Суббота 23.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    569338_Nature_Negev_flowers_Elyahu_Hershkovich

    Трехдневная рабочая неделя — это реально

    Люди во всем мире постепенно приходят к осознанию того, что капиталистический порядок, основанный на принципе извлечения прибыли больше не жизнеспособен. Согласно различным прогнозам, если мы не перестанем ставить во главу угла принцип извлечения прибыли в отношении работы, природы и общества, в ближайшем будущем нас ждет глобальный экономический спад и экологическая катастрофа.

    Мы склонны забывать, что момент переосмысления мирового порядка - это не только момент кризиса. Есть еще одна истина, о которой редко говорят: сегодня коллективные способности человечества привели к беспрецедентному богатству при меньшей численности рабочей силы.

    Даже если это богатство в широком смысле слова не разделено поровну, даже если энергия - скоропортящийся продукт, а количество пригодной земли   ограничено, можно сказать, что человеческое общество больше не определяется дефицитом ресурсов.

    В то же время богатство, которое мы создаем, зависит от экономического и политического порядка, который не способен удовлетворить нынешние потребности человечества и ставит под угрозу его дальнейшее существование. Это несоответствие зависит не только от силы существующей системы. Существует также слабость других политических и интеллектуальных проектов: ни кейнсианская экономика, ни политика идентичности, ни экологическая политика не предлагают адекватных альтернатив.

    На данный момент горизонт политических требований в Израиле не выходит за рамки возврата к рутине, существовавшей до коронавируса: вернуться к работе, вернуться в школу. Но мир, который мы знали в феврале 2020 года, не вернется. Нам нужно научиться выдвигать новые политические требования и использовать кризис для всеобъемлющего структурного изменения нашего образа жизни. Об этом говорит теория посткапитализма.

    Свобода — это осознанная необходимость

    Посткапиталистическое мышление предлагает ряд новых политических требований: разрыв связи между работой как необходимостью и формой вознаграждения, более короткую рабочую неделю, универсальный базовый доход, универсальное жилье, государственную медицину, демократизацию управления, совместное использование ресурсов и многое другое.

    Но главное - посткапитализм предлагает альтернативное мировоззрение, в основе которого лежат два исходных пункта: антропологический и политический. Как люди, мы сталкиваемся с необходимостью создания условий, которые делают возможными жизнь, как в физическом плане, так и в социальном. Чтобы обеспечить себе еду, воду, жилье, здоровье, путешествия, отдых и тому подобное, нам необходимо определенное время работать. Это время периодически изменяется в соответствии с потребностями человека и условиями производства. То есть нам необходимо время для работы, чтобы обеспечить себе свободу.

    Как говорят социологи, фактически весь общественный порядок основан на отношениях между необходимостью и свободой. Но если подумать об этом, то свобода и необходимость не противопоставлены друг другу, а взаимосвязаны: мы работаем, чтобы сделать возможными различные степени свободы.

    Посткапиталистическая теория предлагает разорвать связь между работой и удовлетворением основных потребностей, обеспечив всем универсальные услуги социального обеспечения. В таком мире у нас будет все, что нам нужно до того, как мы пойдем на работу. Но это не означает свободу от работы вообще, а свободу от работы как необходимости: то есть свободу от работы, которая требуется для поддержания физического существования. Таким образом, посткапиталистическое общество не приводит к «концу труда»; скорее, это сводит к минимуму труд как необходимость.

    Посткапитализм — это реально

    Согласно опросу, проведенному два года назад, оплачиваемая рабочая неделя в Израиле составляет в среднем 40,5 часа. Одна из целей посткапиталистической политики - сократить рабочую неделю до 32, а затем до 24 часов - всего три дня в неделю. Это стремление далеко не пустые фантазии. В Голландии средняя продолжительность рабочей недели уже составляет 29 часов. Европейские лидеры, фирмы и профсоюзы уже говорят о преимуществах четырехдневной рабочей недели после пандемии COVID-19.

    Укрепление существующих профсоюзов и создание сильных новых - это один из необходимых и проверенных способов сокращения рабочей недели. В таких странах, как Швеция, где профсоюзы сильны, нет опасений по поводу автоматизации или связанного с этим снижения доходов. Ведь для изменения системы также возникнут новые способы организации. Но кроме профсоюзов должны появиться и новые политические субъекты.

    Зачем сокращать рабочую неделю до трех дней вместо того, чтобы сокращать продолжительность рабочего дня? Пол Мейсон, один из теоретиков посткапитализма, отмечает, что требование трехдневной рабочей недели призвано сместить баланс между работой и свободой в пользу свободы.

    При новой системе в таких понятиях, как «работа» и «досуг», происходят существенные изменения. В существующем мире мы думаем о досуге как о времени, которое остается после работы, и по большей части стараемся использовать его для отдыха в широком смысле. В посткапиталистическом обществе, где основной категорией нашей жизни является свободное время, смысл работы меняется. Работа становится своеобразным "налогом на свободное время" или национально-глобальной услугой. Таким образом, свободное время становится центральной ареной человеческой жизни. Алекс Уильямс и Ник Срничек в книге «Изобретая будущее: посткапитализм и мир без работы» пишут, что работа по необходимости преследует одну цель, а именно увеличить количество свободного времени и его качество. Мы будем работать три дня, чтобы четыре были свободны.

    В посткапиталистическом обществе возникнут две разные экономики, два уклада жизни, хотя, естественно, они будут взаимосвязаны. В одном укладе мы организуем работу как необходимость для удовлетворения наших изменяющихся потребностей как общества, в то время как в другом порядке мы свободны от работы как необходимости, но в то же время достаточно богаты в социальном плане, чтобы пользоваться услугами государства всеобщего благосостояния и реализовывать личные и общественные потребности.

    В первую очередь, мы мирно расстаемся с деструктивной капиталистической системой «каждый сам за себя». Вопрос здесь не в том, что я могу получить для себя в обмен на минимум работы и усилий, а в том, что нужно делать каждому, чтобы расширить сферу свободы каждого из нас. Это будет один из организационных вопросов новой политики. В основе первого уклада будет стремление автоматизировать все, что можно и нужно автоматизировать. Тогда как во втором порядке люди будут освобождены от зависимости от извлечения прибыли, с одной стороны, и создания предметов первой необходимости, с другой.

    Удовлетворение и смысл работы никуда не денутся; они обретут новую жизнь, потому что работа в рамках этого нового порядка в той мере, в какой мы хотим ее выполнять, будет сама по себе наградой, а не подчиняться принципу получения прибыли. Отношения между двумя порядками будут диалектичны и динамичны, потому что то, что сегодня является личным увлечением человека в одном укладе, завтра является потребностью всего человечества по отношению к другому укладу.

    Мы живем в кризисные времена, но это и возможность начала нового политического и интеллектуального проекта, как в Израиле, так и на международном уровне. Нам нужно начать серьезно задавать вопросы не только о том, как искоренить зло нынешней системы, но и о том, что составляет достойную жизнь, основанную на свободе и равенстве, и не останавливаться, пока мы не воплотим эту идею.

    Кфир Коэн-Люстиг, "ХаАрец", В.П. Фотоиллюстрация: Элиягу Гершкович
    Автор - старший научный сотрудник Института Ван-Лира (Иерусалим)

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend