Tuesday 30.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Iranian Presidency Office via AP
    Iranian Presidency Office via AP

    Третий вариант действий Израиля в отношении Ирана

    Бенни Моррис в своей недавней статье утверждал, что у Израиля есть два варианта – оба, по его признанию, ужасные – решения проблемы ядерной угрозы Ирана. Либо Израиль уничтожает ядерные объекты Ирана, что вполне может привести к войне, как с Ираном, так и с его сателлитами, либо примиряется с ядерным Ираном, с жизнью в его тени и риском ядерного удара.


    Но есть и третий вариант, который он игнорирует, – попытка заключения мирного соглашения между Израилем и Ираном, независимо от того, станет последний ядерной державой или нет.

    Варианты, которые перечислил и проанализировал Моррис, реалистичны и четко прослеживаются в существующей политической реальности. Третий вариант, мир с Ираном, представляется воображаемым, нереальным и утопическим. Тем не менее Израиль не может позволить себе такой роскоши, как его игнорирование.

    Во-первых, любой народ, который хочет жить, включая народы, полностью или частично окруженные врагами, должен иметь в виду не только сценарии конфликта, но и видеть на дипломатическом горизонте возможность заключения мира со своими врагами – не сейчас, но в какой-то момент в будущем. Во-вторых, с самого начала существования современного сионизма его политика характеризовалась не только ясным осознанием текущей реальности, но и элементами утопического мышления, суть которого была в неустанном стремлении к изменению существующей реальности.


    Это уникальное, присущее сионизму, сочетание реалистического и утопического подходов, которое специалист по истории сионизма профессор Йосеф Горный назвал «утопическим реализмом», полностью отсутствует как в анализе профессора Морриса, так и в политике Израиля в отношении иранской угрозы.

    Одной из уникальных характеристик исторического сионизма была его способность превращать в реальность то, что в любой конкретный исторический момент казалось утопическим видением. Действительно, то, что на первый взгляд кажется утопией, оторванной от текущей реальности, часто отражает подводное течение, глубоко скрытое в этой реальности, которое однажды, когда изменятся обстоятельства, поднимется на поверхность и станет актуальным. Ярким примером этого может стать продолжающийся конфликт между Ираном и Израилем.

    На первый взгляд, взаимная враждебность между Израилем и Ираном – это зияющая пропасть, перекинуть мост через которую невозможно. Но если посмотреть глубже, становится ясно, что эта враждебность проистекает скорее из рационального мира интересов и геополитической борьбы за власть, чем из религиозного фанатизма или идеологии.

    Несмотря на то что шиитские правители на протяжении истории часто изрядно отравляли существование своим еврейским меньшинствам, основной причиной ненависти Ирана к Израилю в настоящее время является не шиитская теология, а тот факт, что Израиль – самый верный союзник Америки в регионе. Соединенные Штаты – заклятый враг Ирана, и они честно заслужили это звание своим постоянным вмешательством во внутренние дела Ирана на протяжении второй половины прошлого века. Следовательно, если отношения между Америкой и Ираном когда-нибудь исправятся, это может благоприятно сказаться и на отношениях Ирана с Израилем.

    Очевидно, что любой сценарий, предусматривающий примирение между Ираном и «большим сатаной», каковым режим аятолл считает Америку, – не более чем  утопическое видение. Поэтому вариант мирного соглашения между Ираном и «малым сатаной», как аятоллы называют Израиль, лежит исключительно в сфере фантазии.

    Тем не менее само осознание того, что отношения между Ираном и Израилем зависят от фактора, в основе своей рационального и способного измениться – речь идет о геополитических интересах Ирана в отношении Америки, и, как и любой набор интересов, имеют тенденцию меняться со временем, может в долгосрочной перспективе способствовать продвижению будущего примирения между Израилем и Ираном.


    Это так, потому что понимание того, что наш враг, как и мы, руководствуется рациональными расчетами затрат и выгод, может поставить под вопрос демонизацию врага. А это – основное условие того, чтобы достижение мирного соглашения с нынешним заклятым врагом когда-нибудь стало возможным.

    В отличие от этого тон, которым в настоящее время Израиль говорит об Иране, что четко отражено в статье Морриса, изобилует огульной демонизацией и ультиматумами, вплоть до абсурдного представления Ирана – очень осторожной страны, которая склонна действовать против своих врагов косвенно, через свои прокси-силы, – страной, готовой совершить самоубийство, лишь бы нанести по Израилю ядерный удар.

    Существуют две причины, по которым такая демонизация излишня. Во-первых, она игнорирует конкретные факторы, обуславливающие враждебность Ирана по отношению к Израилю, и поэтому может ослабить способность Израиля здраво и взвешенно оценивать характер и размеры иранской угрозы. Во-вторых, эта демонизация, которая является почти идеальным отражением иранского языка «большого сатаны» и «малого сатаны» в отношении Америки и Израиля, способствует дальнейшему сползанию региона к тотальной войне без попыток начать диалог о примирении.


    Очевидно, что Израиль должен со всей серьезностью взвесить оба мрачных варианта, которые предложил в своей статье Моррис, и продолжать готовиться к возможному военному конфликту с Ираном. Но в то же время Израиль должен прекратить демонизировать Иран и в духе утопического реализма исторического сионизма обратиться к своему главному врагу на языке мира.

    Как ни удивительно, не исключено, что среди членов иранского истеблишмента действительно есть те, кто в глубине души ждет, когда Израиль протянет руку мира, и жаждет примирения между этими двумя древними народами ближневосточной цивилизации.

    Дмитрий Шумский, «ХаАрец», М.Р. На снимке: парад сил КСИР в Тегеране. Iranian Presidency Office via AP √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend