Фото: Leah Millis, Reuters.

Выборы в конгресс и ближневосточная политика Трампа

Политика на Ближнем Востоке вряд ли определит исход промежуточных выборов в США. Экономическое положение, перспективы, социальные и политические разногласия, раскалывающие Америку, и то, какими избиратели хотят видеть президента Дональда Трампа, более развязным или более сдержанным – вот чем будут руководствоваться те, кто направится на избирательные участки.

В то же время результаты выборов станут оценкой политики Трампа на Ближнем Востоке в первую половину его президентского срока, и, возможно, она повлияет на то, по какому пути пойдет президент в следующие два года.

По ряду вопросов Трамп добился хотя бы частичного успеха.

В Сирии американские и союзные войска почти завершили кампанию по уничтожению ИГ, а удары США по силам Асада после химических атак, похоже, удержали диктатора от использования этого оружия (хотя и не помешали другим зверским мерам против противников его режима).

Дипломатические маневры Трампа в отношении Ирана, выход из ядерной сделки,  наложение жестких односторонних санкций оказывают гораздо большее давление на экономику и режим Ирана, чем прогнозировали многие наблюдатели. Но когда в полной мере будет восстановлено нефтяное эмбарго, Иран ожидают удары посильней.

В Израиле, вследствие неизменной поддержки, которую президент США оказывает стране, его теплых отношений с премьер-министром Биньямином Нетаниягу, его решений относительно Ирана и переноса посольства США в Иерусалим, Трамп пользуется широкой популярностью.

На региональном уровне США поддерживают партнерские отношения с коалицией, в которую входят Израиль и ряд арабских союзников Америки, в том числе с Саудовской Аравией, ОАЭ, Египтом и Иорданией, и активно продвигают  нормализацию отношений между Израилем и арабскими государствами. Недавние дивиденды этой стратегии — визит Нетаниягу в Оман и выступления израильских  спортсменов в соревнованиях, которые прошли в ОАЭ.

Однако шаги в каждой из этих областях, несмотря на явный прогресс, носят неполный характер, и параллельно с ними взникают новые проблемы. Способность Трампа воспользоваться своими победами и продвигаться к достижению дальнейших целей будет проверена в 2019 году.

В Сирии в результате безжалостного подавления оппозиции режим Асада стабилизировался. Главным игроком стала Россия.

В целом Соединенные Штаты не предпринимают попыток повлиять на формирование послевоенной сирийской реальности, что вызывает вопросы о том, в какой степени они способны защитить свои и израильские интересы.

Что произойдет после того, как санкции нанесут еще один удар Ирану (а, скорее, ужалят его)? Будут ли США вести переговоры с Ираном по новому ядерному соглашению, и если да, какое соглашение будет считаться успешным? Каковы шансы на его достижение?

И если Иран выйдет из соглашения и возобновит работы по обогащению урана вплоть до  ядерного прорыва, как уже было в прошлом, прибегнут ли США к военному варианту или дадут зеленый свет Израилю?

Если у Трампа и есть ответы на эти вопросы, то каковы они — неизвестно.

Между тем усилия по разрешению израильско-палестинского конфликта, похоже, безнадежно буксуют. Трамп, у которого нет ни единого канала связи с одной из сторон, нет никаких перспектив для заключения сделки или даже проведения переговоров между нынешними лидерами, да еще с грядущими выборами в Израиле, Трамп может просто отказаться обнародовать свой план окончательного урегулирования.

Убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги, последовавшее за  неудачными шагами, предпринятыми Саудовской Аравией по отношению к Катару, Ливану и Канаде, а также изнурительная, сопровождающаяся чудовищными страданиями гражданского населения война в Йемене заставляют задуматься над вопросом: насколько надежен в качестве партнера наследный принц Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салман, который, как  предполагается, должен служить стратегической опорой возглавляемой США антииранской региональной коалиции.

Сможет ли Трамп продвигаться вперед при столь сложной повестке дня, сможет ли длительное время концентрироваться на этом вопросе? Внешнеполитические интересы президента сводятся к укреплению дружбы с российским президентом Владимиром Путиным и достижению ядерного соглашения с лидером КНДР Ким Чен Ыном. Затем он переключится на свою предвыборную кампанию. А в ближайшие месяцы специальный прокурор Роберт Мюллер может опубликовать отчет, который способен положить конец  пребыванию Трампа в Белом доме.

Чтобы отбросить назад ядерную программу Ирана и обеспечить надежное военное присутствие США в Сирии, которое послужит для дипломатического завершения гражданской войны, эффективно проводить политику кнута и пряника по отношению к палестинцам и вернуть их за стол переговоров, а также сохранить отношения с Саудовской Аравией, Трампу необходима поддержка конгресса. Если демократы будут его контролировать, то вовсе не факт, что они поспешат прийти на помощь Трампу.

Если же контролировать положение на Капитолийском холме будут республиканцы, у Трампа будет мало ограничений, если они будут вообще. Конфронтация с Ираном по полной программе, необузданные действия Саудовской Аравии, коллапс Палестинской автономии и Сирия, полностью контролируемая Россией – все может произойти.

Американцы часто выбирают разделенное правительство, чтобы сохранить баланс между политическими планами сторон. В случае с Ближним Востоком, где ситуация столь неустойчива, а решения США могут воспламенить ее или способствовать поддержанию относительного спокойствия, подобный подход, пожалуй, является самым мудрым.

Бывший посол США в Израиле Даниэль Шапиро, «ХаАрец», М.Р.

Фото: Leah Millis, Reuters.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend