного утверждения.

Так что кризис истины — это скорее кризис традиционной научной картины мира, как она сложилась в начале XX века. И сегодня мир, действительно, стоит на пороге открытия новой истины, которая будет включать в себя не только сферу мышления, но также сферы чувств и воли.

Владимир Поляк, «Детали». Фото: Амос Бен-Гершом, GPO


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Американская компания Fisher Investments потеряла более 600 миллионов долларов из-за скандального вы ...

Следующий матч римлян в Лиге Европы пройдет с частичным закрытием трибун. ...

Полиция Германии провела обыски в квартире жителя Мёнхенгладбаха, который распространял в интернете ...

Председатель НДИ Авигдор Либерман заявил 16 октября, что его партия обратилась к «Ликуду» пять дней ...

Минздрав России заявил об увеличении средней продолжительности жизни в стране. ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend