Главный » Запад » Бизнес на крови: в мозгу у Трампа
Фото: Kevin Lamarque, Reuters

Бизнес на крови: в мозгу у Трампа

Кульбит, который президент США Дональд Трамп совершил на наших глазах, скорее всего, стал самым неожиданным событием на Ближнем Востоке за последнее время. Говоря иначе, это - своего рода сирена отбоя перед началом уже готовившейся атаки.

На первый взгляд, были подобраны все продукты в нужной пропорции, чтобы сварить необходимое кушанье, оправдывающее и способное спровоцировать американское военное нападение на Иран. Казалось, что в Заливе все очень быстро вскипело, и блюдо вот-вот будет готово.

Уже тогда, когда нефтяные танкеры, - саудовские, японские и другие, - были атакованы, обвиняющий перст указывал на Иран. Затем в картину «вписались» хуситы Йемена, поддерживаемые тем же Ираном: несколько раз они обстреляли аэропорты в городах Абха и Джизан на территории Саудовской Аравии. А затем последовало заявление Тегерана, что режим аятолл собирается сократить временной период, ограничивающий объем обогащения урана – на практике это означало нарушение ядерной сделки. Были и другие заявления, исходящие от иранского армейского командования и КСИРа, угрожавшие, что они без колебаний будут атаковать американские цели, если Иран подвергнется нападению.

Затем 20 июня утром наступил кульминационный момент: над Ираном был сбит американский беспилотник. Признана законность атаки, дано указание привести американские подразделения в боевую готовность, эскадрильи поднялись в воздух, и вдруг, - стоп! – отбой. Возвращаемся к исходной позиции.

Впрочем, по трезвому разумению становится понятным, что два фактора, оправдывающих начало американской атаки на Иран (танкеры и беспилотник), выглядят не слишком убедительно, что-то наподобие избушки на курьих ножках: косвенных доказательств недостаточно, чтобы развернуть военную кампанию, которая может обернуться региональной войной в мгновение ока. Что же касается сбитого беспилотника, то и здесь не наблюдалось единодушия во мнениях. Американцы утверждали, что он не вошел в воздушное пространство Ирана, а Тегеран настаивал, что вошел.

Третья сторона означенного треугольника – Израиль. Источники в системе безопасности считают, что Иран способен управлять своими «филиалами» в Сирии и в Ливане, будь то реакция в случае нападения на него, или как инструментами давления на американскую администрацию.

Однако израильское правительство, которое должно было встать на сторону Саудовской Аравии, находясь вместе с ним в одном стане противостояния Ирану, внезапно потеряло дар речи.

Трамп решил объяснить внезапную отмену атаки тем, что не захотел допустить убийства 150 мирных иранских жителей. Это объяснение, исполненное гуманности, должно было бы вызвать трепет наших нежных сердец, если бы не одно обстоятельство: это тот же самый Трамп, который по-прежнему вооружает саудовскую армию, уничтожающую тысячи людей в Йемене; это тот же президент, которого вовсе не тронул тот факт, что тысячи сирийцев и иракцев пострадали во время американских рейдов в войне против ИГ; это тот же человек, который равнодушно взирает на массу иммигрантов, пытающихся пробраться в его страну из Мексики. Но простите: разве заранее не было известно о возможной гибели ста пятидесяти человек, прежде чем Трамп собрался принять решение об атаке?

Впрочем, важен не только процесс принятия решений, - если вообще возможно понять, как Трамп их принимает, - но и последствия окончательного решения, которое касается конфликта в Заливе и за его пределами.

У американской администрации есть видение и желаемое представление о поведении Ирана, но нет стратегии для их реализации. Санкции Трампа против Ирана оказались самыми болезненными из того, что эта страна знала за всю свою историю, но через восемь месяцев после их введения Тегеран до сих пор не сломлен.

Безусловно, анализируя и интерпретируя ситуацию, эксперты укажут на огромные потери, которые несет Иран, скажут, что корпорации отказываются от инвестиций в иранскую экономику и большинство заказчиков нефти перестали покупать ее у Ирана. Но на данный момент нет точной оценки или какой-либо информации, которая могла бы пролить свет на то, сколько времени Иран сможет просуществовать в подобных условиях. Ирак Саддама Хусейна просуществовал более десяти лет в условиях режима куда более суровых санкций, чем те, что наложены на Иран, - и крушение наступило только тогда, когда Хусейн затеял полномасштабную войну. Нет никаких доказательств того, что Иран станет вести себя иначе. Но администрация США до сих пор не явила нам никакой стратегии своего поведения в условиях, когда Иран упрямо будет придерживаться своей политики и не согласится вести переговоры по новому ядерном соглашению; готовы ли Соединенные Штаты в этом случае начать военную кампанию за свержение режима?

Кажется, что решение Тегерана о преодолении ограничений ядерного соглашения может дать США и западным странам,  подписавшим его, повод для нападения на Иран. Но в любом случае, это потребует координации действий между сторонами, и весьма сомнительно, что она будет достигнута. Кроме того, вряд ли к таким действиям присоединятся Россия и Китай, преследующие свои собственные интересы.

Это правда, что международная антиамериканская коалиция, сложившаяся после выхода Вашингтона из ядерного соглашения, не произвела на Трампа никакого впечатления, но между чисто дипломатическим актом и войной существует фундаментальное различие. Однако и это не убедило Вашингтон.

Дилемма, которой следует руководствоваться в любой военной конфронтации, заключается в том, прибегнуть ли к серии атак, способных послужить своего рода «передачей посыла» противнику о своих намерениях или попридержать наступление в качестве крайней меры, но тогда уже начинать военные действия в полную силу. В других обстоятельствах реакция на инциденты в Персидском заливе могла носить чисто «хирургический» и одноразовый характер. Однако в этом регионе даже точечные «уколы» могут способствовать раздуванию межгосударственного конфликта, куда будут вовлечены многие страны. Похоже, именно это соображение, а не гипотетическая гибель 150 иранских граждан, остановила президента США от рокового шага.

Израиль обязательно скажет Трампу, что Иран воспримет отказ американцев от атаки, как их слабость, потому что таков Ближний Восток. Что касается Иерусалима, он упустил двойную возможность. Передать «острый посыл» Ирану; и это сделала бы Америка, а не Израиль. Но, даже, если этот посыл и передан, он не представляет собой линейный процесс, который обещает моментальный желаемый результат. Израиль хорошо усвоил это на других фронтах, так же как Соединенные Штаты усвоили этот урок на своем примере.

Цви Барэль, «ХаАрец», М.К. К.В. 

Фото: Kevin Lamarque, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Как сообщили 13 октября в полиции, 600 военнослужащих пограничной полиция (МАГАВ) будут размещены в ...

13 октября несколько тысяч берлинцев прошли маршем по германской столице в знак солидарности с жертв ...

13 октября во взрыве в машине легко пострадали 28-летняя женщина и ее двое детей, 4-летняя девочка и ...

Из Сирии, где вооруженные силы (ВС) Турции проводят военную операцию «Источник мира», в ближайшее вр ...

Сотни людей протестуют на шоссе №65 в районе Вади-Ара против продолжающего насилия в арабском сектор ...

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -18836

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -13

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -26

Send this to a friend