Трамп – Эрдоган: что будет дальше

На минувшей неделе турецкие СМИ подвергли критике эмира Катара шейха Тамима Бин Хамада Аль-Тани за то, что он не проявил готовности поддержать Анкару в сложном положении, в котором она оказалась из-за обострения отношений с США.  «Турция бросилась на выручку Катару, когда Саудовская Аравия наложила бойкот. Мы отправили в Доху сотни транспортных самолетов с продуктами и товарами, — говорится в статье, опубликованной в турецкой газете «Ткавим». – А теперь Катар закрывает глаза на наши проблемы и не предоставляет Турции политической и гуманитарной поддержки».

Шейх Тамим не остался равнодушен к критике. В конце  недели он прибыл в Анкару не только для того, чтобы продемонстрировать свою поддержку президенту Реджепу Тайипу Эрдогану — он также взял на себя обязательство инвестировать в проекты в Турции 15 миллиардов долларов. Известие об этом сразу привело к росту курса турецкой лиры. Не исключено, что этот жест правителя Катара поможет  Эрдогану вновь обрести доверие населения Турции.

Шаг Катара имеет большое значение. Он, конечно, не подпитывает турецкие валютные резервы, но обретает статус некоей финансовой гарантии и позволит Турции (по крайней мере, сейчас) не обращаться в МВФ с просьбой о предоставлении кредита. Утверждение такого кредита от МВФ требует американского одобрения, а ввиду кризиса в отношениях между двумя странами, последнее, чего хочет Эрдоган, — это дать Трампу больше шансов поставить лидера Турции на колени.

Действительно, в 2017 году Турция помогла Катару обойти санкции, введенные Саудовской Аравией, ОАЭ и Египтом против Дохи, и даже создала на территории эмирата военную базу. Эти меры еще больше оттолкнули Турцию от проамериканской арабской коалиции и обозначили ее как часть блока, в который входят Иран, Ирак, Ливан и Катар. Это страны, которые уже объявили, что не намерены поддерживать санкции США против Ирана и поэтому открыто позиционируют себя как противники Саудовской Аравии и ОАЭ.

Десять лет назад Эрдоган ввел термин «нулевые проблемы с соседними государствами» как лейтмотив его внешней политики. Однако президент не впервые оказался в ситуации, когда у Турции есть немало проблем с несколькими соседями и очень много проблем со многими соседями. Конечно, экономический кризис в Турции  оказывает негативное влияние на мировые рынки и дестабилизирует ситуацию в регионе. Но он также указывает, что не менее важно, на непредсказуемость и изменчивость американской внешней политики.

Дональда Трампа рассердил отказ Эрдогана освободить священника Эндрю Брэнсона, который два года удерживается в Турции по подозрению в соучастии в попытке государственного переворота и в «поддержке террористической организации». Кроме того, соглашение о покупке Турцией у России зенитно-ракетных комплексов С-400 вызвало бурю в Вашингтоне, а также в государствах-членах НАТО. Заявление Турции о том, что она не поддержит санкции в отношении Ирана, также не способствовало улучшению отношений с Белым домом, а сотрудничество Анкары с Москвой и с Тегераном в урегулировании кризиса в Сирии еще больше отодвинуло Вашингтон от участия в политическом процессе на Ближнем Востоке.

Эрдоган со своей стороны утверждает: если США стремятся к демократии, они не должны добиваться, чтобы тот, кто подрывает демократически избранный режим, избежал тюрьмы. Весьма наивное утверждение, если иметь в виду, что Эрдоган уволил, велел арестовать и держать под стражей около 150 000 госслужащих и прочих граждан Турции (офицеров, учителей, судей, журналистов, преподавателей вузов) по подозрению в причастности к попытке государственного переворота. Но Эрдоган не признает это противоречие, и он ожидает, что такие друзья, как Трамп или канцлер Германии Ангела Меркель примут его подход. Но они критикуют его за колоссальные нарушения прав человека, что автоматически превращает этих политиков, в глазах Эрдогана, во врагов Турции.

Президент США ввел пошлины на импорт металлов из Турции. Эрдоган не остался в долгу и повысил пошлины на импорт американских автомобилей и прочих товаров. Теперь уже Трамп должен будет отреагировать на «турецкую наглость», а когда речь идет о нынешнем хозяине Белого дома, даже трудно предположить насколько жестким будет этот ответ.

В июле руководители стран НАТО встретились в Лондоне. Трамп с гневом говорил о том, что европейские участники альянса не отвечают на его призывы увеличивать расходы на оборону. Повернувшись к президенту Турции, Трамп добавил: «Кроме Эрдогана. Он идет верной дорогой» — после чего дружески ткнул турецкого лидера кулаков в грудь.

Всего месяц спустя приятельские тычки превратились, если можно так выразиться, в увесистые пинки под зад. Вероятно, так это происходит между друзьями.

Цви Барэль, «ХаАрец»    Д.Н. Фото: Joshua Roberts, REUTERS


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend