Третий фронт ультраортодоксов: государство намерено контролировать ГМАХи

Третий фронт ультраортодоксов: государство намерено контролировать ГМАХи

Беда, как известно, не приходит одна, и это подходящее описание состояния ультраортодоксального истеблишмента в наши дни. Ультраортодоксы, вынужденные одновременно вести борьбу на двух фронтах – призыв в армию и увеличение бюджета системы просвещения, наблюдают возникновение третьего фронта: введение ГМАХов под надзор Управления рынка капитала.

Один из фронтов, на котором ведут борьбу ультраортодоксы, – увеличение бюджета ультраортодоксальных учебных заведений, надбавка в рамках программы «Офек хадаш», которую министерства финансов и юстиции не позволяют утвердить. Дебаты по поводу «Офек хадаш» впервые привлекли внимание к законности финансирования ультраортодоксальной системы образования в целом еще до появления «Офек хадаш», а это уже экзистенциальная угроза с точки зрения ультраортодоксального общества.

Второй фронт – призыв в армию. На практике это экономическая проблема прекращения финансирования государством йешив. Судя по всему, до трети бюджета ультраортодоксальных учебных заведений находится под угрозой в соответствии с долей учеников, обязанных призваться в армию, но не призванных. Борьба за закон об освобождении ультраортодоксов от призыва в армию ставит их в прямой и острый конфликт с большинством населения Израиля, беспрецедентный конфликт, результаты которого до сих пор трудно оценить с точки зрения ультраортодоксальной экономики.



К этим двум основным фронтам в последние дни добавился третий фронт – фронт ГМАХов – фондов безвозмездной помощи евреям. В ближайшие дни Управление рынка капитала собирается опубликовать указ, запрещающий отмывание денег и финансирование терроризма ГМАХами. Это происходит с опозданием на пять лет и является результатом энергичных действий единственного и неповторимого председателя финансовой комиссии кнессета раввина Моше Гафни.

Гафни удалось на долгие годы отсрочить принятие закона о взятии ГМАХов под надзор, и только в 2019 году под угрозой того, что американцы заморозят банковские счета ГМАХов в США, если над деятельностью фондов не будет установлен надзор, закон был принят, хотя и с многочисленными послаблениями. Так, ГМАХи освобождены от назначения генерального директора, должны иметь минимальный акционерный капитал не более 5 миллионов шекелей, а фонды, чья основная деятельность связана с пожертвованиями, остаются вне закона. И все это с переходным периодом в три-пять лет. Вот так мы и дошли до того, что только в этом месяце выходит указ о запрете отмывания денег и финансирования терроризма ГМАХами.

Средство для отмывания капитала и уклонения
от уплаты налогов

ГМАХи – основные финансовые институты ультраортодоксального общества. Большинство из них представляют собой крошечные учреждения, управление которыми осуществляется добровольно и на основе личного знакомства членов общины. Это институты взаимного поручительства, в которые члены общины вносят деньги без процентов, чтобы предоставить источник помощи слабым членам сообщества. Члены общины могут получить кредиты от ГМАХа, которые они выплачивают беспроцентно. Таким образом, бедные домохозяйства могут получить капитал на свадьбы, бар-мицвы и даже на покупку квартиры. Все якобы делается в виде пожертвования и без процентов.

На практике значительная часть ГМАХов представляет собой учреждения, принимающие вклады: семья вкладывает деньги в фонд при рождении сына, а когда придет время, этот вклад даст им право получить кредит на его свадьбу. В этом процессе нет выплачиваемого процента, как и прямого права на внесенные деньги, но право получить кредит на основе вклада, сделанного 20 лет назад, существует – то есть это фактически вклад, а не пожертвование.

Поэтому очень важно следить за деятельностью ГМАХов из-за вопроса как их стабильности, так и отмывания денег и даже финансирования терроризма. Подозрения в том, что ГМАХи использовались как источник отмывания денег, возникали в США несколько раз, и всегда есть опасение, что это лазейка, приглашающая вора: к примеру, преступная организация может создать себе ГМАХ и управлять переводом средств под видом пожертвований без надзора. Закон запрещает банкам в мире и в Израиле управлять банковскими счетами ГМАХов без контроля за запретом отмывания денег, поэтому публикация указа имеет решающее значение для дальнейшей финансовой деятельности фондов взаимной помощи.

С публикацией указа, запрещающего отмывание денег и финансирование терроризма, ГМАХи впервые должны будут действовать в соответствии с правилами надзора, включая обязательство отчитываться перед Управлением рынка капитала.

Только со вступлением в силу указа ГМАХи «выйдут из тени» – соответственно, станут понятны масштабы их деятельности. Насколько известно, под действие указа подпадают около 200 фондов, объем активов большинства из которых составляет 100 тысяч шекелей в год, но есть и часть, объем активов которых превышает миллиард шекелей. Общий объем деятельности ГМАХов составляет, вероятно, 5 миллиардов шекелей в год.

Риск обрушения

Обязательная отчетность позволит выявить, есть ли у ГМАХов проблемная деятельность – уклонение от уплаты налогов или отмывание денег. Также она позволит выявить, есть ли фонды, особенно крупные с объемом деятельности более миллиарда шекелей, стабильности деятельности которых угрожает опасность. На сегодняшний день не известно ни одного случая коллапса ГМАХа, хотя в отсутствие надзора нет никакой возможности узнать, имели ли место подобные случаи. По мере того как ультраортодоксальное население увеличивается, а его экономические трудности возрастают, риск такого коллапса тоже растет.

Указ, запрещающий отмывание денег, требует от ГМАХов идентифицировать клиентов, определять их источники дохода и сообщать о подозрительных случаях. Поскольку большая часть ультраортодоксального общества бедна и переживает впроголодь, ультраортодоксам, видимо, нечего скрывать.

Тем не менее Гафни и главы ультраортодоксального истеблишмента изо всех сил боролись против закона, и есть подозрение, что они не оставят своих попыток даже после публикации нового указа. Почему? Возможно, потому что им есть что скрывать, возможно, потому что они боятся расходов, связанных с надзором, которые могут обременить небольшие фонды, а возможно, из-за концепции ультраортодоксальной автономии, которая противится любому вмешательству государства или закона в дела ультраортодоксального общества.

Мейрав Арлозоров, TheMarker, Ю.Л. Фото: Гиль Коэн Маген √

Новости

Родственники застреленного волонтера МАДА проводят демонстрацию
Волк укусил девочку, спавшую в палатке в парке "Мамшит"
Трамп: «События 7 октября могут закончиться мировой войной»

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ