Sunday 05.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Gerald Herbert AP Photo
    Gerald Herbert AP Photo

    Три способа испортить отношения Израиля с президентом Байденом

    Премьер-министр Биньямин Нетаниягу обычно объединяет «иранскую ядерную угрозу» со своими политическими кампаниями и личными перспективами.


    Нетаниягу не мог и мечтать о лучшей повестке дня, чем та, которая, как ожидается, будет доминировать во внешней политике США и политике Израиля в течение следующих двух месяцев. Для Нетаниягу это идеальный случай, ибо в следующие несколько недель администрация президента США будет проводить внутренние обсуждения, разрабатывать варианты политики и решать, вступать ли повторно в «ядерную сделку» с Ираном. А по другую сторону океана грядут очередные выборы в Израиле.

    Иранский вопрос – одна из трех областей потенциальных трений в отношениях Байдена и Нетаниягу в ближайшие месяцы. Две других – это расширяющиеся торговые связи Израиля с Китаем и извечный «израильско-палестинский конфликт» с его различными последствиями.

    Существуют две широко распространенных гипотезы о том, чем будет определяться начало отношений Байдена и Нетаниягу. Первая – внешняя политика в целом и Ближний Восток, в частности, не будут главными в повестке дня президента, поскольку Соединенные Штаты поглощены кризисом COVID-19 и его ужасными последствиями. Администрация будет уделять основное внимание мегакризису в экономике и здравоохранении.


    Второе предположение заключается в том, что Нетаниягу накануне выборов в Израиле и уголовного процесса по трем делам о коррупции будет активно стремиться к контролируемой конфронтации с администрацией Байдена по вопросам Ирана.

    Совершенно ясно, что Джо Байден намерен изменить курс внешней политики Трампа. Предполагать, что бывший председатель сенатского комитета по международным отношениям и бывший вице-президент не будет активно заниматься внешней политикой – нереально.

    Поэтому вполне ожидаемо, что Байден и его госсекретарь Энтони Блинкен потратят немало времени, энергии и политического капитала для  восстановления авторитета Америки и ее лидерства на мировой арене. Альянсы, многосторонность, международное сотрудничество – все эти понятия снова вошли в политический лексикон. На превосходстве Америке с 1945 года был построен мировой порядок – Pax Americana, – который Вашингтон разработал, поддерживал и управлял им, пока не появился Дональд Трамп.

    Именно в этом контексте – возврате Америки на мировую арену – и будут рассматриваться возможные конфликты с Израилем.

    В отношении Ирана почти все готово. Вашингтон взвешивает, как вернуться к соглашению 2015 года. Возврат к предыдущему статус-кво невозможен и нежелателен. Иран нарушил соглашение и возобновил обогащение урана, хотя и в меньших масштабах, чем до подписания соглашения. Возврат к прошлому может оказаться крайне трудным; отказ от возврата может привести к ядерному кризису.

    Как справиться с этой щекотливой ситуацией, полностью зависит от Нетаниягу, а не от Байдена. Тихий, скрытный, закулисный диалог с Байденом позволит ему внести свой вклад в соглашение и повлиять на его содержание. Громкая и конфронтационная кампания в стиле «Байден – это Чемберлен, а 2021 – это 1938 год» не принесет ему друзей в Вашингтоне, который сейчас находится под полным контролем демократов.


    Но это может послужить политическим целям Нетаниягу. Подобное случилось в марте 2015 года, за две недели до выборов в Израиле. Нетаниягу за спиной президента Барака Обамы договорился о выступлении перед конгрессом и агитировал против подписания сделки с Ираном.

    Помимо Ирана, наиболее вероятным источником напряженности является Китай. Израиль быстрыми темпами расширяет связи с Пекином. Вашингтон беспокоят огромные китайские инвестиции в объекты стратегической инфраструктуры: порт Хайфы, опреснительные установки, сотовые сети 5G и очевидное, хотя и в меньших масштабах, сотрудничество в сфере обороны. Это беспокоило администрацию Обамы и Трампа, а теперь встревожит и команду Байдена.

    В 1999 и 2000 годах Соединенные Штаты безжалостно и успешно оказывали давление на Израиль, чтобы тот отказался от продажи бортовых систем предупреждения и контроля Phalcon Китаю. К сожалению, Израиль согласился на требование Билла Клинтона и расторг сделку. Но Китай 2021 года – это не Китай 2000 года ни для США, ни для Израиля. Так что и здесь тоже высока вероятность серьезного обострения отношений.


    Наконец, извечный израильско-палестинский конфликт. Его очередной вспышки администрация Байдена, действительно, хотела бы избежать, как минимум на протяжении следующего года. В каком направлении двинется Вашингтон: возвращение к переговорам по модели двух государств для двух народов; процесс, основанный на «соглашениях Авраама», или что-то совершенно иное?

    Пока невозможно прогнозировать, будет ли администрация Байдена стремиться к последовательной политике в этом вопросе или после первых неудач сошлется на старое объяснение «Америка не может желать мира больше, чем другие стороны».

    В то же время продолжающаяся откровенная политика расширения поселений или возврат к идее аннексии, будь то в предвыборных целях или на самом деле, наверняка побудит Байдена к действиям. Дни хитроумной доктрины Трампа «два государства, одно государство – решайте сами» явно остались позади.

    Одно совершенно очевидно: все эти противоречия не обязательно должны привести к острому конфликту между США и Израилем. Все, что нужно – это здравый смысл, добрая воля и честность, чтобы не допустить полномасштабной конфронтации. Правда, послужной список Нетаниягу не дает оснований для оптимизма.

    Алон Пинкас, «ХаАрец», В.П. Фото: Gerald Herbert AP Photo˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend